Темпы роста Интернета уже давно перестали волновать воображение: регулярные сообщения об очередном п-процентном увеличении числа пользователей за отчетный период стали общим местом во всех статических публикациях и воспринимаются как само собой разумеющиеся пассажи. Гораздо интереснее в этом процессе то, что по мере количественного развития сетевого сообщества меняются и его качественные показатели.

И хотя для нас, со школьной скамьи знакомых с законом перехода количественных изменений в качественные, сие и неудивительно, все же сближение виртуального мира с его реальным прародителем временами не может не радовать. Например, в эти дни чрезвычайно приятно отметить, что женщины, относившиеся на заре Великого Опаутинования человечества к самому что ни на есть ярко выраженному сетевому меньшинству, с каждым годом все увереннее завоевывают вебовское пространство, это последнее прибежище ревнителей патриархата.

Если верить немецкой статистике, количество представительниц прекрасного пола в общей сетевой популяции растет не по дням, а по часа. В январе компания Fitikau & Maap опубликовала результаты проведенного осенью 2000 г. исследования, согласно которым "женская доля" немецкого Веба впервые в онлайновой истории страны вплотную приблизилась к одной трети, демонстрируя 150%-ный годовой прирост: если осенью 1999 г. в немецком Интернете было 22,5% сетянок, то спустя год этот показатель достиг уже 31,3%. Не прошло и месяца, как министр внутренних дел ФРГ Отто Шили огласил свои данные: на рубеже тысячелетий среди 20 млн. немецких пользователей Сети 40% относились к лучшей половине человечества.

Как не трудно догадаться, столь стремительное изменение пропорций говорит в первую очередь о том, что в последние месяцы армию Интернет-пользователей более чем на 50% пополняет женская половина рода человеческого. По данным той же Fittkau & Maap, распределение "по половому признаку" среди так называемых newbies (суммарный годовой прирост - 6 млн. новобранцев) коррелирует с соотношением мужчин и женщин в общем населении Германии.

Соответственно меняется и поведение среднестатистического "юзера". Согласно вышеупомянутому исследованию Fittkau & Maap, охватившему почти 70 тыс. сетевых пользователей (среди них порядка 20 тыс. женщин), сетевые новички интересуются главным образом досугом, здоровьем, семейной жизнью и.т.п., в то же время как ветераны-первопроходцы (стаж в Интернете три года ии более) - темами, связанными с информатикой, наукой и экономикой. Думается, комментарии тут излишни.

Впрочем, авторы исследования не приминули прокомментировать различия в онлайновом поведении мужчин и женщин. Как и следовало ожидать , половая принадлежность накладывает отпечаток и на эту казалось бы сексуально совершенно нейтральную (вынося за рамки некоторые очень специфические Интернет-адреса) сферу. Например, с точки зрения такого относящегося ко всем нам занятия, как совершение покупок.

Оба пола примерно одинаково высоко ценят Интернет в качестве торгового центра: 56,2% женщин и 58,5 % мужчин сошлись на оценках от "хорошо" до "очень хорошо". Но, оправляясь в сеть за покупками, дамы и кавалеры расходятся по разным залам "онлайнторга": в то время, как мужчины, в полном соответствии со своими уже упомянутыми интересами, толпятся в отделах компьютерных принадлежностей и бытовой электроники, их подруги с той же готовностью, что и в реальной жизни (по данным опроса - в два раза чаще, чем мужчины), тратят денежки на одежду и всякие модные новинки, не говоря уже про косметику, украшение и белье. Не случайно же расцвет этого сектора э-торговли совпадает по времени с последней волной "новых сетян" (или, что справедливее, сетянок). И что уж тут на что влияло в большей степени - женщины ли, распознавшие возможности онлайновой торговли и подхлестнувшие ее своим интересом, или же коммерция, встрепенувшаяся при первых же признаках прихода своей самой любимой и надежной клиентуры и усилевшая свои старания по обустраиванию привычного дамам мира, - сказать трудно; скорее всего движение навстречу было взаимным.

Так же по-разному объясняют мужчины и женщины мотивы онлайнового шопинга. В то время, как Он наиболее высоко ценит такие предоставляемые сетью возможности, как широкий выбор товаров, подробную и легкодоступную информацию по каждому продукту и ни с чем не сравнимый анализ цен, то Ее волнуют в первую очередь совсем другие вопросы - независимость от часов работы магазинов , экономия времени, теряемого в реальном мире на дорогу и очереди, избавление от всяких форм стресса, неизбежного в жизни современной женщины. Хоть и из немецкой жизни, а удивительно знакомо.

Собой остаются женщины и во всем, что касается рисков, все еще присущих - увы! - Онлайновой коммерции. Небезопасность покупок в Интернете гасит удовольствие от предоставляемых сетью удобств. Женщины, традиционно чувствующие на себе большую, чем мужчины, ответственность за материальный достаток и семейное благополучие, куда скептичнее, чем их всегда гововые к авантюрам спутники, оценивать предоставляемые онлайновыми технологиями гарантии в области передачи разного рода деликатной информации - в частности, номеров кридитных карточек и прочих банковских реквизитов. Более чем для 70% представительниц прекрасного пола сия процедура представляется наибольшей проблемой в развитии е-бизнеса, в то время как у мужчин этот показатель ниже - менее 67%. Соответственно для 49,4% женщин передача банковских данных выглядит как чрезвычайно рискованное предприятие, у мужчин же это мнение разделяют только 45,2%. Еще большее различие проявляется в вытекающем отсюда поведении полов: доля мужчин, часто делающих покупки в сети, равна 26,4%, женщин же - всего 18,6 %.

Впрочем, если Сеть таки засосала женщину, то ей и море по колено. Психиатры ведут в настоящее время довольно оживленную полемику, можно ли считать необузданное влечение к Интернету формой наркотического заболевания, требующего серьезного лечения, или это всего лишь слабость характера, поддающаяся нормальной психотерапевтической коррекции. По последним данным американских медиков США онлайновой зависимостью страдают порядка 6% Интернет-пользователей, или, другими словами 11 млн. человек. Однако пострадавшим не до точной классификации. И здесь, к сожалению, как и в отношении алкоголя или курения, женский организм оказывается менее защищенным от отрицательного влияния извне. Вот как описывает свой день одна из пострадавших: "Около 10 утра я выхожу в онлайн, остаюсь там примено до 16, когда приходит с работы муж, а уже в 18 снова иду в Интернет и просиживаю в нем, как правило, до часу ночи". Такая слабость может стоить человеку всего - работы, семьи, здоровья, социальной интеграции.

Но и миновать сетевые тропы в современном мире никак невозможно. В той же ФРГ на самых разных уровнях - от феминистских и политических объединений до правительственных кругов - все более настойчивы требования по самому широкому вовлечению женщин во все формы сетевой активности, в первую очередь в профессиональном смысле. Конференция, проведеннная Партией зеленых по вопросам женской политики, осветила в совсем другом свете уровень приобщения женщин к современным информационным технологиям. Так, несмотря на очевидный рост женской части сетевого сообщества, только 26% немецких фрау и фройлен пользуются выгодами Интернета , в то время как у мужчин эта квота составляет 40%. По-прежнему катастрофически низка доля девушек на ИТ-специальностях в вузах страны - 16%. Да и у работающих по-разному распределяется поле деятельности: в то время как сильный пол преобладает в разработке программ, женщинам скорее отведена роль дизайнеров и. т.п., согласно принципу "мужчины создают программы, женщины их используют".

По мнению одного из лидеров зеленых, г-жи Ренаты Кюнаст, не существует никакой особой предрасположенности полов, все дело в устаревших клише, кочующих из десятилетия в десятилетие, "как будто бы и не было 30 лет женского движения". Элементы дискриминации г-жа Кюнаст обнаружила даже у известной мебельной фирмы IKEA, в торговом зале которой в числе прочего демонстрируются образцы комплектов молодежной мебели, разные для ребят и девочек. Так, в оснащении юношестской комнаты предусмотрен компьютер (разумеестя, в виде муляжа, но место для него запланировано), в то время как у девочек письменный стол настолько мал, что на него в лучшем случае можно поместить разве что альбом для стихов. Интересно, чтобы сказала эта немецкая активистка, недавно, к стати, занявшая пост федерального министра по вопросам защиты прав потребителей, если бы узнала что в замечательной (безо всякой иронии) московской школе, в которой учится моя дочь, девочки обязаны посещать уроки домоводства, а в то время как ребята изучают информатику?!

В этом отношении канцлер ФРГ Герхард Шредер более солидарен со своей новоиспеченной фрау министром, чем с опытными московскими педагогами. По его неоднократно и настойчиво высказываемому мнению, женская квота в ИТ-отрасли страны должна быть значительно увеличена: в сравнении с мировыми стандартами она непозволительно низка. Если не удастся переломить ситуацию, Германии не удастся выбраться из состояния хронической нужды в квалифицированных специалистах, которых она в настоящее время вынужнена завлекать со всего мира.

Дабы не заканчивать этот материал на излишне драматической ноте (помятуя к тому же, по какому поводу он написан), хочу вернуться к его названию. В русском языке слово "чудо" можно использовать в друх значениях: как нечто небывалое, необычайное, редкостное и, более эмоционально, как венец красоты и прелести. Мы знаем, что наши прекрасные подруги и в своей виртуальной инкарнации продолжают оставаться чудом во втором значении этого слова.

Версия для печати