Тема создания реестра населения страны все чаще становится предметом обсуждений, когда речь заходит об организации государственных компьютерных систем персонального учета в масштабах всей страны. Таких систем в России сегодня уже немало: кроме традиционной паспортной системы в последние годы они появились у государственных фондов пенсионного и медицинского страхования, а также у налоговых служб.

Одной из ключевых проблем создания реестров является вопрос идентификации объекта (в данном случае человека) в базе данных. С государственной точки зрения было бы крайне желательно исключить дублирование способов построения подобных БД, чтобы уменьшить бюджетные расходы. Ведомства, как обычно, не очень заинтересованы в этом, однако практика показала острую необходимость разработки единого механизма персонального учета населения страны. Здесь можно выделить две основные проблемы:

- имеется довольно серьезное противодействие реализации этой идеи, которое объясняется опасениями, что “мы все попадем под колпак” и что “государству (налогоплательщикам) это не под силу” с точки зрения финансирования;

- у нас в стране нет специализированного ведомства по ведению реестра населения.

Именно обсуждению этих вопросов и была посвящена передача, которая состоялась в конце сентября в прямом эфире радиостанции “Эхо Москвы”. В ней приняли участие руководитель управления министерства РФ по налогам и сборам по Москве Геннадий Букаев и исполнительный директор Cognitive Technologies Ольга Ускова.

Руководитель налоговой службы столицы весьма доказательно объяснил, что идея единого учета населения нисколько не противоречит развитию демократии и правам человека. Подобные системы уже давно существуют в абсолютном большинстве развитых стран. Схема тут довольно простая: каждый гражданин страны в определенный момент времени получает на всю свою жизнь уникальный идентификационный номер (так, в Германии это происходит при достижении 16 лет, во Франции - при получении первого дохода, в США - при рождении).

На примере налоговой службы Башкортостана, где для учета физических лиц применялись технологии Cognitive Technologies, Геннадий Букаев показал, что решение данной задачи не требует каких-либо сверхъестественных затрат и они достаточно быстро окупаются. По его оценкам, реализованная в республике система за первый же год эксплуатации трижды окупила стоимость своего создания. Однако опыт Башкирии выявил еще одну проблему: решение подобной задачи даже в рамках отдельного региона в условиях нарастающей миграции населения и расширяющейся географии деятельности даже отдельного человека затруднено. Ее нужно решать на уровне всей страны.

Возможно, к организации единой системы персонального учета населения в рамках государства сегодня ближе всего подошел Пенсионный фонд России (ПФР), реестром которого охвачено уже население 27 регионов страны. Этот опыт, в том числе технология массового ввода и обработки огромного объема документов в московском отделении, также разработанная при участии Cognitive Technologies, представляет безусловный интерес (см. PC Week/RE, № 12/98, с. 56).

Мне кажется, что доказывать в компьютерном издании полезность создания единого реестра с технической точки зрения - нет необходимости. Здесь вполне уместна аналогия с технологией реляционных баз данных, где есть одна главная таблица, хранящая идентификаторы и обеспечивающая связь всех остальных таблиц через соответствующие ключи. А проблема прав человека, защиты его персональных данных похожа на другую “компьютерную” задачу - разделение прав доступа и обеспечение безопасности. Но в отличие от собственно информационных систем, последняя задача лежит уже в области права, а не технологии.

Поэтому вопрос создания реестра населения страны упирается прежде всего в необходимость разработки соответствующей юридической базы и реального механизма защиты персональной информации. При этом возникает еще один вопрос - кто же будет держателем такого реестра? В сегодняшних дискуссиях на эту тему явно просматриваются претензии на такую роль различных специализированных (вышеперечисленных) ведомств. Однако опыт зарубежных стран и элементарная логика (построения тех же реляционных баз данных) говорят о том, что это должен быть совершенно независимый государственный институт, который будет заниматься только одним - вести реестр населения с минимумом персональной информации, необходимой только для идентификации человека. А сбором и хранением (и защитой!) специализированных данных должны заниматься соответствующие организации.

Версия для печати