За последние годы возможности получения образования, переподготовки или повышения квалификации в дистанционном режиме в России существенно расширились благодаря развитию системы дистанционного обучения (ДО); на Западе такая модель применяется уже давно и весьма успешно. Тем не менее сегодня вряд ли можно говорить о том, что к настоящему времени в российском обществе сложилось сколько-нибудь определенное отношение к данной форме обучения. Обусловлено это, очевидно, слабой информированностью населения о возможностях ДО, уровнем качества учебных программ, предлагаемых в его рамках, а также целесообразностью выбора этой формы обучения в тех или иных обстоятельствах… Вопросов действительно много, и в нашем обзоре, при подготовке которого мы собрали мнения ряда экспертов, а также опросили читателей PC Week/RE, попытаемся ответить хотя бы на некоторые из них.

Дистанционное обучение: российские реалии

Прежде чем перейти к более насущным вопросам, стоит определиться с самим понятием дистанционного обучения. Елена Дивногорцева отмечает, что по документам Минобрнауки дистанционной формы образования не существует, но разрешается использовать информационно-коммуникационные (в том числе дистанционные) технологии (ИКТ) в любых количествах для любых форм обучения.

Но так уж повелось, что в наших умах ДО — это в первую очередь передача знаний на расстоянии. Для ДО могут быть использованы любые технологии, которые позволяют достичь поставленных целей, — от традиционной почты до спутниковой связи.

Современное представление о дистанционном обучении в большей степени основывается на ИКТ и технических средствах. Именно расширение сферы использования интернет-технологий во всех сферах жизни и деятельности, в том числе и в образовании, стало предпосылкой к возникновению и последующему развитию ДО.

Однако несмотря на то, что всемирная паутина опутала будни человека уже давно, массовое использование технологий ДО началось только четыре-пять лет назад.

“В России в период 2002—2005 гг. создание учебных обучающих курсов являлось прерогативой коммерческих мультимедийных издательств, но с 2005-го ситуация начинает меняться: образовательные технологии вошли во все сферы нашей жизни, включая ИКТ, транспорт, безопасность и т. д., — отмечает Максим Мельников. — Практически все государственные структуры, так же как и коммерческие, стали проводить обучение своих сотрудников и повышать их квалификацию. Причинами этого являются нехватка профессиональных кадров, отсутствие опыта у сотрудников, требования ГОСТ и международных стандартов ISO”.

Согласно опросу, проведенному среди читателей PC Week/RE, 42,6% респондентов имеют опыт ДО, из них 24,2% обучались дистанционно в рамках корпоративной программы обучения персонала, 18,4% прошли обучение по собственной инициативе и за собственный счет. А 35% опрошенных хотели бы подобным образом повысить квалификацию. И только чуть более 17% участников опроса отнеслись к этой идее скептически, выразив нежелание обучаться по такой форме.

На сегодняшний день рынок дистанционного обучения действительно развивается очень быстрыми темпами. Многие вузы имеют систему ДО и предоставляют абитуриентам (студентам) возможность получить образование или повысить свою квалификацию. Тем не менее дистанционная форма занимает лишь 10—15% в общей совокупности образования. Максим Мельников считает, что основная причина — недостаточное качество курсов ДО.

С ним соглашается и Николай Новожилов, отмечая, что на сегодняшний день место ДО в общей системе российского образования очень скромное и вспомогательное. “Против ДО существует предубеждение, что это не очень высокого качества продукт, возможности его ограничены и польза от него невелика”, — говорит он.

А Денис Милов полагает, что сегодня есть лишь несколько успешных российских примеров на рынке, о которых стоит говорить, где система ДО налажена, производство обучающих продуктов, предназначенных для работы в системе ДО, поставлено “на поток”, а качество таких продуктов приближается к лучшим мировым практикам. Именно у этих игроков наблюдается бурный рост числа подключившихся к системе удаленного обучения людей, но, по мнению эксперта, это не масштабы страны, а только показатели отдельных организаций.

“Остальная часть игроков рынка ДО имеет крайне слабое представление о самой системе обучения, особенно как о модели бизнеса, включая производство и поддержку систем, — считает Денис Милов. — Это хорошо заметно на различных конференциях, где эти “модные” вопросы обсуждаются”.

Таким образом, ДО хоть и можно назвать быстро развивающейся формой образования, но не настолько массовой и всепроникающей. Несколько лет назад этой системе прочили светлое будущее, говорили, что она распространится чуть ли не на все учебные заведения. Реальность, как всегда, внесла коррективы и определила её место там, где она действительно может быть эффективна.

Одной из причин такого развития событий является неравномерное проникновение компьютерных технологий в различные регионы России. Главная проблема — нехватка выделенных и собственных средств для развития “технологического процесса” во многих школах и вузах. Если верить статистике, основным препятствием является как раз не высокая стоимость оборудования (модемов, компьютеров), а расходы на его подключение (стоимость техники составляет не более 20% от всех расходов, необходимых для запуска образовательных процессов, предусматривающих ее использование).

Существует и другая точка зрения. Данил Динцис считает, что ДО — это весьма демократичная форма обучения и доступная для большинства слоев населения. “Инфраструктура за последние два-три года существенно улучшилась. Особенно заметен рост в регионах (хотя и не повсеместно). Услуги интернет-провайдеров заметно подешевели, и высокоскоростной доступ в Интернет стал вполне доступен. Особенно актуальными дистанционные формы обучения становятся в период, когда большинство компаний и просто людей стараются максимально экономно подойти к получению новых знаний. Для людей, занимающихся самостоятельно, — это возможность с меньшими издержками повысить свою профессиональную компетенцию и, следовательно, стоимость на рынке труда”, — рассказал он.

Однако Денис Милов обращает внимание, что многие системы ДО, предлагаемые на рынке, — это “пустышки”: “Пусть коллеги не обижаются, но это факт. Мы наблюдаем множество оболочек и минимум содержания для будущих пользователей этих систем. Поставить компьютерное и программное обеспечение, наладить пропускной канал и расставить учебные места — это наши коллеги научились делать прекрасно. Однако далее необходимо поместить в это “железо” знания и опыт десятков людей, наладить процесс поддержки и обновления содержания, и тут уже многие поставщики испытывают проблемы. Вариант, когда они обучают заказчика созданию материалов в своей системе, хорош, но и тут есть проблемы — курс, созданный в одной системе, крайне сложно перенести в другую, чтобы сделать его доступным для еще большей аудитории. Да это и невыгодно большинству поставщиков, если они об этом задумываются. Так что рекомендую обращать внимание на содержательную часть предложений”.

Качество услуг ДО в России

В настоящий момент количество интернет-компаний, предлагающих услуги дистанционного обучения, очень велико и растет с постоянной прогрессией. Отделения ДО открываются во многих российских и уж тем более зарубежных университетах. Дистанционным обучением занимаются школы, сертификационные клубы, отдельные профессионалы... Существуют даже различные премии для фирм, работающих в сфере ДО. Достаточно только упомянуть широко известную ежегодную премию Russian e-Learning Awards.

Однако опрошенные нами эксперты сходятся во мнении, что качество услуг ДО в России оставляет желать лучшего. Давайте разберемся в причинах более подробно.

“Не секрет, что сегодня любой человек может купить специальный конструктор для создания учебного курса, — говорит Максим Мельников. — Помимо этого в российских вузах в целях экономии привлекают к работам студентов, силами которых и создаются учебные курсы. Представляете, какое качество мы получаем на выходе? Таким образом, рынок ДО компрометируется низкокачественными продуктами, отсюда и мнение о невысоком качестве дистанционного обучения. Подобную практику используют и некоторые известные на рынке ДО коммерческие компании. Один из специалистов, работающий в такой компании, рассказал, что стоимость учебного курса составляет примерно 450 рублей. Теперь давайте зададимся вопросом, сколько же за свою работу получает такой человек и специалист ли он”.

Чтобы преодолеть эту проблему, по мнению Николая Новожилова, необходимо предпринять специальные усилия:

  1. наработать продукт хорошего качества;
  2. подготовить убедительные демонстрации возможностей ДО;
  3. расширить возможности интерактивного взаимодействия и привлечь для участия в нём высококвалифицированных тренеров;
  4. вести пропаганду для изменения отношения к ДО.

Денис Милов считает, что рынок ДО как таковой крайне слабо развит и к тому же весьма “разношерстен”: “К примеру, качество ряда западных программ контролируется извне — это определенная гарантия. Что касается многих других, то тут все зависит от используемой модели — много откровенно слабых продуктов. Кроме того, надо понимать, что целый класс ДО-продуктов не может обходиться без сильной составляющей — преподавателей и консультантов”.

Действительно, каким бы нелепым это ни казалось, но человеческий фактор и здесь играет свою важную роль. Во многих системах основную часть времени обучаемый работает с продуктом самостоятельно, но случается, что ему необходимо обратиться за консультацией по сложному для него вопросу. При этом идеология большинства систем ДО такова, что ответ должен быть дан в кратчайшие сроки.

Таким образом, качество дистанционного обучения в первую очередь зависит от квалификации работающих в этой системе людей. “Задайте себе вопрос, проработаны ли в системе подготовка и поддержание учащихся на должном уровне, доступны ли они в вашем регионе в удобное для вас время и по удобным для вас каналам связи, — добавляет Денис Милов. — То же самое касается систем ДО, где критичными функциями являются проверка получаемых знаний (экзамены, аттестация) и компонент наставничества в обучении”.

Надо сказать, что мнение читателей PC Week/RE несколько разошлось с мнением экспертов и в большинстве случаев оно положительное: 31% участников опроса ничуть не жалеют о подобном опыте и качеством полученного образования вполне удовлетворены. И только 11,7% ответили, что зря потратили время и деньги.

А вот Данил Динцис уверен, что всё зависит от каждого конкретного случая и существуют направления, в которых качество услуг без преувеличения соответствует мировому уровню. Это относится, например, к использованию технологий виртуализации для обучения в удаленном режиме работе со сложными техническими системами. “Использование технологий виртуализации позволяет добиться даже лучших результатов, чем в очном обучении. В классе обучаемому доступен один компьютер, а при дистанционном обучении в его распоряжении виртуальная сеть из любого количества компьютеров. Например, в нашей практике стало обычным развертывание виртуальной сети для обучения пользователя. В ней может быть четыре или пять и даже до полутора десятков серверов. Вся инфраструктура развертывается на нашей площадке, к которой пользователь получает доступ на весь период обучения”, — заверяет он.

Елена Дивногорцева, в свою очередь, полагает, что качество обучения в значительной степени зависит от эффективного использования методов и инструментов.

Действительно, методы и инструменты очного обучения знакомы и учащимся, и преподавателям в большей степени, чем методы и инструменты ДО. Но возможности этих последних значительно шире, чем первых. Предложите современному учащемуся организовать свое обучение без Интернета. Реакция вполне предсказуема.

Следовательно, еще один вероятный критерий оценки качества услуг — степень успешности применения полученных тем или иным образом знаний.

За и против

Даже несмотря на некоторые трудности, можно смело говорить о том, что ДО имеет массу преимуществ и позволяет решить ряд проблем, присущих традиционной методике обучения. Главное его достоинство заключается в решении проблемы доступности образования. Система дистанционного обучения позволила реализовать в российском образовательном пространстве идеологию открытого образования, означающего общедоступность образовательных ресурсов.

“Развитие информационных технологий в России, а также острая потребность в специалистах приводят к идее постановки обучения “на поток”, то есть бизнес должен снизить затраты на очное обучение, но увеличить количество специалистов. Вот тут-то и появляется необходимость дистанционного обучения, когда каждый сотрудник на своем рабочем месте (за экраном компьютера) может потратить несколько часов, чтобы повысить свой уровень, свою компетентность в том, либо ином вопросе, — считает Максим Мельников. — В российском образовании наблюдается другая тенденция: увеличивается стоимость обучения в вузах, а на бесплатные отделения очень велик конкурс. ДО превращается в заочную форму обучения, что позволяет значительно снизить расходы, но все же получить образование и диплом”.

Кроме преимущества материальной и географической свободы в выборе места учебы, позволившей решить проблему доступности, дистанционная технология обладает и другими плюсами. Педагогические особенности этой технологии в основном предусматривают самостоятельную работу студента в удобное для него время. Таким образом, возможность по собственному усмотрению управлять графиком обучения делает ДО привлекательным для занятых людей, которые желают получить второе образование или повысить квалификацию.

Кроме того, знатоки ДО к преимуществам данной системы относят и возможность использования в обучении накопленного опыта и “базы знаний” других учеников. Например, доступ к консультациям и дискуссиям в веб-конференциях охватывает гораздо более широкий круг вопросов и участников, чем единовременно собирается в классе или аудитории. Соответственно рассматриваемый предмет изучается глубже.

Важными мотивами участия в дистанционных образовательных проектах являются возможность самореализации, оценка собственных сил (есть возможность сравнить результаты свои и других учащихся), знакомство с новыми формами организации учебной деятельности и т. д. В ДО сняты проблемы поиска учебных материалов и пособий (студент получает доступ к комплекту необходимых учебных материалов сразу при зачислении), а системы оценки знаний объективны и независимы от преподавателя… Можно долго перечислять преимущества, которые открывает ДО перед человеком, жаждущим получить знания. И тем не менее многие участники рынка да и сами потенциальные ученики воспринимают обучение на расстоянии весьма скептически.

Например, дистанционное образование ориентирует человека на внутреннюю систему оценки и планирования, а она не всегда может быть объективной. Среди основных минусов ДО Николай Новожилов называет также отсутствие контакта “ученик — преподаватель”. “Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда слушатели приходят учиться именно к конкретному преподавателю, — отмечает эксперт. — И для них очень важен этот непосредственный контакт. Это происходит, когда обучением занимается преподаватель “с большой буквы”. Таких среди преподавательского состава немного: 20—30%. Дистанционно ученика не воспитать. Можно возразить, что тех, кто учится дистанционно, уже не надо воспитывать, но это не так, все зависит от профессионализма учителя”.

Денис Милов соглашается со своим коллегой: “Очень редко встретишь программы ДО, где проработано наставничество. А передача опыта необходима, особенно для сложных дисциплин. Наладить это — сложный бизнес-процесс, но и отдача будет велика”.

Среди недостатков более “легких” продуктов он отмечает невозможность быстрой их адаптации к потребностям пользователя. Во многих системах пока слабо налажено тестирование обучаемого. А ведь есть профессии, где знания должны быть гарантированы.

Одна из причин сложившейся ситуации кроется в недоверии будущих студентов и работодателей к дистанционно заработанному диплому. Но основные проблемы, с которыми сталкиваются те, кто решил учиться удаленно, — это недостаточное качество связи и низкая скорость интернет-доступа.

Где учиться: в России или за границей?

Несомненно, технология ДО более всего развита в англоязычной (американской или европейской) части Сети. Да и дипломы, полученные после обучения на отделениях ДО американских вузов, имеют более высокую ценность, чем их российские аналоги.

Денис Милов считает, что выбирать надо лучшие мировые практики: “Если это ДО, то ваше местоположение уже не имеет значения. Если на ряде этапов требуется подключение экспертов к вашему обучению — тестирование, консультации, — смотрите на уровень этих специалистов, требуйте гарантий заявленных компетенций, — советует он. — Нам приходилось сравнивать программы Carnegie Mellon University с подобными продуктами в России и странах СНГ. Лучшие отечественные примеры выдержаны в духе этой ведущей мировой школы. Возможно, в них пока лишь меньше практики, но тут необходимо лишь время на передачу опыта”.

Противоположное мнение у Максима Мельникова. Эксперт акцентирует внимание на том, что главное — правильно расставить акценты. “На Западе действительно очень активно развивается дистанционное обучение, но это не значит, что оно развивается очень успешно. Если говорить о технологиях, то действительно они лучшего качества, а если говорить о содержании, то необходимо правильно расставить акценты и учитывать региональный аспект Запада: о какой именно стране идет речь. Например, если мы сравниваем образовательный канал Discovery и BBC, то мы видим разницу в подходе при изложении учебного материала; то же относится и к образовательным курсам. Если мы берем американскую модель обучения, то по содержанию и качеству подаваемого материала она значительно уступает английской модели, однако это вовсе не означает, что она хуже. Дело в методологии и подаче материала, каждая из этих моделей работает и выполняет свою роль. На сегодняшний день мне неизвестны исследования, которые бы доказывали, что Европейские и Американские учебные курсы по содержанию лучше отечественных. Думаю, что мы больше смотрим на технологии (имеется ввиду техническая составляющая учебного курса: видеоматериал, симуляции, флэш, дизайн и т. д.), чем на содержание, поэтому наше мнение о качестве западных продуктов несколько преувеличены и субъективны”.

Так или иначе, практически все эксперты советуют получать образование в той стране, где вы собираетесь работать сразу по завершении данного этапа обучения.

Тенденции рынка ДО

Некоторое несовершенство технологий ДО на сегодняшний день — это всего лишь временные трудности роста перспективной и очень быстро развивающейся формы образования. В связи с этим большинство экспертов пророчат ему развитие и практически повсеместное внедрение в будущем.

Стоит отметить, что на рынке ДО эксперты выделяют как наиболее перспективные несколько направлений.

Елена Дивногорцева отмечает, что в последние годы наиболее популярны программы смешанного обучения (blended learning), когда часть занятий проходит в очном режиме, а часть с использованием инструментов ИКТ. С одной стороны, очные занятия соответствуют привычному представлению об образовании, с другой — ИКТ позволяют учащимся обрести столь необходимые в XXI веке компетенции, связанные с эффективным использованием новых инструментов и возможностей сети. Популярность таких программ, очевидно, будет увеличиваться, в том числе и в связи со все возрастающими транспортными проблемами и ускоряющимся темпом современной жизни, когда жаль тратить время на дорогу к месту учебы.

С точки зрения Данила Динциса, наиболее перспективными являются те направления ДО, которые связаны с созданием и развитием интерактивного контента, способного сымитировать разнообразные бизнес-задачи. Еще одним перспективным и экономически эффективным направлением является создание виртуальных классов. В этом случае обучаемые и преподаватель находятся каждый перед своим компьютером, оснащенным веб-камерой. Общение и обучение происходят в реальном времени, при этом слушателям не надо приезжать в класс, можно оставаться дома или на рабочем месте.

Таким образом, несмотря на то что Россия сильно отстает по уровню использования ДО от Европы, прослеживается тенденция активного роста рынка дистанционного обучения. Другими словами, российское ДО практически “наступает на пятки” западному. “Уже сейчас создаются крупные специализированные компании, рынок движется к стадии зрелости”, — резюмирует Николай Новожилов.

Наши эксперты

Елена Дивногорцева, директор центра дистанционных образовательных технологий Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС

Данил Динцис, руководитель направления дистанционного обучения и сертификации центра компьютерного обучения “Специалист” при МГТУ им. Н. Э. Баумана

Максим Мельников, начальник отдела ДО НОУ “Академия Информационных Систем”

Денис Милов, исполнительный вице-президент, член совета директоров компании TEKAMA

Николай Новожилов, директор учебного центра “Академия Корпоративных Систем”

Версия для печати (без изображений)