В конце 2015 г. компания Schneider Electric открыла в России подразделение Регионального центра проектирования и реализации ЦОДов (Regional Application Center), став благодаря этому не только поставщиком передовых технологий в области инженерной инфраструктуры, но и игроком рынка услуг по проектированию и построению дата-центров в нашей стране. О целях и задачах, решаемых этим подразделением, рассказывает его руководитель Андрей Воробьев.

Каково место данного Регионального центра проектирования и реализации ЦОДов в глобальной структуре компании?

Сегодня Schneider Electric может поставлять в центры обработки данных широкую номенклатуру разнообразного оборудования и закрывать тем самым процентов шестьдесят всей инженерной инфраструктуры ЦОДов. Но при этом большую важность приобретают вопросы правильной интеграции и правильного построения концепции ЦОДа. Учитывая это, мы создаем решения, которые заранее протестированы, проверены и являются в нашей компании своеобразным стандартом. Фактически в этих стандартных решениях реализованы наши лучшие практики, позволяющие на основе того или иного оборудования построить правильно работающую систему кондиционирования, систему энергообеспечения, систему автоматизации и т. д.

Задача, решаемая региональными центрами, — привнесение в конкретные регионы и страны лучших практик, которые были предварительно формализованы на глобальном уровне. Всего таких центров у Schneider Electric пять, и один из них, созданный в конце прошлого года и охватывающий Северную, Восточную и Центральную Европу, включает и нашу страну. Мы стараемся не изобретать в каждой стране свой велосипед, а консолидировать опыт, накопленный в местных представительствах стран нашего региона. Спрос на проекты построения ЦОДов в тех или иных странах меняется в зависимости от самых разных обстоятельств: инвестиционного климата, принимаемых законов, внедряемых новых технологий и проч. В таких условиях содержать подобный ресурс в каждой стране было бы неразумно: он сам по себе далеко не дешев, а удерживать его на высококачественном уровне можно только в том случае, если специалисты имеют постоянную практику ведения проектов. Концентрация специалистов на региональном уровне предполагает, что сегодня они работают, например, в России, завтра — где-нибудь в Нидерландах, послезавтра — в Германии и т. д. И напротив, специалисты, которые находятся в Германии, могут приехать в Россию и выполнять такие же работы в нашей стране. Это позволяет использовать лучшие компетенции там, где они в данный момент наиболее востребованы.

Каков круг задач, решаемых центром?

Фактически это все задачи, образующие жизненный цикл дата-центров, — от начального обследования и проектирования до внедрения, обслуживания и оценки эффективности эксплуатации. При этом должны учитываться все особенности конкретного проекта и конкретного региона: где данный ЦОД будет находиться географически, где он будет располагаться физически — в уже существующем или в специально строящемся здании. В частности, выбор тех или иных технологий охлаждения в значительной степени зависит от географии и размера ЦОДа.

Мы можем участвовать как во всем проекте, так и в отдельных его этапах. У нас есть проекты, где мы делаем только предпроектное обследование или помогаем заказчику определиться с выбором площадки. Если на следующем этапе заказчик снова выберет нас, мы поможем ему решить и задачу проектирования. Неважно, на каком этапе жизненного цикла находится ЦОД. Если он уже функционирует, мы можем оптимизировать, например, эксплуатационную службу, вывести на определенный уровень параметры SLA-соглашения, внедрить методики, процессы и процедуры эксплуатации, которые применяются во всем мире. Если это уже давно работающий ЦОД, но у него есть определенные сложности, скажем, с энергоэффективностью или с уровнем доступности, мы можем его обследовать и дать рекомендации по устранению этих сложностей. А что с этим делать дальше и с с чьей помощью, решает заказчик.

Что отличает Schneider Electric от других компаний, предлагающих подобные услуги в нашей стране и за рубежом?

Есть много компаний, которые специализируются в какой-то одной области. Одни очень хороши в обслуживании. Они приходят в тот момент, когда ЦОД построен, и вся их структура, все их процессы, все предложения относятся к эксплуатации. Есть компании, которые производят оборудование для ЦОДов и преуспели в этом. Третьи хороши в консалтинге и замечательно проводят предпроектные обследования. Называть их всех нашими конкурентами я бы не стал. Schneider Electric обладает такой полнотой решений, какая сегодня мало у кого есть, и предлагает их в комплексе на протяжении всего жизненного цикла.

В России внимание заказчиков традиционно фокусировалось на отдельных элементах жизненного цикла — обычно на строительстве и инвестициях. Предпочтение отдавалось строительству чего-то нового. Сегодня ситуация немного изменилась и больше похожа на европейскую и американскую: приоритетом становится эффективность использования имеющихся ресурсов. Общий тренд в России, особенно у государственных компаний и организаций, — импортозамещение. Но я не сказал бы, что Schneider Electric является полностью иностранной компанией. На текущий момент у нее на территории России шесть заводов полного цикла. Пусть они не выпускают системы бесперебойного питания или кондиционирования, но производимые там трансформаторы, ячейки, устройства распределения и т. д. — это компоненты, которые используются в любом ЦОДе.

Всех волнует ситуация с волатильностью валютных курсов. Но цена продуктов, производимых локально, остается довольно стабильной, да и расценки на наши услуги в России тарифицируются в рублях.

Какие ошибки, на ваш взгляд, чаще всего совершают заказчики на этапах принятия решений о создании ЦОДа, его проектирования, строительства и эксплуатации?

Имея большой опыт, мы, конечно, видим ошибки, но не всегда их можно предупредить. Мы понимаем, что такое идеальный для каждого случая ЦОД, но у заказчика могут быть свои скрытые от нас мотивы и соображения. Скажем, мы понимаем, что с точки зрения эффективности, затрат — начальных и на дальнейшее обслуживание — ЦОД лучше бы разместить в отдельно построенном ангаре, а не в историческом здании, но если заказчик так решил, мы уважаем его выбор.

На этапе проектирования заказчики часто не формулируют четко, чего они хотят от ЦОДа и каким образом все необходимые качества будут подтверждаться на этапе сдачи. Допустим, на момент передачи в службу эксплуатации мегаваттного ЦОДа в нем еще не установлены серверы и ЦОД фактически запускается вхолостую, с нагрузкой 5–10%. При такой нагрузке всё работает хорошо, но через два года, когда все контракты уже закрыты, нагрузка возрастает до 60–70% и начинают вылезать проблемы, которые можно было бы обнаружить на этапе сдачи. Поэтому мы говорим, что на этапе проектирования к работе обязательно должна привлекаться служба эксплуатации. С ее участием следует разработать понятные методики сдачи ЦОДа в эксплуатацию. То же самое относится и к этапу строительства.

Что же касается этапа обслуживания, то до недавнего времени о нём вообще мало кто задумывался. Обслуживающую структуру и бюджеты начинают формировать в тот момент, когда ЦОД уже практически сдан. Нормальной передачи его в эксплуатацию нет, и соответствующая служба, учась на своих ошибках, в течение первого года пытается как-то выстроиться, избежать падений и аварий (порою героическими усилиями).

Какими ресурсами располагает российское подразделение Регионального центра Schneider Electric?

Общая структура региональных центров выглядит следующим образом. Есть уровень зоны, которой может быть либо страна, либо группа стран, как в нашем случае (СНГ). На этом уровне у нас есть определенные ресурсы (около 100 специалистов). Есть также региональные ресурсы (около 50 человек). И есть так называемый Center of Excellence — центр компетенции, который аккумулирует у себя весь спектр знаний, лучшие практики, бенчмарки и пр. Он формирует стратегию, но в операционной работе практически не участвует. На уровне зоны есть узкие специалисты, например проектировщики, которые знают специфику России, ее ГОСТы, сметы и т. д. В случае необходимости мы можем привлекать специалистов нужной квалификации и из других зон. Поэтому в количественном отношении ресурс довольно большой.

Будет ли ваш центр выступать в роли генподрядчика?

Среди сотни наших проектов было два, где конкурс на строительство ЦОДа заказчик осознанно проводил не между российскими интеграторскими компаниями, а между вендорами. И в этом случае мы вынуждены идти на такую позицию именно потому, что заказчики того требуют. Но, как правило, мы выступаем в роли субподрядчика, который берет на себя выполнение некого комплекса задач, имеющих отношение непосредственно к ЦОДу: обеспечить сертификацию на определенный уровень Tier, добиться необходимой энергоэффективности по показателю PUE и т. п.

Как строятся ваши отношения с заказчиком после ввода дата-центра в эксплуатацию?

В рамках общего жизненного цикла ЦОДа ввод в эксплуатацию и сама эксплуатация — это, пожалуй, важнейшие этапы. Понятно, что на инвестиционном этапе нужно войти в определенные рамки по бюджету, срокам и т. д., но вообще-то ЦОД строят для того, чтобы впоследствии его эксплуатировать. Конечно, правильные методики, обученный персонал, необходимая структура, все процессы и т. д. должны быть готовы к моменту передачи ЦОДа заказчику. Но бывают случаи, когда заказчик говорит: в силу разных причин нормальной приемки у нас не будет, но в течение двух лет, пока нагрузка не вырастет, пока не будут установлены все серверы, вам придётся доказывать на «живом» объекте, что вся инфраструктура работает корректно. И только после этого будут выплачены остатки по контракту. И мы готовы работать по такой схеме.

Есть ли у Schneider Electric практика кредитного финансирования подобных проектов?

Своего института финансирования такого рода в проектах по созданию ЦОДов у нас в России пока нет. Мы понимаем необходимость этого инструмента, особенно в текущей ситуации. У нас есть некоторые альянсы, которые эту ситуацию позволяют двигать в нужном направлении, и мы готовы обсуждать подобные схемы с заказчиком.

Как вы прокомментировали бы сомнения заказчиков относительно естественного для Schneider Electric выбора по умолчанию собственных продуктов, а не изделий конкурирующих вендоров, которые в отдельных случаях могут оказаться более дешевыми или функциональными?

Наверное, такие сомнения есть. Но заказчик с самого начала должен правильно оценить нашу роль в проекте. У нас есть проекты, где мы выступаем как консультант или проектировщик, но дальше не идем, поскольку заказчик считает, что ему наши решения не подходят. Есть проекты, где мы, например, думали, что будем поставлять весь спектр оборудования, а фактически поставляем, скажем, шинопроводы, распределительную арматуру, трансформаторы, но не ИБП. Конечно, мы хотим, чтобы использовались наши технологии, но это никогда не является неким обязательным условием. Среди наших проектов имеются даже примеры, где генподрядчиком является наш конкурент.

Есть ли кейсы подобных проектов, выполненных Schneider Electric в нашей стране и за рубежом?

С учетом того, что региональный центр как новая структура сформирована только в октябре, на ее счету таких кейсов пока нет, хотя есть несколько проектов, которые сейчас переходят в стадию подписания договоров. Если же говорить о зональном подразделении, которое существовало в России и прежде, то его специалисты участвовали в сотне проектов, решая самые разные задачи — от проектирования и сопровождения строительства до подготовки ЦОДа к сертификации.

СПЕЦПРОЕКТ КОМПАНИИ SCHNEIDER ELECTRIC

Другие спецпроекты

Версия для печати (без изображений)