В выступлении на Санкт-Петербургском научном форуме “Наука и общество. Информационные технологии. IV Петербургская встреча лауреатов Нобелевской премии” декан факультета информационных технологий и программирования СПбГУ ИТМО профессор В. Г. Парфенов (на основе опыта проведения олимпиад школьников по информатике и программированию и сдачи единых государственных экзаменов) сказал, что школу в один год в стране оканчивает всего 500—600 человек, талантливых в области естественных наук, и что именно эти молодые люди и могут (если мы их сохраним) составить научную и инженерную элиту России. После этого он сказал, что если в указанной ситуации в стране будет готовиться около 500 сильных программистов в год, то это будет значительным достижением.

Эти цифры вызвали недоумение академика РАН В. Б. Бетелина, который сказал, что при таком кадровом потенциале у нашей страны нет будущего, и что опыт Советского Союза свидетельствует о том, что талантов можно воспитать значительно больше.

При этом никто не обратил его внимания на то, что СССР с его 250-миллионным населением уже почти 20 лет как не существует. За это время многое изменилось и в экономике, и в культуре, и в образовании, и в науке, и в демографии …

Главное же, что за это время изменились сами молодые люди: у них, в частности, сформировались другие приоритеты в жизни (“физики” потерпели сокрушительное поражение от “лириков”, в качестве которых выступают экономисты и менеджеры).

Во всех развитых странах, в том числе и в России, происходят такие процессы, как общее падение интереса молодежи к занятиям точными науками, негативное воздействие на молодежь клиповой и интернет-культур, компьютерных игр, телевидения и т. д. Все это приводит к сдвигам в психике молодых людей, препятствующим их долговременной сосредоточенной умственной деятельности (так называемый синдром перманентного частичного внимания), и общее уменьшение желания молодых людей напряженно трудиться. “Отвращение к напряжению ума”, — как говорил французский геометр Госпар Монж, было характерно для людей всегда, но в настоящее время оно встречается почти повсеместно. “Не грузи мне мозг”, — это одно из наиболее часто повторяемых высказываний молодежи и не только.

“Уровень требований к подготовке в школе падает, а в вуз поступают все. Если раньше первокурсники показывали глубокие знания, то в этом году даже на мехмате и факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ 60% не справились с контрольной работой, аналогичной по сложности ЕГЭ” (Академик РАН В. А. Садовничий. Российская газета. 29.09.2009 г.)

После этих печальных результатов приведу еще несколько фактов, которые свидетельствуют о том, что В. Г. Парфенов был близок к истине.

Я спросил моего бывшего аспиранта Данила Шопырина, скольких сильных программистов можно подготовить в стране за один год. Он, не задумываясь, ответил — хорошо, если 500, а потом пояснил: “Несколько лет назад в Оренбурге, откуда я родом, готовили одного сильного программиста в год: сначала наш университет закончил Федор Шереметьев, потом был я, а в следующем выпуске был еще один сильный программист, фамилию которого я не помню. И это притом, что у нас программистов каждый год выпускалось несколько десятков”. При этом отмечу, что разница между сильными программистами и просто программистами бывает разительной, и я знаю компании в Санкт-Петербурге, которые принимают на работу одного из ста программистов, приходящих на собеседование.

Наш выпускник Олег Пестов, входивший в генерацию школьников, талантливых в области программирования, которые были воспитаны С. М. Окуловым в Вятке, несмотря на все наши уговоры остаться в Санкт-Петербурге вернулся в родной город для того, чтобы учить одаренных детей. Через год он сказал мне, что его энтузиазм значительно уменьшился, так как в Кировской области в то время было всего два одаренных в области программирования школьника.

Один из чемпионов мира по программированию рассказал мне, что когда он учился в школе, его мама — преподаватель информатики — учила их программированию, а теперь только учит, как пользоваться компьютером.

Спрашивается откуда возьмутся после окончания вузов высококвалифицированные программисты, если известно (Гладуэлл М. Гении. Почему одним все, а другим ничего? М: Альпина Бизнес Букс, 2009), что для того, чтобы добиться выдающихся результатов в любой области, кроме таланта и соответствующих условий, необходимо затратить на совершенствование мастерства не менее 10 000 часов, а это около трех часов в день в течение десяти лет!

Такое время можно набрать, если активно заниматься программированием пять—шесть лет в школе, а потом посвятить программированию (практическому и теоретическому) еще шесть лет в университете.

При этом отметим, что в настоящее время больших успехов в профессии добиваются многие победители студенческих олимпиад по программированию, так как они наряду с многолетним занятием программированием в школе (в основном в кружках и дома) и в университете, еще много лет усиленно тренируются. Тренировки позволяют существенно увеличить “время наработки на успех”.

Теперь от вопроса “создания” профессионалов в программировании, вновь вернемся к одаренным школьникам. Академик РАН К. Г. Скрябин сказал, что под его руководством в стране в несколько этапов был проведен мониторинг студентов, одаренных в области биологии. Их оказалось не сотни, а лишь около 40 человек. Еще меньше удалось найти талантливых школьников — всего 16.

Теперь подойдем к рассматриваемому вопросу с другой стороны. В стране 750 академиков РАН в возрасте 50—90 лет и около 1500 член-корреспондентов в возрасте от 45 до 85 лет. Это всего около 20 академиков и 40 член-корреспондентов одного года рождения по всем наукам!

В Санкт-Петербурге сегодня 7000 докторов наук в возрасте от 40 до 80 лет. Это меньше 20 докторов одного года рождения по всем наукам! Считается, что в Санкт-Петербурге проживает примерно 1/15 докторов наук России, поэтому число докторов наук одного года рождения по всем наукам в стране около 300 человек.

Таким образом, общее число ученых высшей квалификации одного года рождения по всем наукам в России около 360 человек!

Поэтому, если в стране удастся готовить в год хотя бы 500 сильных программистов, то это будет большим успехом.

Выдающихся специалистов, родившихся и работающих в своей стране, мало и во многих других странах. Так, например, в США число ученых со степенью, приехавших из других стран, в технических и компьютерных науках — 57% (Газета “Поиск”. 11.09.2009 г.). Исключение могут составить только две страны — Китай, а, со временем, и Индия, которые активно ведут подготовку специалистов высшей квалификации для своих стран, в том числе и в США.

В строительстве мы решили проблему людских ресурсов за счет привлечения кадров из дружественных нам республик бывшего СССР. Не исключено, что этим же путем следует идти, например, в программировании, привлекая наиболее одаренных в этой области молодых людей в Россию, по крайней мере, на время.

Версия для печати