Постулат о том, что система отечественного высшего образования нуждается в серьезном реформировании и радикальном обновлении материально-технической базы, стал общим местом уже много лет назад. В какой-то момент необходимость в преобразованиях назрела столь остро, что в условиях благоприятной экономической ситуации процесс очевидно сдвинулся с мертвой точки. Условно его можно разделить на три составляющие: государственные реформы (перевод вузов на двухуровневую систему подготовки студентов, внедрение новых образовательных стандартов, перераспределение бюджетных мест в пользу более востребованных профессий и т. д.), частные инициативы университетов (развитие дистанционного обучения, партнерство с бизнесом, закупка современного оборудования на собственные средства и пр.) и модернизация “на встречных курсах”, когда государство выделяет бюджетные средства под конкретные инициативные проекты вузов.

Информационные технологии здесь играют особую роль. Во-первых, Минобрнауки признало, что в стране действительно имеется острая нехватка профильных специалистов, поэтому именно в пользу айтишников (наряду с машиностроителями, агрономами и пр.) будут сокращены бюджетные места юристов и экономистов. А во-вторых, без информатизации учебного и административного процессов на современном этапе развития не может обойтись практически ни одно учебное заведение вне зависимости от его профиля.

Объективной комплексной оценки того, насколько успешно происходит внедрение ИТ в систему высшего образования, сегодня не существует. Однако первые шаги в этом направлении уже предпринимаются. В мае прошлого года независимое рейтинговое агентство “РейтОР” и журнал “Карьера” при содействии компании “АйТи” провели исследование и составили рейтинг инновационных вузов по уровню развития информационно-коммуникационных технологий. И если к его результатам можно относиться по-разному, то сама методика и самоочевидные объективные выводы однозначно заслуживают внимания.

Инновационные вузы

В силу известной ограниченности ресурсов организаторы рейтинга изначально не ставили перед собой задачи оценить степень информатизации во всех вузах России без исключения. По соображениям целесообразности было решено ограничиться выборкой из наиболее активных и “продвинутых” университетов, к числу которых авторы проекта закономерно отнесли все вузы, принявшие участие в конкурсе инновационных образовательных программ 2006—2007 гг.

Напомним, что упомянутый открытый конкурс проходил в два этапа в рамках приоритетного национального проекта “Образование”. В 2006 г. государственные гранты получили семнадцать университетов; в 2007-м к ним добавилось еще сорок. Общая сумма выделенных бюджетных средств равняется 30 млрд. руб., и еще порядка шести миллиардов составили собственные привлеченные средства учебных заведений. В результате данный проект, итоги которого еще только предстоит подвести, по праву считается самым масштабным в истории современной России.

Ограничивать свою выборку только вузами-победителями организаторы рейтинга не стали. По мнению руководителя проектов агентства “РейтОР” Алексея Чаплыгина, многие заявки проигравших зачастую ни в чем не уступали финалистам, поэтому опросные листы были разосланы не в 57, а в 290 учебных заведений.

Обратили ли вы внимание, что и в названии рейтинга, и в названии конкурса присутствует слово “инновационный”? Его смысл на интуитивном уровне вроде бы все прекрасно понимают, но четкого официального определения при этом не существует. (Как мрачно шутят депутаты Госдумы, в сходном положении в нашей стране пребывает только порнография.) Чтобы внести ясность, Алексей Чаплыгин в своем недавнем выступлении на научно-практической конференции компании “АйТи”, прошедшей в Москве, объяснил, что такое в его понимании инновационный вуз. По его убеждению, это словосочетание адекватно можно употребить по отношению к учебному заведению, если оно выпускает специалистов наивысшей квалификации и одновременно является образовательным центром, реализующим программы для аудиторий всех возрастов. При этом вуз должен быть центром исследований, социализации, генерирования и продвижения идей, международных коммуникаций, экспертизы и консультаций (в различных пространственных масштабах), а также поддержки стратегических и оперативных решений органов управления любого уровня.

Что касается того, почему организаторы рейтинга заинтересовались именно уровнем развития ИКТ в высшем образовании, то объяснение, по-видимому, заключается в высокой актуальности вопроса. Агентство “РейтОР” отдельно отмечает, что согласно данным Ассоциации производителей компьютерных и информационных технологий (АП КИТ), потребность российской ИКТ-отрасли в 2007 г. составила 188 тыс. человек, но число выпускников по ИКТ-специализациям оказалось ниже почти в два раза.

По состоянию на конец прошлого учебного года у нас в стране ежегодно выпускается около 50 тыс. ИКТ-специалистов, 35 тыс. бакалавров и 10 тыс. магистров. Потребность отечественной ИТ-индустрии в новых кадрах составляет более 80 тыс. человек в год, потребность других отраслей экономики — более чем 100 тыс.

Как последние цифры изменятся в контексте протекающего глобального экономического кризиса, сейчас вряд ли кто-то возьмется сказать. Однако очевидно, что через несколько лет кадровый голод как минимум будет иметь сопоставимые масштабы, а в том случае, если государство действительно начнет переход от сырьевой экономики к инновационной, потребность в ИТ-кадрах только увеличится.

Рейтинг

В рамках своего исследования организаторы рейтинга попытались оценить не только уровень базовой ИКТ-инфраструктуры, но и степень проникновения ИКТ в образовательный процесс и системы управления учебными заведениями, а также уровень развития электронных услуг вуза для студентов, магистрантов, аспирантов и преподавателей.

Для адекватности сравнения учебные заведения были классифицированы на следующие категории: классические университеты, технические и технологические вузы (к ним же отнесены нефтегазовые и горные, а также единственный участник рейтинга от университетов путей сообщения — МГУПС-МИИТ), гуманитарные (экономические, правовые, педагогические, искусства и культуры), медицинские, архитектурно-строительные (включая геодезические, землеустройства, автодорожные) и аграрные. В отдельную категорию были выделены негосударственные вузы, хотя при этом они также фигурировали и в числе гуманитарных университетов.

Необходимые исходные данные для экспертной оценки формировались из трех источников: официальные сайты вузов, открытая информация по их инновационным образовательным программам и, разумеется, опросные листы, заполняемые ректорами. Респондентам предлагалось ответить на 26 вопросов анкеты: назвать направления подготовки по ИКТ, определить численность обучающихся по ним студентов-очников и количество преподавателей, назвать количество компьютеризированных рабочих мест, перечислить центры подготовки и сертификации специалистов для работы с определенным ПО, указать наличие или отсутствие ЦОДов, вычислительных центров, информационных систем, электронных библиотек, систем мониторинга территории, инфокиосков, специализированных лабораторий и т. д.

Полученные данные составили три блока: “ИКТ-подготовка”, “ИКТ-инфраструктура”, “ИКТ-ресурсы”. Для облегчения работы экспертов по каждому показателю каждого блока были разработаны простейшие шкалы и определены веса оценок.

В итоге в каждой категории вузов были составлены как отдельные рейтинги по каждому блоку, так и сводные по уровню развития ИКТ вообще, где итоговая оценка представляет собой сумму блочных оценок, нормированную по максимальному значению и приведенную к 100 условным баллам.

В рамках этого материала мы, разумеется, не имеем возможности представить результаты рейтинга в полном объеме. Исчерпывающую информацию вы можете найти на сайте “РейтОРа”. Здесь же мы для примера приводим верхние строчки таблиц из категории технических и технологических вузов.

По блоку “ИКТ-подготовка” (цифры указывают величину нормированной оценки)

1.   Уфимский государственный авиационный технический университет (УГАТУ) — 100

2.   Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики (ЛИТМО) — 94

3.   Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) — 92

 4.   Московский энергетический институт — 92.

 5-6. Новосибирский государственный технический университет — 89

 5-6. Московский государственный технический университет (МГТУ) им. Н. Э. Баумана — 89

По блоку “ИКТ-инфраструктура”

1. Московский государственный институт электронной техники (МИЭТ) — 100

2. Иркутский государственный технический университет — 95

3. Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики — 90

4. МГТУ им. Н. Э. Баумана — 87

5-6. ЛИТМО — 86

5-6. Московский государственный университет путей сообщения — 86

По блоку “ИКТ-ресурсы”

1. ЛИТМО — 100

2. Московский государственный институт стали и сплавов — 94

3. УГАТУ — 84

4. МИЭТ — 81

5-6. МГТУ им. Н. Э. Баумана — 80

5-6. Уральский государственный технический университет — 80

Сводный рейтинг

1. ЛИТМО — 100

2. УГАТУ — 97

3. МИЭТ — 93

4. МГТУ им. Н. Э. Баумана — 92

5. ТУСУР — 91

Общие выводы

Говоря о проделанной работе, организаторы отмечают, что при составлении подобных рейтингов наиболее полными и подробными источниками данных по университетам выступают, разумеется, сами учебные заведения. Преимущество получения информации от представителей вузов состоит в том, что она позволяет ответить на целый ряд таких вопросов о качестве образования, на которые иначе найти ответы просто нельзя. Но такая процедура имеет и недостаток: отсутствие гарантий достоверности сведений. И в этой связи авторы проекта не исключают того, что впоследствии будет создан механизм выборочной проверки информации.

В целом Алексей Чаплыгин отмечает не самую высокую активность опрашиваемых вузов. Из 290 разосланных анкет адекватная реакция последовала только на 114. Причем качество полученных ответов и скорость реагирования напрямую зависели от личной заинтересованности конкретных респондентов (обычно речь шла о проректорах по информатизации).

Таким образом, главным препятствием для объективной оценки отечественной высшей школы г-н Чаплыгин склонен считать закрытость учебных заведений. И проистекает она отнюдь не из-за секретности, а по причине неразвитости коммуникационной политики. В большинстве вузов какая бы то ни было стратегия информационного взаимодействия с внешним миром просто отсутствует. И это при том, что сегодня открытость университета, по мнению г-на Чаплыгина, является одной из основ его конкурентоспособности в образовательной среде.

Версия для печати (без изображений)