СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Об этой войне у нас известно немного, но любое поражение часто полезно уроками, которые из него удается извлечь.

Когда СССР объявил войну Японии в августе 1945 г., военные действия захватили и Корейский полуостров. Американские войска наступали с юга, а советские - с севера. Преобладали морские десантные операции. Сопротивление японских войск в Корее не было серьезным, и после окончания военных действий по договору между СССР и США страну разделили по 38-й параллели. Южную часть Кореи контролировали американцы, которые держали там небольшой воинский контингент. Начиная с 1947 г. американские и южнокорейские войска совершали регулярные вылазки в районе пограничной параллели, проверяя состояние армии КНДР, которая создавалась со второй половины того же года. Советники из СССР, организовывавшие армию Северной Кореи, были даже во взводах. Численность армии достигла 200 тыс. человек. Среди корейского командного состава было много выходцев из 88-й бригады 25-й армии, сформированной на Дальнем Востоке из советских корейцев, где в чине капитана служил Ким Ир Сен.

Сергей Дебабов. 1949 г.

Сейчас уже опубликованы многие документы, в которых приводится хронология подготовки плана захвата Южной Кореи, одобренного лично Сталиным. Сам же план готовился в аппарате главного военного советника генерал-полковника Терентия Штыкова, который после образования КНДР был назначен послом в Пхеньяне. Полученный советским посольством в начале мая 1950 г., план был переведен на корейский язык и передан северокорейцам. (Большую роль в подготовке плана сыграл генерал-лейтенант танковых войск Васильев, которого после разгрома северокорейской армии в 1950 г. назначили главным военным советником.)

Начало военных действий против американских и южнокорейских войск было назначено на 25 июня 1950 г. В них приняла участие практически вся армия КНДР, и через три дня был занят Сеул.

Но еще задолго до этого срока, в октябре 1949 г., группа сотрудников Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) под видом служащих различных советских организаций была направлена в Пхеньян. В нее входил и Сергей Алексеевич Дебабов (сейчас полковник в отставке), поделившийся со мной своими воспоминаниями.

Главная задача группы состояла в подготовке агентурной сети на юге страны для сбора информации по Южной Корее и ее армии. Агентуру предполагалось использовать в будущих военных действиях.

По мнению Дебабова, сама подготовка начала военных действий и поведение дипломатов, действовавших по подсказке военных после ее начала, не выдерживает никакой критики. Так, советские представители отказались участвовать в заседании Совета Безопасности ООН, на котором решался вопрос о посылке в Корею войск этой организации. Хотя решающей силой была американская армия, однако участие ООН в боевых действиях придало им международный статус.

Большой ошибкой он считает также то, что практически вся северокорейская армия была направлена на юг, а 38-ю параллель защищала только одна плохо обученная бригада (типа добровольной).

Особую проблему всегда составляло оснащение агентов радиопередатчиками. Применявшиеся методы были проверены еще в ходе Второй мировой войны. Закупленные в Швеции чемоданы, куда помещали рацию и наличные деньги (доллары США), дипкурьеры доставляли в посольство СССР в Токио или генконсульство в Сеуле и на явочных встречах чемоданы передавали их агентам.

Чтобы понять, ввяжутся ли в войну США, чей флот базировался вокруг Южной Кореи и в портах Японии, все переговоры между кораблями и кораблей со штабами постоянно прослушивались. Наши стационарные станции радиоперехвата были расположены в районе Читы и Владивостока, а передвижные - в Северной Корее.

Но американцы перехитрили нас, устроив радиотехническую игру. Весь их флот и морская пехота вели обычный радиообмен. Из него следовало, что никаких военных действий США предпринимать не собираются. Морские пехотинцы находятся на кораблях и решают повседневные дела. А тем временем они мобилизовали сотни корейских, японских и своих малых судов, с которых и был высажен первый десант. Вся операция была рассчитана по минутам при полном радиомолчании: распоряжения передавались в письменном виде.

О мобилизации не смогли сообщить и агенты на юге: радиотехнической подготовке и экипировке их не придали должного значения, надеясь на молниеносную войну. Действительно, Сеул был занят через несколько дней после начала военных действий. Скорость наступления была такова, что заброска средств связи агентам не успевала за продвижением армии на юг.

Поэтому высадка американцев в начале июля 1950 г. оказалась полной неожиданностью. Они вышли на стратегическую автодорогу, связывавшую север и юг Кореи, перерезав все пути снабжения армии КНДР. Танки - ее основная ударная сила - оказались без горючего. А северокорейская армия в это время продолжала победоносно шествовать на юг, не встречая серьезного сопротивления. Она остановилась у порта Пусан, вокруг которого еще японцы построили серьезный укрепрайон. Танки без горючего и армия без продовольствия и воды остановились.

После первой удачной высадки американцы стали высаживать десанты в разные районы побережья, к чему ни советское, ни северокорейское военное руководство совершенно не было готово. Контроль за управлением северокорейских войск был потерян.

Версия для печати