Национальный научно-практический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева — это уникальное учреждение, где оказывается специализированная высокотехнологичная медицинская помощь детям из всех субъектов РФ. Основной задачей центра является не только эффективное лечение в стационарных и амбулаторных условиях, но и разработка и внедрение единых международных протоколов терапии заболеваний крови, злокачественных новообразований, патологий иммунной системы и других тяжелых недугов.

О том, как информационные технологии помогают в решении этих задач, рассказывает Алексей Павлюк, начальник отдела развития информационных технологий ННПЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева.

PC Week: Как вы оцениваете уровень использования ИТ в медицине в России?

Алексей Павлюк: Мы пока отстаем от наших зарубежный коллег, но стараемся сократить разрыв. Например, наш центр обменивается опытом с зарубежными медицинскими учреждениями. Это невозможно без ИТ, начиная от применения инфраструктурных решений и заканчивая аналитическими программами, статистическими программами обработки данных и т. д.

Сейчас на базе рентгенологического отделения проводится совместное исследование в области лучевой диагностики и гистологии с Национальным онкологическим центром Японии, одобренное руководителями наших стран, обсуждаем редкие, интересные случаи.

Идея состоит в улучшении научных результатов в области лечения онкологических и гематологических заболеваний. Недавно состоялась видеоконференция, в ходе неё специалисты рассматривали результаты магниторезонансной томографии пациента с лимфомой почки, которому накануне была произведена операция.

PC Week: Значит, имеется финансирование, которое позволяет это делать?

А. П.: Да, есть государственное задание и финансирование по ОМС. У нас также есть хоть и небольшое, но целевое финансирование на научные исследования.

PC Week: Какие вообще задачи стоят перед вашим центром? И какие задачи автоматизации с этим связаны?

А.П.: Есть две основные задачи. Первая — клиническая. В Центре получают лечение пациенты с различными онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями. Наш центр является национальным, поэтому дети к нам поступают из всех регионов. К нам поступают дети с самыми сложными случаями.

В ходе лечения детей мы решаем медицинские задачи, которые подразделяются на диагностические (это УЗИ, методы лучевой и ядерной медицины, лабораторные исследования) и непосредственно сам медицинский процесс, в ходе которого используются ИТ для сбора статистической информации, автоматизации консультативного и приемного отделении, ведения протоколов лечения, управления финансами.

Другая большая задача — проведение научных исследований, включая апробацию протоколов лечения, разработку новых препаратов, изучение генома и т. д. Там очень много направлений.

PC Week: Какие ИТ-решения задействованы в этих процессах: инфраструктурные, прикладные и т. д.?

А. П.: У нас есть центр обработки данных, который включает систему хранения и обработки данных. Есть сетевая инфраструктура с развитой Wi-Fi-сетью. Система видеоконференцсвязи служит для обеспечения мультицентровых исследований и телемедицинских конференций. В качестве рабочих станций врачей у нас в основном моноблоки Apple.

В ЦОДе используются серверы и системы хранения IBM, а также система виртуализации VMware. Дата-центр у нас разнесен в два корпуса, а для обеспечения отказо- и катастрофоустойчивости применяется система HyperSwap. Мы перешли на нее в этом году, чтобы, во-первых, оптимизировать затраты на резервирование; во-вторых — повысить отказоустойчивость и доступность информационных систем, размещенных в центре обработки данных. Эта система обеспечивает совместно с инфраструктурой виртуализации VMware отказо- и катастрофоустойчивость дата-центров и систем хранения, позволяет в случае отказа одной из систем хранения или целиком серверной продолжить бесперебойную работу пользователей с информационными системами.

Наша сетевая система безопасности также включает удостоверяющий центр для выдачи ключей электронной подписи. Дело в том, что мы внедрили подписание первичных документов электронной подписью и в этом году, думаю, полностью перейдем на электронный документооборот.

PC Week: Законодательство позволяет? Не требует бумажной подписи?

А. П.: Позволяет — кроме медицинских документов. Технически мы уже к пришли к безбумажному документообороту и теперь стремимся к этому юридически.

PC Week: Что вы смогли автоматизировать в такой специфической и сложной области, как ваша?

А. П.: У нас автоматизированы практически все задачи. Возьмем лабораторные исследования. У нас шесть лабораторий: клинико-диагностическая, бактериологическая, цитогенетическая, лаборатория молекулярной биологии и лаборатория патологической анатомии и гистологии.

В них все лабораторные процессы автоматизированы с помощью лабораторной информационной системы. Но процессы везде различаются, поэтому в разных лабораториях она организована по-разному. Используются разные подсистемы, которые собирают информацию с приборов, заносят ее в базу данных, обрабатывают и потом получают результаты и загружают их в систему.

Также имеются статистические и аналитические модули для построения отчетов. Данные, полученные в ходе исследований, также попадают в медицинскую информационную систему, а обратно передаются заключения по результатам исследований.

PC Week: Какой софт при этом используется? Вы его сами разрабатываете или готовый покупаете?

А. П.: Что-то покупаем. Так, в лабораториях бактериологии и молекулярной биологии используется зарубежная информационная система, а для решения специфических задач разрабатываем сами. Доли своего и покупного ПО примерно одинаковые

Зачастую нам приходится разрабатывать самим, потому что рыночный софт, как российский, так и зарубежный, не всегда отвечает тем требованиям, которые предъявляются конкретной лабораторией. Ведь лабораторные процессы многогранны, их очень сложно автоматизировать.

Например, в цитогенетической лаборатории применяются ручные методики и одно исследование может продлиться один цикл, а может пойти на второй, на третий, на пятый, пока доктор своими глазами не увидит то, что нужно. Все эти процессы нелинейные, поэтому для некоторых лабораторий создаем софт сами. У нас есть штат специалистов, которые могут разрабатывать и дорабатывать. Информатизация лабораторий — это целый блок прикладного ПО.

PC Week: Где еще используются ИТ?

А. П.: Второй блок предназначен для отделения переливания крови, которое занимается заготовкой, процессингом, переливанием крови и трансплантацией компонентов костного мозга. Там очень много нюансов, и мы используем собственное ПО.

Также у нас есть свой софт, который позволяет вести информацию о доноре от его регистрации до выдачи непосредственно компонента в медицинскую информационную систему для переливания ребенку.

При этом предусмотрена интеграция с информационной системой Федеральной службы крови для обмена информацией по донорам. Это позволяет лишний раз не делать дорогостоящую процедуру проверки, а загрузить данные этого донора и посмотреть, были ли у него отводы. А если у нас появляется новый донор, мы передаем сведения о нем в систему службы крови.

Третий блок — инструментальные исследования, для которых используется радиологическая информационная система CGM Netraad компании CompuGroup Medical, служащая для автоматизации процессов назначения на исследования, такие как МРТ, КТ, методы ядерной медицины MBN, ультразвуковая диагностика, эндоскопические исследования, ЭКГ.

Врач может зайти в планировщик расписания и запланировать исследование, потом задание стандартным образом попадает в рабочий список и автоматически передается на оборудование. После этого лаборант видит его на оборудовании и проводит исследование. А результат возвращается специалисту, который в своем модуле подготавливает заключение, и оно передается в медицинскую систему. Врач видит заключение уже в самой системе. Там же есть ссылка, и он может перейти в радиологическую систему, чтобы посмотреть снимок, если что-то непонятно.

PC Week: А как насчет единой медицинской системы. Она у вас есть?

А. П.: Конечно. Это самый главный блок. Медицинская информационная система состоит из нескольких структурных модулей. Один выполняет задачи автоматизации всех процессов: от приема пациентов и заведения личной карты с персональными данными до назначений, выписок, проведения терапии, протоколов, расписания контроля и т. д. В этот модуль передаются все данные со всех исследовательских систем.

Правда, различные системы используют разные протоколы обмена, и нам приходится кое-что дорабатывать. Но это необходимо, так как лечащий врач должен непосредственно работать с одним инструментом, имея доступ ко всем данным, а не входить в различные системы, чтобы там все собирать.

Есть также модуль консультативного отделения, предназначенный для записи на консультации и хранения данных о назначениях, расписании врачей и т. д.

Следующий модуль служит для сбора статистических данных. Мы ведь сдаем необходимую статистику в Министерство здравоохранения. Имеется финансовый блок, предназначенный для поддержки нашей внебюджетной деятельности. И наконец, есть модуль для учета препаратов и назначений.

PC Week: Это все ваши основные ИТ-блоки?

А. П.: Да, что касается медицины. Но мы еще занимаемся реабилитацией. Для этого служит отдельный блок. Реабилитация очень важна для детей, родителей, для семьи заболевших. Когда после лечения ребенок входит в стадию ремиссии, то реабилитация не просто необходима, а жизненно важна. За рубежом это уже давным-давно поняли, а у нас почему-то еще не уделяют достаточно внимания.

Статистика обычно ведется только во время лечения. А когда ребенок уехал наблюдаться по месту жительства, информации по нему нет. Другими словами, реабилитация заключается не только в том, чтобы сделать массаж, научить ребенка ходить, мышцы в тонус привести. Это — очень важный момент и очень недооцененный у нас в стране. Руководство нашего центра придает этому большое значение.

PC Week: С самого начала организации Центра?

А. П.: Да, у нас всегда было отделение реабилитации. А в 2014 г. нам передали реабилитационный центр в Чеховском районе, куда со всей страны едут дети. Ведь реабилитация — это третий этап лечения, который может длиться всю жизнь.

Автоматизацией этого подразделения мы занялись в 2015 г. Там большая территория, и необходимо было связать много отдельных зданий — хозяйственных, административных, лечебных. За два года удалось полностью построить сеть, сделать небольшую систему хранения с серверами, реализовать систему безопасности и автоматизировать прием пациентов и распределение на процедуры.

В лечебно-реабилитационном центре «Русское поле» мощный блок для оценки различных функций человеческого организма, например когнитивных, опорно-двигательного аппарата и др.

PC Week: В этой области тоже ИТ помогают?

А. П.: Там используется различное специальное оборудование, которое должно быть связано сетью. Сейчас мы этим занимаемся.

Процедура должна быть следующая: ребенок поступил, прошел тестирование с использованием специализированного диагностического оборудования, с оборудования результаты поступили в информационную систему, происходит их обработка и анализ, на основании анализа составляется план реабилитации пациента. После проведенного курса реабилитации пациент вновь тестируется, также происходит анализ данных, полученных с оборудования, и пациенту при выписке выдаются рекомендации по дальнейшей реабилитации Когда ребенок приедет в следующий раз, все эти данные будут привязаны к его ID и следующий этап начнется уже не с нуля. В результате врач будет понимать, на что обратить внимание, какие процедуры ему назначить и для чего.

PC Week: На каком этапе сейчас эта система?

А. П.: Идет работа. Есть поручение президента нашему центру создать федеральную систему реабилитации. Но чтобы ее выстроить, нужно решить много вопросов, в том числе обеспечить обмен информацией с внешними информационными системами.

PC Week: С внешними госсистемами?

А. П.: Конечно! Но такой возможности пока нет, и мы пока локально стараемся закрыть эти моменты своими силами, а параллельно пытаемся получить финансирование на создание единой общероссийской системы для реабилитации детей с онкологическими и гематологическими заболеваниями.

PC Week: Какие передовые ИТ вы используете? Можете привести пример?

А. П.: С недавнего времени у нас работает система обработки медицинских изображений Hermes компании Hermes Мedical Solutions, которая позволяет врачам-радиологам выполнять визуальную, количественную или полуколичественную оценку исследований ядерной медицины, как то ОФЭКТ/КТ и ПЭТ/КТ, полученных на оборудовании различных производителей. Это оказалось очень важным для нас, так как нашим врачам необходимо выполнять сравнения с исследованиями, выполненными пациенту по месту жительства (например до начала терапии). Данный софт дает как возможность работать с любыми изображениями ядерной медицины, так и возможность количественной и полуколичественной оценки, что очень важно для научной работы.

Это очень узкая область, и в нашей стране ей не уделяют много внимания, возможно из-за недостаточно проработанности юридических аспектов. Ведь для проведения этих исследований необходимы радиационные фармпрепараты, а их производство, хранение и т. д. имеет некоторые юридические тонкости.

Продукт для диагностики мы выбирали несколько месяцев. Рассматривали решения ведущих производителей диагностического оборудования для ядерной медицины. Мы были укомплектованы одной рабочей станцией, на которой мог работать один врач, и главной его задачей было выполнение текущих клинико-диагностических задач. С ростом количества исследований и научных задач центра у нас возникла потребность в увеличении рабочих мест. Поэтому встал вопрос, что же делать: покупать еще одну, две рабочие станции? Но это стоит баснословно дорого. Правда у некоторых поставщиков есть облачные решения, но они работают только с оборудованием этого вендора. Такой вариант нам не подходил. Еще раз повторюсь, мы затратили достаточно большое время именно на выбор продукта, так как хотели получить максимум при относительно небольших вложениях. Совместно с врачами наш выбор пал на систему Hermes, которая используется во многих ведущих онкологических центрах Европы и Америки. После успешного внедрения у наших докторов появилась возможность выполнять всю необходимую научную и клиническую работу.

PC Week: Как организовано финансирование этого проекта?

А. П.: Сложно организовано — в несколько этапов. Hermes покупался как научная система, которая должна способствовать улучшению процесса лечения. Наш проект — первое внедрение этого продукта в России.

PC Week: Как проходил этот проект? Были ли проблемы?

А. П.: Важным преимуществом оказалась простота внедрения этого продукта. В общей сложности на это потребовалось три дня. В настройке системы нам помогал специалист из Швеции. Внедрение завершилось в ноябре прошлого года.

Мы развернули сервер с указанными характеристиками (можно использовать как физический, так и виртуальный сервер), предоставили доступ к нему с конкретных станций. Теперь после проведенного исследования снимки передаются в хранилище изображений (PACS), причем на два IP-адреса: и в хранилище самого Hermes, и в основной PACS-архив для хранения изображений. Если нужно просто посмотреть снимок, его достают из PACS-архива. Если проводится научное исследование, работают со снимками из хранилища Hermes, чтобы не было потери необходимой информации.

PC Week: Потребовалось ли обучение пользователей?

А. П.: Да, за пару дней двух врачей обучил специалист разработчика. А сейчас подготовкой людей занимается уже заведующий отделением Юрий Ликарь. К тому же вендор готов помогать в обучении и решении вопросов в течение годового гарантийного периода. Для связи предусмотрен удаленный доступ по защищенному каналу. Но за все это время они ни разу не подключались, так как мы все сделали своими силами.

PC Week: Какие у вас планы развития системы?

А. П.: Есть планы создания центра ядерной медицины, где будет реализован полный цикл, начиная от производства и заканчивая применением радиофармпрепаратов. С прицелом на это мы и выбирали Hermes, потому что этот продукт масштабируется и нам не придется покупать дополнительные модули, достаточно будет приобрести лицензии для новых пользователей. А если понадобится диагностическое оборудование, то не нужно будет тратить деньги на рабочие станции, так как Hermes не зависит от оборудования. Это просто колоссальная экономия.

PC Week: А сейчас у вас на сколько пользователей лицензия?

А. П.: У нас лицензия на трех пользователей, собираемся увеличить их число до пяти. Плюс у нас еще не все научные лицензии раскрыты, т. е. есть возможность расширения функционала, но мы пока до этого просто не дошли.

В Hermes предусмотрен единый научный портал, который можно использовать для научных исследований в области ядерной диагностики: передавать данные, обсуждать, на основании этого писать статьи, использовать материалы и расчеты этого международного портала. Но это пока в планах. Когда мы полностью освоим весь функционал этой системы, то, наверное, перейдем на следующий уровень.

PC Week: Какие задачи будет решать планируемый центр ядерных исследований? В чем будет заключаться роль такого центра?

А.П.: Цель одна ‒ помогать детям выздоравливать. Роль центра ядерной медицины, кроме выполнения ежедневных исследований — имеющих очень большое диагностическое значение, в возможности выполнять исследования с новыми «таргетными» радиофармпрепаратами и создании диагностических протоколов в детской практике. Во-вторых, мы сможем расширить направление диагностики используя методы ядерной медицины в имеющемся у нас Центре компетенций, в который врачи приезжают на обучение.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)