ИНТЕРВЬЮ

НИЦЭВТ - бывший головной институт Минрадиопрома по вычислительной технике. У этого НИИ довольно яркая биография. И сейчас, после черной полосы своей истории, институт начинает шаг за шагом восстанавливать утраченные позиции. Мои собеседники - генеральный директор НИЦЭВТ Валерий Викторович Митрофанов и начальник сектора высокопроизводительных систем Леонид Константинович Эйсымонт.

Валерий Викторович Митрофанов

Часть первая. НИЦЭВТ

PC Week: Когда-то в НИЦЭВТ работало больше семи тысяч человек. Сколько сотрудников у вас сейчас?

Валерий Митрофанов: Сейчас у нас 500 человек. Коллектив неплохой - много молодежи, выпускники мехмата, МИФИ. 160 человек из общего числа трудятся на опытном производстве. Мы его сохранили, и ежегодно объем производства растет в два раза. В 1990 г. это был ноль, в 1998-м - около 3 млн. руб. (в сегодняшних ценах), в 2000-м - 12 млн.; в прошлом году мы вышли на 25 млн. руб. На самом деле цифры небольшие, но тем не менее они свидетельствуют о росте.

Мы делаем печатные платы всех классов сложности до пятого включительно, многослойные печатные платы - до 24 слоев. Сегодня регулярно делаются 14-слойные платы. Сейчас наше производство находится на достаточно высоком уровне. Заказы мы получаем от различных структур, в частности от судостроителей, авиаторов.

PC Week: Тем не менее производство плат в Азии обходится гораздо дешевле. В чем причина?

В. М.: Это все касается больших серий плат. У нас опытное производство с соответствующим уровнем автоматизации всех процессов, пока у нас нет конвейера. Моя задача - сделать серийный завод, тогда мы выйдем на тот самый уровень цен. Однако то, что раньше удавалось получать от государства, сегодня нужно отрывать от себя. По сложным многослойным платам, кстати, наши цены ниже азиатских. Более того, нам и самим выгоднее делать многослойные платы. Изготавливаем мы также гибко-жесткие платы. Представьте себе - платы, соединенные гибким 4-6-слойным шлейфом. Сейчас в России это никто не делает. Такие платы пока можно увидеть только на выставках. Пытаемся делать платы на полиамидной основе, которые выдерживают температуры до 400°С, для особых условий работы.

Надо сказать, что рынок печатных плат в настоящее время достаточно обширный и высококонкурентный.

PC Week: Раньше на советских заводах были серьезные проблемы с текстолитом. Как сейчас?

В. М.: Сегодня все импортное. Мы покупаем текстолит и всю комплектацию в основном в Молдавии. Единственное, что берем в России, - это пленку в Переславле-Залесском. Сейчас НИЦЭВТ все больше обращает внимание на потребительский рынок. Так сложилось, что когда нужно было поднимать НИЦЭВТ из руин, единственное, что можно было найти, - это госзаказ, хотя госзаказ нас в свое время всех и утопил, так как за выполненную работу государство денег не платило. НИЦЭВТ пострадал в свое время и на программе ЕС ЭВМ - это тоже был госзаказ. Нам удалось на данный момент избавиться от долгов. Сейчас мы можем с оптимизмом смотреть в будущее и развивать те направления, которые считаем перспективными. Особое удовольствие доставляет создание высокопроизводительных кластерных систем. Эта работа проводится в рамках госзаказа РАСУ и российско-белорусской программы. Что мы уже сделали? Создали технологию сборки таких машин, в 2000 г. изготовили две 32-процессорные машины. Одна из них передана в Институт программных систем (ИПС) РАН (Переславль-Залесский), другая - в Белоруссию нашим соразработчикам.

PC Week: Это не та программа, что называется “Скиф”?

В. М.: Да, это “Скиф”. НИЦЭВТ является ядром кластерного направления этой программы. В прошедшем году мы изготовили и исследовали несколько образцов кластерных систем на новом поколении современных технических средств и с топологией различного типа (двухмерный тор, трехмерный тор, коммутируемые кольца). Удивительно, что еще до окончания темы, вы, как разработчик, представляете, о чем речь. мы порядка 12-14 машин уже поставили пользователям. Сегодня на стенде стоят еще три или четыре машины.

PC Week: Известно, что большинство суперкомпьютеров строилось на процессорах Alpha. Какую базу используете вы?

В. М.: Мы это делаем на интеловских процессорах. Это на сегодня наиболее экономичное решение. Другим экономичным и эффективным решением оказалось применение при построении кластерных систем очень высокоскоростной сети SCI (Scalable Coherent Interfase). Пропускная способность этой сети - 667 Мб/с, минимальная задержка - около 1,5 мкс. В 1999 г. норвежская фирма Dolphin Interconnect Solutions вышла на рынок с SCI-адаптером. Мы впервые в России попробовали использовать ее в кластерных системах и уже летом 1999 г. собрали первый 8-процессорный кластер с топологией “двухмерный тор”. Проведенные измерения превзошли все ожидания - производительность такого SCI-кластера оказалась на уровне классической супер-ЭВМ Cray T3E. Сегодня такие 30-40-процессорные SCI-кластеры уже широко используются в ведущих вузах страны (МГУ, СПГУ, МГТУ, МФТИ). И привлекательны они в первую очередь очень хорошим показателем “стоимость/производительность”.

PC Week: А кто занимается программным обеспечением в программе “Скиф”?

В. М.: В рамках российско-белорусской программы ПО занимается Институт программных систем РАН, ведущий в российско-белорусской программе по “Скифу”. Мы являемся соисполнителями.

PC Week: Как вы измеряете производительность комплекса?

В. М.: Мы работаем прежде всего с общепризнанной системой канонических тестов NASA, по которой измеряют и сравнивают производительность супер-ЭВМ во всем мире. Она содержит восемь задач, таких, как преобразование Фурье, решение трехмерной системы уравнений Навье - Стокса и т. д. Результаты по каждой задаче потом сравниваются с измерениями на других вычислительных системах, и получается достаточно объективная оценка. Используем, конечно, классический сравнительный тест LINPACK, а также более специальные и сложные методики (PMB, HINT и т. д.). У нас сейчас мегафлопс производительности стоит менее пяти долларов, на Западе - 10-50.

Что касается других работ - мы продолжаем сопровождение ПО и машин ЕС ЭВМ. Нам удалось в 1999 г. получить значительное финансирование и закупить для особо критичных объектов мэйнфреймы IBM, не самые мощные, но тем не менее в 2-4 раза производительнее тех, что стоят на объектах. Где-то они уже заменяют ЕС ЭВМ, где-то работают пока в параллель, потому что не так просто это все реализовать. Возникает масса проблем, начиная с обслуживающего персонала (сегодня вычислительные установки обслуживают десятки людей, а устанавливаются машины, которые в принципе обслуживать не надо) и заканчивая необходимостью перевода программ и данных на современные носители информации и т. д.

Мы открыли НИР на создание единой информационной среды для нужд госзаказа. В этой же связи появилась необходимость в системе управления базами данных. Мы заключили соглашение с немецкой фирмой Software AG (разработчиком СУБД Adabas) и пытаемся выйти на внутренний рынок с Adabas, который будет работать в среде Linux разработки НИЦЭВТ. Стратегическая цель - поставить Adabas под Linux и сертифицировать его для работы в областях, связанных с гостайной. Кроме того, сегодня мы для ряда задач разрабатываем эмуляцию среды ОС ЕС на ПК.

PC Week: Какие заказы для вас были наиболее интересными в прошедшем году?

В. М.: НИЦЭВТ в течение двух или трех лет пытался разработать головку чтения записи для автоматов пропуска пассажиров в московский метрополитен. В прошлом году мы поставили полторы тысячи головок, которые успешно работают на станциях метрополитена и продолжим поставки в 2002 г.

Другая крупная работа прошлого года - решение проблемы идентификации железнодорожных вагонов. Мы ею занимались вместе с ЦНИРТИ, САМ и Зеленоградом. Зеленоград сделал микросхему, мы по конструкторской документации, разработанной в ЦНИРТИ, сделали плату. Но заказчику нужна была очень крупная серия. И вот тут мы не потянули. Требовалось делать три тысячи плат в сутки, а мы вышли на уровень двух тысяч. К сожалению, пришлось передать заказ на серийный завод.

(Окончание следует)

Версия для печати