Стремление эффективнее использовать ИТ-ресурсы стало одним из основных мотивов их централизации и виртуализации. Как подтверждает опыт практического использования, виртуализация не только может обеспечить существенную экономию вычислительных мощностей, но и предлагает инструменты для гибкого распределения и управления ими, учета их использования.

О состоянии российского рынка виртуализации и некоторых тенденциях его развития научному редактору еженедельника PC Week/RE Валерию Васильеву рассказывает региональный директор компании VMware по Центральной и Восточной Европе Марек Свиерад.

PC Week: Каковы основные критерии готовности пользователей к использованию виртуализации?

Марек Свиерад: Можно считать, что любой владелец даже единственного персонального компьютера или сервера уже готов к виртуализации. Даже один-единственный сервер в виртуализованном состоянии предоставляет его владельцу при эксплуатации гораздо больше удобств и безопасности, чем обычный “железный”. Но особенно актуальна технология виртуализации при массовом использовании ИТ-ресурсов, например, в крупных компаниях и государственных структурах. При этом наряду с виртуализацией серверов нужно помнить и о виртуализации рабочих станций, для которых соображения экономии ресурсов и безопасности эксплуатации столь же важны, как и для серверов. Однако виртуализация пользовательских компьютеров осложнятся тем, что пользователи неохотно соглашаются на изменение привычных для них условий работы — к своим компьютерам они относятся по-собственнически. Но постепенно люди меняют свое отношение, поскольку начинают понимать, что вместе с виртуализацией приходят простота и удобство эксплуатации рабочего места.

PC Week: Вы говорите, что рядовые пользователи пока консервативны в своем отношении к виртуализации. А как на нее реагируют ИТ-специалисты?

М. С.: ИТ-специалисты тоже ведь являются “сособственниками” пользовательских компьютеров; когда компьютер попадает в ремонт, это становится особенно наглядным. Виртуализация помогает нам изменить свое отношение к данным. Данные должны следовать за нами, а не наоборот, как это происходит сегодня, когда мы вынуждены идти за данными, которые привязаны к устройствам доступа. Этот процесс уже начался. Например, если сегодня у меня в поездке сломается ноутбук, некоторые операции со своими данными я смогу проводить с помощью смартфона BlackBerry.

Люди уже почувствовали, насколько это удобно — не быть привязанными к данным. Так, когда компания VMware открыла первые сто IP-адресов, с помощью которых интернет-пользователи смогли создавать на ее веб-ресурсах свои виртуальные машины, за пять минут пятьсот человек воспользовались этой услугой, и половина из них использовала для этого iPhone.

PC Week: Как вы оцениваете емкость рынка продуктов виртуализации вычислительных ресурсов во вверенном вам регионе и в России?

М. С.: В 2005 г. всего три человека — я и два системных инженера — отвечали за бизнес VMware в Австрии и Восточной Европе, в том числе в России и странах СНГ. Рынок в этом регионе был мал. В этом году в Австрии работает 20 человек, в Восточной Европе — 35 человек, 22 человека трудятся в российском офисе компании — мы реагируем на весьма динамичный подъем рынка в этом регионе.

Должен сказать, что основной доход мы получаем сегодня от виртуализации серверов, хотя наиболее быстро сейчас растет сегмент виртуализации рабочих мест. Его емкость раз в десять больше серверного в денежном исчислении, а если считать по устройствам, то раз в тридцать.

Исследования Gartner и IDC показывают, что сегодня только 15% серверов переведены в режим виртуализации, зато к 2015 г., согласно прогнозу Gartner, таких устройств будет уже примерно половина. Емкость российского рынка серверов, которая соответствует совокупным продажам этого вида оборудования у таких компаний, как IBM, HP, Dell, Fujitsu и др., я оцениваю примерно в 500 млн. долл. Значит, емкость рынка серверной виртуализации в России составляет сегодня около 75 млн. долл., а к 2015 г. она увеличится до 250 млн. долл. Процесс виртуализации рабочих станций, как я уже говорил, только начался, и в России, как и во всем мире, виртуализация используется только примерно на 1% таких устройств.

PC Week: С какими проблемами использования виртуализации вы сталкиваетесь чаще всего? Есть ли у России здесь какая-либо специфика?

М. С.: Что касается виртуализации, как и ИТ в целом, то, думаю, у России нет каких-то существенных отличий от других стран. Всюду есть такие заказчики, как банки, телекоммуникационные компании, государственные организации и т. п. С другой стороны, российский рынок подчиняется законодательству России, которое строже, чем, например, законодательство Словении. Мы должны учитывать это и вместе с нашими здешними партнерами и с российскими ведомствами выработать свою стратегию соответствия этим требованиям. Мы продолжаем такую работу, хотя изначально здесь у нас были ощутимые проблемы. Так, какое бы предложение мы ни делали заказчикам, его тут же отвергали специалисты по ИБ. Но со временем они стали понимать, что виртуализация дает преимущества и им, потому что выносит защиту информации на самостоятельный уровень, отличный от уровня операционной системы, благодаря чему можно организовать защиту не изнутри операционной системы, а снаружи.

PC Week: Как вы оцениваете состояние защищенности виртуальных сред?

М. С.: Мы прилагаем немало усилий для стыковки наших продуктов со средствами обеспечения ИБ, работая совместно с McAfee, Symantec и другими компаниями, специализирующимися на защите информации. То же самое могу сказать про наше взаимодействие с разработчиками программного обеспечения самого разного назначения. Полагаю, что количество рисков, связанных со все более широким использованием виртуализации, расти не будет.

PC Week: А если сравнить защищенность виртуальной ИТ-среды с защищенностью физической?

М. С.: Ну, физические серверы небезопасны по определению. Зато, используя виртуализацию, все содержимое сервера можно превратить в один-единственный файл, его можно сохранить на любом носителе, в любой СУБД, в любой системе хранения данных… При утрате такого виртуализованного физического сервера будет несложно восстановить его содержимое на другом устройстве. Благодаря этому процессы резервного копирования, откатов состояния систем, восстановления после аварий (которые являются важными компонентами защиты информации) в виртуальной среде существенно упрощаются.

PC Week: Есть ли в защите виртуальных ресурсов принципиальные отличия по сравнению с защитой физических ИТ-ресурсов?

М. С.: Перед тем как ответить на этот вопрос, напомню, что компания VMware не является разработчиком средств защиты информации, поэтому мой ответ не будет детальным. Принципиальных отличий я не вижу — основы организации защиты, как мне кажется, и там и там одинаковы: здесь нужно защищать физический сервер приложения, там — виртуальный, работающий в итоге все равно на физическом уровне и делающий некоторые “физические вещи”. И еще раз обращу ваше внимание на оперативность и удобство проведения операций тестирования и восстановления в виртуальных средах. Например, наш клиент в Балтии финансовая группа Hansabank проводит тестовую процедуру послеаварийного восстановления раз в месяц, для того чтобы убедиться в ее работоспособности. Выполнять эту процедуру по ежемесячному графику в физической среде было бы просто невозможно.

PC Week: Не “съедят” ли расходы на защиту виртуальной среды (дополнительные к расходам на защиту среды физической, которую никто не отменяет) всю экономию, ради которой пользователи во многом сегодня устремились к виртуализации?

М. С.: Не думаю, что это случится. В качестве примера сошлюсь на опыт еще одного нашего клиента из банковской сферы — Societe Generale в Чехии. В этом банке подсчитали, что при переходе с физического варианта ИТ-решения (куда входила среди прочих систем и система хранения данных) с годовой совокупной стоимостью владения 80 млн. крон на виртуальный получается экономия в 40%. У нас есть аналогичные примеры и из российской практики внедрения наших продуктов — это Альфа-банк, банк “Ренессанс”, есть примеры из госсектора, телекоммуникационного российского рынка.

PC Week: В облачных вычислениях главным гарантом качества облачных сервисов выступает провайдер. Как провайдеры могут убедить своих клиентов в собственной состоятельности как поставщиков услуг?

М. С.: Наш подход к облачным вычислениям отличается от подхода таких компаний, как Google и Amazone. Они ориентированы на публичные облака, а мы — на частные, которые клиенты используют только для себя.

PC Week: В случае частных облаков все равно есть провайдер — это ИТ-служба компании. Как она решает эти задачи? Удается ли ей построить коммерческие отношения с бизнес-подразделениями компании? Умеют ли они доказывать качество своих сервисов?

М. С.: Для этого VMware разработала специальные инструменты мониторинга загруженности ИТ-ресурсов. Они позволяют регистрировать время предоставления ИТ-ресурса, уровень качества сервиса. С их помощью провайдер может гарантировать качество услуг, рассчитывать потребление ресурсов пользователями, выставлять с необходимой периодичностью разным подразделениям своей компании как потребителям ресурсов счета, подобные тем, которые выставляют нам компании электроэнергообеспечения за потребленную электроэнергию на основе показаний электросчетчиков; в этих счетах прописано, сколько было за прошедший период использовано процессорных мощностей, какого качества, сколько расходовано памяти в системах хранения данных… В счета можно включать стоимость совершенно разных ресурсов, в том числе резервных серверов, обеспечивающих непрерывность сервисов. Существуют различные методики и инструменты, которые позволяют поддерживать приоритетность тех или иных серверов, процессов, сервисов. Наш генеральный директор любит говорить, что мы создаем и предлагаем заказчикам “программный мэйнфрейм”, в котором можно использовать “железо” самых разных вендоров и располагать его в самых разных, удобных для заказчиков местах.

PC Week: Закон “О персональных данных” является регламентирующей доминантой российского ИТ-рынка на протяжении последних двух лет. Вы не испытываете сегодня трудностей с продвижением средств виртуализации в связи с необходимостью обеспечивать информационную безопасность в целом и соблюдать требования этого закона в плане защиты персональных данных в частности?

М. С.: Мы с проблемами ограничения использования виртуализации в вашей стране не сталкивались. К тому же около 60% наших доходов здесь, в России, приходится на государственный сектор, где требования со стороны органов государственного регулирования особенно строгие. Среди относящихся к этому сектору заказчиков есть такие, у кого количество виртуальных машин исчисляется тысячами. Не сильно преувеличивая, скажу, что практически и все российские банки используют наши решения. Да, в России действуют правила, обязывающие нас указывать средства шифрования, которые мы используем в своих продуктах. Но это касается не только продукции VMware — это обязаны делать все вендоры, работающие в вашей стране. Не думаю, что использование виртуализации как-либо затруднено из-за требований закона “О персональных данных”, ведь с внедрением виртуализации с позиций использования ИТ принципиально ничего не меняется — серверы и системы хранения данных остаются там же, где они были ранее.

PC Week: Благодарю за беседу.

Версия для печати (без изображений)