В течение прошедшего делового года мы наблюдали стремительный рост интереса к использованию технологий виртуализации в России, и нужно признать, что помимо вполне понятных объективных причин этому способствовала активизация деятельности в нашей стране мирового лидера этого рынка — корпорации VMware, которая весной 2007 г. открыла здесь свое представительство. Об итогах двухлетней работы компании в России, ее планах на будущее и об общей ситуации в этом динамично развивающемся ИТ-сегменте с региональным менеджером VMware по России и СНГ Антоном Античем беседует обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

PC Week: Давайте сначала посмотрим на уже пройденный путь VMware в нашей стране. С чего начиналось и чего удалось достичь?

Антон Антич: Наш офис тут открылся в апреле 2007 г., но в течение еще нескольких месяцев шел процесс его начального формирования, так что собственно активной работой на рынке мы занялись только осенью. Нельзя сказать, что мы стартовали здесь с нуля: до этого в России уже работали партнеры компании, в частности наш первый дистрибьютор OCS, но все же создание представительства — это качественно новый этап в развитии нашего бизнеса. Мы это сделали вовремя — как раз к этому моменту местные заказчики созрели для реального восприятия технологий виртуализации. Хотя для нас это создавало и весьма значительные проблемы, так как нам самим пришлось форсированно расти, решая по ходу дела многочисленные организационные проблемы. Сегодня в представительстве работают 17 сотрудников, но — что важно — уже сформирована достаточно четкая структура офиса с поддержкой различных направлений работы.

Я не могу называть конкретные финансовые показатели нашей деятельности, но смею вас уверить, что у нас очень хорошая динамика роста и достаточно весомые абсолютные показатели. И есть уверенность, хотя бы по числу планируемых нашими заказчиками сделок, что мы сохраним высокие темпы.

PC Week: В этой ситуации довольно неожиданным стало известие об уходе с поста руководителя представительства Михаила Козлова, который был очень заметной фигурой на нашем рынке виртуализации. Как бы вы могли прокомментировать это событие?

А. А.: Я никак не могу это прокомментировать, поскольку просто не знаю всех деталей. Но принципиально важным в данном случае является то, что бизнес VMware в России достиг того уровня, когда персональные моменты уже не играют серьезной роли. У нас уже выстроена структура бизнеса. В том числе и в чисто организационном плане. Например, мы как раз сейчас перешли от плоской системы управления, когда каждый сотрудник фактически подчинялся непосредственно главе представительства, к иерархической.

Второй важный момент заключается в том, что мы сегодня переходим к этапу более планового и предсказуемого развития нашего бизнеса в России. Несколько упрощенно можно сказать так: до сих пор мы “столбили участки”, а сейчас нужно их эффективно использовать. Раньше нас больше интересовали потенциальные заказчики и будущие проекты, а теперь ключевым параметром становится число законченных работ.

PC Week: Что можно сказать о развитии рынка средств виртуализации в нашей стране?

А. А.: Я тут могу, опираясь на сведения о нашем собственном бизнесе, сказать однозначно: увеличение сферы применения виртуализации идет по всем направлениям — растет число клиентов, повышается глубина проникновения этих средства в ИТ-инфраструктуру, расширяется география клиентов.

Все идет по очень характерной для нашей страны схеме развития сферическими волнами: от узкого круга московских заказчиков в сторону регионов и более массового потребителя. Например, мы сейчас видим растущий интерес к виртуализации на Украине (там ситуация в этой сфере отстает от российской примерно на два года) и считаем, что в странах СНГ у нас будет в ближайшее время очень заметный рост бизнеса.

Если давать характеристику текущей ситуации на рынке в целом, то, Россия, конечно, сегодня отстает по общему уровню применения средств виртуализации от передовых в плане ИТ стран. Нельзя сказать, что виртуализация уже стала мэйнстримом российского ИТ-рынка, что уже является фактом на Западе, но этот момент вот-вот наступит и у нас. Но можно точно сказать, что основная часть рынка уже поверила в эффективность этих средств и реальность их применения у себя. В отрасли накоплена критическая масса опыта реализации и развития проектов, что позволяет начать его широкое распространения на рынке. Для многих предприятий вопрос “нужна ли нам виртуализация?” уже заменен на “когда начать внедрение?”.

PC Week: Но появился и еще один вопрос: средства каких поставщиков внедрять?

А. А.: Действительно, еще год назад у заказчиков практически не было выбора, а сейчас имеются альтернативы. И это очень хорошо, потому что способствует ускорению развития рынка в целом. Многие независимые эксперты считают, что VMware опережает по своему технологическому заделу ближайших конкурентов как минимум на два-три года. А это означает, что многие клиенты, которые начинают освоение виртуализации с использования средств наших конкурентов, на следующем этапе своего движения в этом направлении все же придут к нам.

PC Week: Хотелось бы еще узнать: как ваш офис вписывается в общую структуру глобальной корпорации?

А. А.: СНГ, включая Россию, — это одна из четырех зон, которые входят в состав региона EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка). Но при этом реальный статус нашей страны в бизнесе VMware выше, чем такая формальная иерархия. В штаб-квартире отлично понимают потенциал России; в частности, при стратегическом планировании группе стран БРИК уделяется особое внимание. Мы сами это можем видеть, например, по тому, что к нам все чаще приезжают менеджеры из американского офиса.

PC Week: А как строятся отношения с московским офисом вашей материнской компании EMC?

А. А.: Хотя EMC владеет приблизительно 80% акций VMware, мы являемся независимым игроком на рынке и ведем полностью самостоятельную операционную деятельность. Но при этом EMC выступает в роли одного из наших ключевых глобальных партнеров, и в этом плане мы плотно сотрудничаем с московским офисом этой компании в плане реализации совместных программ, проектов и т. д.

PC Week: Но ведь среди ваших глобальных партнеров есть также IBM и HP, которые по многим позициям конкуренты EMC. Не мешает ли отношениям с партнерами то, что кто-то из них может иметь преимущества за счет “родственных” связей?

А. А.: В мире бизнеса критерий деловой выгоды имеет существенно более высокий приоритет по сравнению с “родством”. И чем серьезнее и глобальнее бизнес, тем этот разрыв выше. Если же говорить более конкретно, то до сих пор нашими основными OEM-партнерами были поставщики серверов, которые имеют право поставлять со своим оборудованием наше ПО. Помимо IBM и HP тут еще нужно обязательно упомянуть Dell, Sun и Fujitsu. Только относительно недавно мы стали заключать подобные соглашения с производителями систем хранения данных. Так что EMC для VMware — безусловно, важный технологический партнер, но относительно новый в контексте продаж наших продуктов, и отношения тут еще только “выстраиваются”.

PC Week: До недавнего времени виртуализация продвигалась как средство консолидации серверов. Но сейчас понятно, что эффективное ее применение подразумевает не просто использование одного физического сервера вместо пяти или десяти, а довольно радикальную перестройку всей физической ИТ-инфраструктуры, включая сети и устройства хранения информации. Как бы вы могли охарактеризовать уровень понимания заказчиками этой перспективы?

А. А.: Действительно, повышение эффекта от использования виртуализации достигается за счет более глубокого проникновения этой технологии в ИТ-инфраструктуру. И конечно, лучший результат получается там, где вы не просто встраиваете виртуализацию в имеющуюся инфраструктуру, а формируете последнюю с учетом возможностей и потенциала виртуализации. Но одним из ключевых достоинств виртуализации является как раз то, что ее внедрение можно выполнять поэтапно, эволюционно. И что важно — без серьезных дополнительных затрат.

Если мы посмотрим на процесс внедрения средств виртуализации у конкретных заказчиков, то практически у всех увидим по крайней мере четыре основных этапа. Первый — это опробование технологии на каких-то тестовых стендах или некритичных для бизнеса системах. Чаще всего это делается с помощью бесплатного ПО. Затем, на втором этапе, производится базовая консолидация серверов, причем она также выполняется поэтапно. Здесь заказчик практически сразу получает экономический эффект, который позволяет приступить к третьему этапу — построению динамической инфраструктуры с возможностью свободного перемещения виртуальных машин между физическими серверами.

И наконец, наступает четвертый этап, когда заказчик приходит к пониманию необходимости управления виртуальной инфраструктурой. Тут есть очень много разных аспектов, назову только один из них. Виртуализация сегодня рассматривается многими как средство ограничения неконтролируемого роста физических серверов. Однако перед заказчиком, когда он освоит виртуализацию, встает очередная проблема неконтролируемого роста, но уже виртуальных машин, то есть нужно налаживать процесс управления жизненным циклом виртуальной инфраструктуры.

Что касается вопроса о том, на каком уровне использования виртуализации находятся наши заказчики, то ответ таков: на разном, поскольку опыт показывает, что они должны последовательно пройти через эти этапы. И это правильно, в том числе с точки зрения оптимизации затрат. Это может показаться удивительным, но анализ выполненных проектов свидетельствует о том, что их реализация очень часто выполняется предприятиями в рамках текущих ИТ-бюджетов, без выделения дополнительного финансирования. На каждом этапе получается реальная экономия денег, которая позволяет финансировать следующий этап.

Если же говорить о каком-то среднем уровне, то, наверное, для нашей страны это переход от второго этапа к третьему — к созданию динамических дата-центров после решения задач базовой консолидации.

PC Week: По поводу этапности — это понятно. Но вопрос несколько в другом: как далеко видят заказчики последовательность своих действий, вступая на путь виртуализации? Ведь когда слушаешь истории проектов, создается впечатление, что многие организации двигаются в этом направлении, не имея видения долгосрочной перспективы. Вы сказали, что в отрасли накоплена критическая масса опыта по внедрению виртуализации. Но есть ли обобщение этого опыта и доступно ли оно тем, кто осваивает виртуализацию?

А. А.: Наверное, я не смогу сейчас уверенно ответить утвердительно на такой вопрос. Фактически мы только сейчас подошли к решению задачи обобщения опыта. Это очень важно для развития нашего бизнеса, и мы уже начали заниматься данным вопросом.

Но тут есть другой важный момент: мне кажется, что у нас в стране в принципе не очень хорошо обстоят дела со стратегическим планированием ИТ-развития компаний. К сожалению, чаще всего доминирует подход решения проблем по мере их поступления.

PC Week: А вам не кажется, что для успешного продвижения идей виртуализации были бы полезны консолидированные усилия разных его игроков?

А. А.: Это было бы хорошо. Например, мы с удовольствием принимаем участие в независимых многовендорных мероприятиях, в том числе проводимых в нашей стране IDC. Но в мире главным отраслевым событием считается наша ежегодная конференцию VMworld, на которой всегда присутствуют в роли активных участников и наши конкуренты. Мы постараемся занять позицию такого консолидирующего центра по тематике виртуализации и в России.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)