В городской клинической больнице (ГКБ) им. С.С. Юдина в Москве сегодня регулярно проводят сложные операции с 3D-визуализацией, соответствующие требованиям XXI века. При этом современные медицинские технологии спокойно уживаются с недостаточно развитыми внутрикорпоративными коммуникациями, которые явно требуют дальнейшего усовершенствования.

Автору этих строк недавно сделали операцию по устранению двухсторонней паховой грыжи методом трансабдоминальной преперитонеальной TAPP-герниопластики и установили сетчатые протезы. Когда я начал приходить в себя после наркоза, в палату зашел хирург Дмитрий Тищенко, который провел эту лапароскопическую операцию.

Он поинтересовался моим самочувствием и сказал, что нам удалось успешно провести Hi-Tech-операцию. А я, в свою очередь, полюбопытствовал, в чем же тут Hi-Tech сокрыт, ведь эндокопические операции, которые проводят через проколы в брюшной полости, у нас считаются уже давно освоенными и делаются чуть ли не на потоке в крупных городах страны?

На самом деле, пояснил он, эта технология непрерывно развивается и то, что было нормой несколько лет назад, теперь уходит в прошлое, а на смену выдвигаются более современные решения. Так, в частности, ранее оперировали, используя плоскую 2D-картинку брюшной полости на мониторе.

А сегодня опробовали трехмерную эндоскопию, которая создает объемное 3D-изображение c качеством Full HD и открывает новые диагностические и операционные возможности, и сделали шаг вперед к постановке ее на поток (о начале применения 3D-технологии в абдоминальной хирургии в больнице сообщалось около года назад).

Такое объяснение заставило меня повнимательнее оглядеться вокруг и как-то оценить эти технологические приметы нового. Ведь ту самую инновационную стойку медицинских приборов, увенчанную большой экранной панелью фирмы Sony, вывезли и начали снаряжать еще до начала хирургических процедур, и я сразу обратил на нее внимание, хотя тогда еще и не знал, что именно она призвана сыграть такую важную роль в этой операции.

Данное направление медицины стало возможным благодаря применению лапароскопа — медицинского эндоскопа, предназначенного для проведения диагностических и операционных манипуляций на органах брюшной полости.

Лапароскоп используется в комплексе с лапароскопическим инструментом (троакарами, щипцами, ножницами, электрокоагуляторами) и эндоскопической аппаратурой (осветителем, инсуффлятором, эндовидеосистемой, монитором, аспиратором-ирригатором, электрохирургическим аппаратом).

Лапароскопы и лапароскопический инструмент вводятся через проколы в брюшной полости, сформированные троакарами. Для создания операционного пространства на первом этапе операции используется нагнетание инсуффлятором углекислого газа через специальную иглу в брюшную полость.

В целом лапароскопия оценивается сегодня как малотравматичная технология диагностики и хирургического лечения заболеваний брюшной полости. Её отличает малая кровопотеря, быстрое заживление, хороший косметический эффект по сравнению с обычной хирургией. Этим она привлекательна для значительного числа пациентов.

Лапароскопия как метод оперативного вмешательства, конечно, не является панацеей, это — одна из современных медицинских хирургических технологий со своими плюсами и минусами, со своими показаниями и противопоказаниями, со своими осложнениями.

Вместе с тем, лапароскопия по сравнению с традиционной полостной операцией требует более дорогостоящего оборудования и специального обучения врачей. Для клиник при использовании лапароскопии достигается серьёзный экономический эффект за счет более быстрого выздоровления пациента и экономии на очень дорогих послеоперационных койко-днях.

В современной лапароскопической хирургии большое значение приобретает модуль 3D-визуализации, позволяющий увидеть особенности строения или патологические очаги в объеме брюшной полости. В отличие от плоской 2D-картинки, объемное 3D-изображение более информативно и удобно для работы врача. К тому же при применении трехмерных видеосистем создаются условия для более щадящего лечения пациента.

Новая технология, в основе которой лежит практически безупречное HD-качество и полное погружение врача в 3D, обеспечивает уменьшение времени процедуры благодаря более точному позиционированию инструмента, снижение риска ошибок из-за недостаточной видимости и детализированную передачу структуры тканей и анатомических особенностей в формате телевидения высокой четкости Full HD.

Отмечу, что в моем случае для лапароскопической операции использовалось оборудование фирмы Olympus. «Обычно, когда прижигаешь ткани, то появляется дым и оптика при этом может запотевать, — пояснил хирург. — Однако камера Olympus подогревается и на нее дым не садится, так что она не запотевает во время операции и всегда обеспечивает хорошее изображение внутренних органов».

В рамках операции использовался видеотелескоп Olympus EndoEye 3D, который обеспечивает возможность трехмерной визуализации для процедур с широким углом обзора и реалистичной цветопередачей. Это 3D-лапароскоп с возможностью поворота изображения на 30° при сохранении горизонта.

В стандартный комплект оборудования для операционной могут входить, например, такие компоненты, как видеопроцессор CV-190, ксеноновый источник света CLV-190, модуль 3D-визуализации 3DV-190, лапароскоп EndoEye 3D 10 мм, инсуффлятор UHI-4, медицинский монитор с поддержкой Full HD и 3D, информационный центр IMH-2 и мобильная тележка. Сформированная стойка имеет высоту около двух метров, а ее цена, по словам хирурга, составляет около 60 млн. руб.

Здесь уместно напомнить, что при проведении данной операции было сформировано две функциональных зоны — одна для хирурга, вторая для анестезиолога. Перед началом операции меня облепили датчиками (как космонавта), благодаря чему врач-анестезиолог Залина Каргинова могла следить на экране монитора за основными характеристиками дыхания, работы сердца, кровеносной системы.

Этот мониторинг осуществлялся в ходе проведения лапароскопической операции, которая продолжалась 1 ч 40 мин чистого времени, а с учетом подготовительно-заключительных процедур, наверное, свыше двух часов.

В итоге, в ходе операции над пупком ввели 10-мм троакар для стереоскопического телевизионного зонда и по бокам два 5-мм троакара для хирургических манипуляторов. Это позволило установить две сетки эсфил размером 10×15 см, которые закрывают паховые каналы.

Необходимо отметить, что ГКБ имени С.С. Юдина — многопрофильное учреждение, образованное в результате объединения Городских больниц № 7 и № 79, в составе которого имеется 1176 круглосуточных стационарных коек и 144 реанимационные койки.

В этом году одним из важных событий для клиники было открытие на базе 2-го хирургического отделения Центра хирургии грыж, который активно сотрудничает с Европейским обществом герниологов и Эндогерниологическим обществом. А специалисты Центра повышают свою квалификацию в американских и европейских герниологических центрах.

Как всякое крупное предприятие ГКБ имеет разнородную структуру — какие-то подразделения успешно конкурируют с лучшими клиниками страны, а какие-то остались где-то позади. И при взаимодействии с последними пациент начинает понимать, что здесь имеются немалые резервы для повышения качества лечения.

Например, перед тем, как попасть в хирургическое подразделение мне предложили сдать необходимые для операции анализы. Это можно было сделать либо в районной поликлинике, либо в стационаре филиала ГКБ им. С.С. Юдина. Поскольку анализов нужно было пройти довольно много, я решил лечь в стационар и сдать их в одном месте в самой же ГКБ.

Через четыре дня пребывания в филиале меня выписали и выдали на руки справку на четырех листах (эпикриз) о результатах анализов. Странно, что пациента с полученными данными обследования не переводят в хирургическое отделение, а выпроваживают домой.

После этого надо было снова звонить в клинику, приходить в назначенный срок на первичный прием, отстаивать очередь. Там опять на тебя заполняют карточку, назначают на прием к хирургу, где ты предъявляешь анализы, получаешь новые назначения, потом опять к хирургу и т. д.

В итоге, между выпиской из филиала и поступлением во 2-е хирургическое отделение у меня прошло 10 дней. Пациенту такая волынка неудобна, к тому же он еще и рискует просрочить полученные анализы. Но таковы уж подходы и темпы неспешной государственной медицины (частные клиники нередко практикуют «хирургию быстрого пути» и готовы провести ту же лапароскопию в течение одного дня).

Преодоление существующего барьера между головным офисом больницы и филиалом желательно не только пациентам, но и самому медучреждению — более тесное взаимодействие между подразделениями холдинга способствовало бы росту экономических показателей больницы и повышению качества лечения больных. А технически для этого нужно всего лишь создание общей корпоративной телекоммуникационной сети и единой электронной базы данных.

Версия для печати (без изображений)