“Призрак бродит по Европе — призрак…”, нет, не “коммунизма”, а SaaS (Software as a Service, бизнес-модель предоставления функционала программных средств в виде удаленных сервисов), и не по Европе (как там обстоят дела — это отдельный разговор), а по России. Тут положение дел с SaaS больше похоже на историю с тенью отца Гамлета: почти все знают о ней, но мало кто видел и лишь немногие верят, что увидит когда-нибудь. Ей бы (тени) успокоиться, не тревожить живущих на ИТ-рынке, но она все появляется и появляется. Но материализоваться не хочет…

Как обычно, эта новая ИТ-тема пришла к нам с Запада, в случае SaaS это было примерно года четыре назад, и первую пару лет присутствовала в виде зарубежных новостей. Ее обсуждение применительно к российской действительности началось лишь с середины 2008 г. и с тех пор продолжается в виде эпизодических всплесков PR-активности ИТ-компаний, но, к сожалению, практически без демонстрации какого-то реального прогресса. Впрочем, нужно сказать, что и за рубежом информационный накал по теме явно пошел на убыль. В чем дело: SaaS оказалась очередным мыльным ИТ-пузырем? Или это у нас страна такая, не очень приспособленная для SaaS?

“Обещанного два года ждут”

Одной из первых в России про SaaS — правда, в своей собственной интерпретации S+S — начала говорить Microsoft (в том числе на проводимых ею партнерских конференциях). Но на протяжении уже почти двух лет тема представляется в основном в виде теоретических обсуждений преимуществ данной модели, практически без подкрепления этих доводов примерами из местной практики применения.

В течение последних полутора лет был анонсирован ряд отечественных SaaS-проектов (можно вспомнить о запуске в России программы S+S Incubation Center Program в партнерстве с Parking.ru в конце 2008 г., о начале работы в этом направлении компании Softkey летом 2009-го). Но их авторы до сих пор явно не спешат с отчетами о конкретных достижениях и весьма уклончиво отвечают на прямые вопросы по теме. Не очень пока заметны и успехи в нашей стране мирового SaaS-лидера — компании Salesforece.com.

В апреле 2009 г. прошла первая конференция “SaaS в России” (www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=118748), где было сказано, что в нашей стране действует около трех десятков поставщиков SaaS-решений с суммарным доходом (по итогам 2008 г.) 1,8 млн. долл. (по прозвучавшим там данным, в США в этой сфере трудится более тысячи компаний с общим объемом продаж 4,6 млрд. долл.) В качестве перспектив для России называлась в ближайшие годы цифра в 130—400 млн. долл. Сейчас, по прошествии почти года, публично озвучить свои текущие оценки рынка никто не решается, неофициально эксперты говорят о миллионах долларов, но при этом не очень понятно, какие именно услуги попадают в эти суммы. На той же конференции было объявлено о создании российской SaaS-ассоциации, но с тех пор об этой объединенной структуре ничего не слышно.

В начале нынешнего года о запуске собственного SaaS-портала Softcloud объявила компания Softline, назвав его первым подобным российским проектом. Насколько обоснованным является это заявление о первенстве на рынке — вопрос спорный (кроме перечисленных выше проектов можно также упомянуть о похожем проекте екатеринбургской компании “СКБ Контур”), но то, что это не первое объявление о начале работы в данной области, можно утверждать совершенно точно. Кстати, отметим и то, что первая фаза проекта Softcloud стартовала еще летом прошлого года, но вопрос о результатах работы в течение полугодия представители Softline оставили без внимания.

Так что же происходит c SaaS?

Все же большинство экспертов считают, что SaaS — это действительно перспективно и актуально, в том числе и для России. Но дорога к реальному использованию этой бизнес-модели оказалась сложнее, чем представлялось ранее, причем это относится и к миру в целом.

Прежде всего нужно отметить, что, говоря о рынке SaaS, нужно разделять сегменты домашних пользователей и предприятий. В первом из них онлайновые услуги находят все более широкое распространение, но в большинстве своем они относятся к решению коммуникационных задач. Примечательно, что прогнозируемые перспективы замены традиционных офисных приложений аналогичными интернет-средствами пока явно не сбываются. Принципиально важным является то, что подавляющая часть онлайновых услуг частным лицам предоставляется бесплатно с окупаемостью по рекламной бизнес-модели.

Анализ международного рынка SaaS в корпоративном сегменте показывает, что основная часть услуг приходится на решение задач CRM, коммуникаций (почта, обмен мгновенными сообщениями, IP-телефония) и поддержки групповой работы. Другие прикладные проблемы предприятия явно не спешат решать средствами SaaS (хотя есть некоторый интерес к таким функциям, как управление кадрами и бухгалтерией, но только со стороны малого и среднего бизнеса).

Однако, обсуждая количественные показатели рынка SaaS, нужно довольно четко понимать, что мы имеем в виду под данным термином, который трактуется порой довольно широко. В частности, складывается впечатление, что увеличение оценок объемов рынка достигается за счет того, что “тут в счет идет то, что раньше не считалось”, т. е. учитывают услуги, которые к SaaS прежде не относились. Мы этот вопрос уже обсуждали и отмечали, что эксперты сходятся во мнении, что SaaS ассоциируется с использованием бизнес-софта (иначе говоря, не с инфраструктурными, а с деловыми задачами предприятия). То есть интернет-аренда Web-серверов, почтовых серверов, антивирусов и пр. к варианту SaaS просто не относится (скорее всего, такие сервисы входят в категорию Platform as a Service, PaaS).

К SaaS явно не относится и размещение компаниями своих бизнес-приложений на арендуемых вычислительных ресурсах (такая модель называется Infrastructure as a Service, IaaS). Вряд ли стоит зачислять в SaaS и предоставление коммуникационных онлайновых услуг (в том числе и специального назначения, таких, например, как, сдача организациями налоговой отчетности) по той простой причине, что альтернативы для решения этих задач внутренними ИТ-средствами (только с помощью соответствующего сервис-провайдера) просто нет.

Трудности продвижения

Что касается России, то среди трудностей на пути SaaS называли раньше и продолжают часто называть и сейчас три главные: общая неготовность заказчиков, причем больше психологическая, к восприятию новых бизнес-моделей, опасения по поводу безопасности за свои “критически важные” данные и слабая пропускная способность Интернета. Эти проблемы действительно есть, и к ним еще можно добавить целый комплекс юридических вопросов (в том числе в плане защиты персональных данных, оплаты зарубежных услуг, ответственности сторон).

Однако опыт прошедшего года выявил главную трудность, о ней говорят почти все участники реальных проектов, — реализация SaaS-проектов требует больших инвестиций. Нужен качественно иной уровень программных решений, обеспечивающих работу сервисов, более высокий уровень технической поддержки. На важность этой проблемы мы, со своей стороны, обращали внимание читателей полтора года назад: создание SaaS-решений нуждается в использовании качественно иных архитектурно-технологических подходов по сравнению с традиционным ПО, распространяемым в виде продуктов. Речь, в частности, идет о необходимости применения многоарендной (Multi-Tenant) архитектуры.

Еще год назад говорилось о том, что крупные западные поставщики не очень спешат выходить на российский SaaS-рынок. Такая ситуация преподносилась тогда как потенциальное преимущество для отечественных разработчиков, которые могут продвигать свои решения, не опасаясь грозных конкурентов. Однако сейчас видно, что такие предположения фактически не оправдались: у местных компаний не хватает ресурсов ни на создание качественно нового ПО, ни на его маркетинговое продвижение. Сейчас российские авторы SaaS-решений все чаще говорят о желательности активизации зарубежных гигантов в этом направлении (в первую очередь Microsoft, Salesforece.com, IBM), которые смогут реально повлиять на настроение заказчиков, склонив их к использованию новых бизнес-моделей.

Еще один важный момент. В самом начале обсуждений будущего SaaS (еще три-четыре года назад) у многих на рынке было представление, что применение такой сервисной модели позволит вендорам перейти к схемам прямых продаж клиентам услуг, минуя традиционные каналы поставок. Подобные перспективы явно не устраивали партнеров поставщиков ПО, и, надо сказать, та же Microsoft прикладывала тогда немало усилий, чтобы убедить ИТ-компании в том, что партнерская сеть не останется не у дел, подчеркивая при этом, однако, что ей придется серьезно менять свое позиционирование на рынке.

Сейчас можно уже довольно уверенно сказать, что посредники между поставщиками и клиентами нужны, но их функции претерпевают серьезные изменения. Это очень хорошо было видно еще год назад на примере Salesforce.com, у которой бизнес “напрямую” в России откровенно не пошел (правда, во многом из-за нашей местной специфики), и она была вынуждена делегировать более значительную часть полномочий своему местному партнеру CT Consulting. Теперь мы можем видеть, что и российские SaaS-вендоры убедились в невозможности выйти на массового потребителя без профессиональных продавцов услуг, применяя только методы интернет-маркетинга. Собственно, появление порталов Softkey, Softline и “СКБ Контур”, а также начало продаж SaaS-услуг классическими софтверными дистрибьюторами (в частности, MONT говорят именно об этом. Но эти же примеры подтверждают и то, что продавцам нужно выходить на качественно новый уровень работы, в том числе создавая и используя собственные хостинг-ресурсы с применением современных промышленных средств создания облачных сред.

Итак, сегодня можно констатировать, что представление (планы, иллюзии, опасения) о быстрой победе SaaS на ИТ-рынке оказались явно преувеличенными. В то же время большинство экспертов не сомневается в том, что популярность этой модели будет повышаться. Но о полном вытеснении традиционных вариантов использования ПО (с развертыванием его на площадках заказчиков) не может быть и речи, даже в отдаленной перспективе

Версия для печати