О рынке систем класса Enterprise Asset Management (EAM), реализующих управление активами компаний, о разных конфигурациях их внедрения на промышленных предприятиях, о преимуществах и недостатках каждого из подходов мы беседуем с представителями компании RedSys: директором департамента развития Николаем Кузнецовым и главным аналитиком центра отраслевых и бизнес-решений Дмитрием Мелешкиным.

Что можно сказать об особенностях российского рынка EAM-систем в целом?

Николай Кузнецов: Ни для кого не новость, что неким ядром автоматизации промышленных предприятий в настоящее время являются системы класса ERP. Известно также, что их внедрение на российском рынке достигло определённой зрелости, и это позволяет заказчикам ясно видеть их многочисленные возможности и преимущества, расширяя их при необходимости. Если, однако, сосредоточить внимание исключительно на ERP-системе, то все более рельефно становятся видны ограничения на пути дальнейшего повышения эффективности бизнеса. Как следствие, в ландшафте российских предприятий (особенно крупных) появляются специализированные системы, решающие узкие отраслевые задачи. Более того, рынок уже вполне осознал, что ERP-системы — это прежде всего инструмент финансового менеджмента внутри компании. Поэтому наметилась тенденция выделения ИТ-функций, связанных с оперативным управлением какими-либо ресурсами, в отдельные системы.

Все это касается общих трендов корпоративной автоматизации, если же говорить конкретно про EAM-системы, то, с одной стороны, они полностью укладываются в данный тренд. Ведь промышленное оборудование — это и есть один из важнейших видов активов, которым необходимо управлять, и далеко не только в контексте финансовых потоков. Речь здесь идет об управлении обслуживанием и ремонтами (хотя на самом деле функции несколько шире), и это во многом вопросы, которые необходимо решать непосредственно на уровне производства. Но с другой стороны, в отличие от многих узкоспециализированных систем управление промышленными активами — это функционально емкая и очень значимая в масштабах всего предприятия сфера, затрагивающая деятельность многих его подразделений, равно как и интересы высшего руководства. По уровню этой значимости ее можно даже поставить рядом с ERP.

Функции EAM часто присутствуют внутри самих ERP. Но вместе с этим рынок предлагает заказчикам специализированные EAM-системы, и одной из ведущих компаний, которая реализует данные предложения, как раз является RedSys. Таким образом, перед заказчиками, вплотную столкнувшимися с необходимостью внедрения EAM-функционала, стоит непростая дилемма: развертывать ли его на базе ERP или делать ставку на отдельно стоящую EAM, добавляя таким образом еще одну систему в корпоративный ландшафт?

Что в этом случае можно сказать о перспективах внедрения EAM в составе ERP?

Дмитрий Мелешкин: Если заказчики задумываются о внедрении специализированной системы, апологеты ERP часто запугивают их сложностями интеграции со сторонними системами. Эта «страшилка» имела под собой объективную почву лет десять-пятнадцать назад, когда технологический фундамент для интеграции был недостаточно проработан и не стандартизирован. Теперь все изменилось, и мы как крупный ИТ-интегратор можем это с полной ответственностью констатировать. ИТ-интеграция, которая, кстати, потребуется и в случае расширения ERP-функционала, и при внедрении отдельной EAM-системы, сейчас не является проблемой.

Основной вопрос состоит в том, что внедряя EAM в составе ERP мы, как правило, имеем множество функциональных «завязок» с другими модулями. Проблема эта весьма общая и хорошо известная. Касается она не только связки ERP+EAM, но поскольку EAM — сама по себе система с внушительным функционалом, то здесь она встает особенно остро. В этой связи можно упомянуть, например, модули основных средств, логистики, HR и некоторые другие. Разумеется, речь идет также и о многочисленных справочниках, хранящихся в ERP-системе. В результате, скажем, главный инженер предприятия, который, наверное, в наибольшей степени нуждается в EAM-функциях, вынужден ждать несколько лет, пока внедрение ERP в целом не достигнет в компании того уровня, когда можно будет приступать к развертыванию функций EAM. И это не говоря уже о трудностях самого внедрения.

Еще одна особенность кроется в самой идеологии построения ERP. Как я уже говорил, это прежде всего системы управления финансами, а в EAM ключевой акцент делается все-таки на другом. Данная система, если угодно, — один из ключевых потребителей сугубо производственной информации, а с финансами ее обработка обычно связана очень опосредованно. Именно поэтому интеграция по типу АСУТП+EAM весьма востребована на практике. Кроме того, оперативное обслуживание производственного оборудования (как, впрочем, и любых материальных объектов вообще) часто требует объективной фиксации ряда моментов, не связанных с формально проводимыми бизнес-транзакциями. Например, работу необходимо организовать так, чтобы в любой момент быть уверенным, что информация об обслуживании не просто внесена в нужный реестр, но уполномоченный сотрудник действительно был на объекте в заданное время и с должным качеством выполнил весь заранее прописанный регламент обслуживания. А ведь он мог полениться это сделать, забыть, отвлечься на другие, в том числе личные дела и т. д. Для подобного контроля сегодня в арсенале ИТ инструменты есть, но ERP их задействует очень поверхностно. Формально прописать, скажем, SLA в ней, конечно, можно, но следить за реальным их исполнением, включая нюансы проводимых работ, в данном случае будет гораздо сложнее. Эта система все-таки связана с другим, более формальным или, если угодно, чисто транзакционным подходом к автоматизации. А вот через специализированную EAM-систему все это организовать куда легче.

Наконец внедрение EAM в составе ERP может обойтись недешево. Определяя стоимость отдельных модулей, производитель тарифицирует не только функционал, но (неявно) и возможности их бесшовной стыковки со всей ERP-системой в целом. В начале внедрения он, конечно, может давать заказчикам очень значительные скидки на лицензии. Но в эту начальную конфигурацию вряд ли войдет EAM. Правда, и «лучшие представители» EAM-продуктов тоже стоят немалых денег, и тут, будем говорить прямо, все необходимо решать в каждой конкретной ситуации.

То есть вы считаете, что внедряя отдельную систему класса EAM, можно всех этих недостатков избежать?

Николай Кузнецов: Наверное, читатели могут задаться резонным вопросом: если мы говорим об отдельной EAM-системе, то проблемы связи непосредственных функций управления активами с функциями логистики, HR, финансов или закупок сразу куда-то исчезают? Ведь эти проблемы по существу никак не связаны с конфигурацией ИТ-внедрений. Разумеется, они остаются, но здесь как раз необходимо подчеркнуть, что истинная EAM-система — это тоже комплексный продукт, где можно найти те же функции логистики, финансов, HR и некоторые другие. Только подчинены они все именно менеджменту жизненного цикла материальных активов. В этом смысле, скажем, хорошей иллюстрацией является то, что как бы в сердцевине EAM находится Service Desk, — ведь речь по сути идет о системе автоматизации сервисных функций, и на этой основе должна строиться вся идеология информационной поддержки. В ERP такой глубокой «идеологической заточенности» под менеджмент активов вы скорее всего не встретите.

Пользуясь функциями EAM-системы в полном объеме, вполне можно обеспечить промышленное внедрение автоматизации управления активами, реализуя при этом ИТ-поддержку многих сопутствующих операций и не привлекая данный функционал из ERP-системы. А вот потом, когда все будет работать, мы, если, конечно, заказчик признает это эффективным, уже можем заняться переносом некоторых функций в ERP. Это будет во многом вопрос ИТ-интеграции, с чем, повторю, сейчас проблем не возникает. Другими словами, функциональные границы внедрения в данном случае изначально очерчиваются очень гибко и вполне безболезненно могут трансформироваться впоследствии.

Гибкость — вообще одно из ключевых качеств самостоятельной EAM-системы. В области ИТ эту характеристику трудно переоценить, но в сфере управления активами ее значимость опять-таки диктуется рядом специфических нюансов. Методы работы с производственным оборудованием в промышленности и энергетике в России зачастую бывают сильно зарегулированы и во многом унаследованы еще с советских времен. Это может показаться излишним консерватизмом, но в таких «серьезных» отраслях, где малейшее пренебрежение правилами обслуживания может привести к крупной катастрофе, такой консерватизм скорее всего оправдан. Но так или иначе, все это порождает массу документации, которая нигде, кроме как в России, не формируется. Никакая ERP ее конечно же не поддерживает. Не поддерживают ее и зарубежные EAM-системы, но за счет гибкости их функционала работу с ней реализовать проще.

Между тем управление промышленными активами с методологической точки зрения — дисциплина довольно динамичная. Тут часто появляются новые методики расчета, схемы информационного описания объектов, процессы обслуживания, возникают такие роли сотрудников, которых раньше не было. Чтобы постоянно отражать все это в ИТ-системе, нужна все та же гибкость.

Хотелось бы понять, какова общая схема внедрения предлагаемых вами EAM-решений.

Дмитрий Мелешкин: Мы плотно работаем с двумя специализированными EAM-решениями. Одно из них — весьма известная на рынке система Maximo компании IBM, другое воплощено в продукте х360 отечественной компании IDS.

Конечно, надо понимать, что заказчик не будет иметь все сразу. Чтобы, скажем, получить возможность считать себестоимость процессов обслуживания или ремонта любого оборудования в любых разрезах и с любой детализацией, необходимо пройти несколько этапов внедрения. А это всё — время и затраты ресурсов. Но по сравнению со схемой, предусматривающей внедрение функций управления активами в составе ERP, на крупных предприятиях нам часто удается приблизить начало промышленной эксплуатации на год, а то и на два. Это мы готовы заявить с полной ответственностью, а это очень значимый для любой компании срок.

Если вкратце, то классическая схема внедрения в самых общих чертах примерно такова. В самом начале мы интегрируем EAM-систему с основными справочниками (персонал, материалы, складские остатки т. д.), находящимися в ERP. После этого уже можно объективно смотреть на стоимостные показатели работ по ремонту и обслуживанию. Далее идет интеграция со специализированными ИТ-продуктами, такими как система документооборота, SCADA- и АСУТП-системы, система бюджетирования, сметная и некоторые другие. На третьем этапе, как правило, снова проводится интеграция с ERP, имея в виду организацию информационных потоков по направлению в ERP от EAM. И теперь уже в ERP становится возможным объективный расчет стоимостных показателей, там же появляется и исходная информация для стратегического планирования. Поскольку разные производственные предприятия могут иметь разный ИТ-ландшафт, иногда приходится делать интеграцию, скажем, с ГИС или CAD-системами или даже с продуктами, ответственными за ИТ-поддержку проведения неразрушающего контроля полуфабрикатов.

Говоря о внедрении, важно подчеркнуть, что EAM-системы покрывают собой очень разные слои производственного управления, и в этом, пожалуй, уникальность данного класса решений. Особенно это заметно на крупных предприятиях, где разрыв между менеджментом на уровне цеха и на уровне компании зачастую очень значительный. Этот разрыв, естественно, наследуется и в ИТ-системах. EAM-системы, с одной стороны, глубоко интегрируются в нижний слой управления, с другой — очень значимы для топ-менеджмента компании. И нам как компании, ответственной за качественное внедрение EAM-систем, необходимо иметь глубокие компетенции на всех уровнях.

ПОДГОТОВЛЕНО ITWEEK EXPERT

Другие спецпроекты

Версия для печати (без изображений)