Википедия определяет дистанционное обучение (ДО) как совокупность технологий, обеспечивающих доставку обучаемым основного объема изучаемого материала, интерактивное взаимодействие обучаемых и преподавателей в процессе обучения, а также предоставление обучаемым возможности самостоятельной работы по освоению изучаемого материала, а также в процессе обучения.

В 2003 г. инициативная группа ADL (Advanced Distributed Learning) начала разработку стандарта дистанционного интерактивного обучения SCORM (Sharable Content Object Reference Model), призваннного обеспечить совместимость компонентов ДО и возможность их многократного использования. При этом предполагалось, что учебный материал можно представить отдельными блоками, которые могут включаться в разные учебные курсы и использоваться системой ДО независимо от того, кем, где и с помощью каких средств они были созданы.

В свое время интерес к ДО проявили некоторые отечественные ведомства. В частности, был издан приказ Министерства образования и науки РФ № 137 от 06.05.2005 “Об использовании дистанционных образовательных технологий”. На волне всплеска интереса к данным технологиям разработкой дистанционных учебных курсов начали активно заниматься многие ИТ-компании: “Термика”, Competentum, “Мираполис”, “Сетевая академия ЛАНИТ” и др. Как эти компании пережили острую фазу экономического кризиса и что они думают о будущем дистанционного обучения? Ответы на эти вопросы вы найдете ниже.

“Мы пережили экономический кризис без серьезных потерь, — говорит руководитель отдела разработки электронных курсов Competentum Алина Андреева. — В непростые времена наша компания уверенно держалась на плаву за счет продажи электронных бизнес-курсов и внедрения систем дистанционного обучения. В кризис бюджеты большинства предприятий на развитие сотрудников были сокращены, поэтому заказчики стали более обдуманно подходить к расходам. Клиенты предпочитали вкладываться в проверенные и недорогие электронные курсы, без дорогих спецэффектов и 3D-анимации, при этом позволяющие в короткие сроки решить образовательные задачи. Наибольшим спросом пользовались готовые курсы из библиотеки Competentum, а не созданные на заказ для конкретной компании. С точки зрения клиента, это менее рискованное вложение средств: можно увидеть и оценить курс до заключения договора”.

Долгое время отрицательно относились к спецэффектам и в “Термике”, достигшей значительных успехов на ниве автоматизация процессов обучения и аттестации сотрудников промышленных предприятий. “Мы с самого начала своей деятельности в сфере электронного обучения делали ставку на разработку “технологичных” учебных курсов с минимальным количеством спецэффектов, —сказал заместитель генерального директора “Термики” Константин Воробьев. — Основной же акцент ставился на представлении учебных материалов в виде, позволяющем максимально быстро освоить содержащийся в учебном курсе объем знаний. Такой подход позволяет специалистам нашей компании оперативно вносить изменения в учебные курсы, обеспечивая тем самым полное соответствие учебных материалов быстро меняющимся нормативным правовым актам, действующим в сфере промышленной безопасности, охраны труда и т. д. Все разрабатываемые нами учебные курсы предназначаются для продажи в виде законченного тиражного продукта под брендом “Технология Олимп:Обучение” и могут быть использованы в любой современной системе ДО”.

В то же время Константин Воробьев отмечает: “Кризис отступает, и учебные бюджеты организаций начинают увеличиваться. В этой связи мы тоже не стоим на месте. Накопленный на первом этапе опыт и растущая технологическая база позволяют нашей компании усложнять элементы разрабатываемых учебных курсов, в том числе и за счет включения в них трехмерной графики, элементов компьютерной анимации, новых алгоритмов представления учебных материалов, средств персонализации под требования конкретного заказчика”.

Представители “Мираполиса” (до 2009 г. эта компания работала лишь с небольшим кругом корпоративных и государственных заказчиков и не была активно представлена на общедоступном рынке программного обеспечения) отмечают: “Тема дистанционного обучения становится интересной не только организациям, для которых обучение является основным бизнесом (вузы, коммерческие учебные центры), или крупнейшим корпоративным заказчикам, имеющим в своей структуре корпоративный УЦ, но и организациям среднего и малого бизнеса. Причина в том, что современный работодатель предъявляет все более жесткие требования к квалификации сотрудников. Это влечет за собой тестирование кандидатов в процессе приема на работу, обучение сотрудников при введении их в должность и необходимость регулярного прохождения курсов повышения квалификации. Но если дистанционное обучение необходимо не всем, то те или иные методы компьютеризированного входного тестирования, по нашим оценкам, востребованы у 80—90% корпоративных заказчиков. Да, на рынке представлено немало стандартных курсов, дающих базовые навыки работы с компьютером, продаж или бизнес-этики. Причем такие курсы зачастую продаются не отдельно, а в составе системы дистанционного обучения. Но для большинства средних и крупных компаний задачи ДО не ограничиваются стандартным обучением — учить надо специализированным вещам, плотно “заточенным” под внутренние процессы производства, продаж или учета”.

Как видим, перед покупателями электронных курсов стоит примерно такая же задача, как и перед покупателями других сложных программных продуктов: “шить” эти продукты на заказ или идти в “магазин готового платья”? Интересный способ преодоления противоречия между дороговизной и эффективностью предлагает Competentum. “В докризисные времена случалось, что клиент покупает курс, но не использует его, он пылится на полке и не дает результатов, — говорит Алина Андреева. — Поэтому на кризисные явления в экономике мы отреагировали более гибкой ценовой политикой: стали продавать не электронные курсы целиком, а так называемые прохождения — при этом клиент оплачивает только количество реально обучающихся”.

Кроме того, Алина Андреева отмечает: “Как ни странно это звучит, но кризисный ветер перемен принес на рынок дистанционного образования и позитивные изменения. В условиях оптимизации бюджетов на образование многие компании осознали преимущества современных технологий и приняли стратегическое решение — отказались от очных тренингов и семинаров в пользу электронного образования как более дешевого. Несколько наших крупных клиентов в 2008—2010 гг. внедрили комплексные системы дистанционного обучения. Сегодня, когда рынок электронного образования оживает, они уже получили очень положительные результаты”.

“Мы также заметили возрастание интереса к компьютерным методикам обучения в период кризиса, — добавляет Константин Воробьев. — Потенциальные пользователи стали гораздо больше внимания уделять содержанию курса и его методической проработке. При этом на первый план вышли вопросы эффективности применения курса и его соотношения цена/качество”.

А специалисты “Мираполиса” обращают внимание еще на один аспект внедрения систем ДО: “Мы все чаще сталкиваемся с необходимостью интеграции внедряемой системы дистанционного обучения с существующей инфраструктурой заказчика. Поэтому для эффективного внедрения системы ДО необходимо детально понимать, что и как “вертится” у заказчика, причем не только в области ИТ, но и во всех основных бизнес-процессах. Но в целом перспективы развития рынка систем дистанционного обучения и тестирования мы оцениваем как очень радужные”.

Однако не все относятся к дистанционным учебным курсам восторженно. “Да, одно время ходили разговоры о том, что дистанционное обучение сильно потеснит обучение традиционное, — сказал Дмитрий Изместьев, директор учебного центра “Сетевая академия ЛАНИТ”. — Но, на мой взгляд, пик интереса к дистанционному обучению прошел несколько лет тому назад. Все, кто хотели его попробовать, его попробовали. И убедились в том, что да, это неплохая форма обучения, но она дает существенно худший результат, чем различные очные формы обучения. В то же время есть некоторые области, где дистанционное обучение очень удобно. Например, для реализации краткосрочных программ, где речь идет не об обучении, а скорее об информировании. Скажем, у компании появился какой-либо новый продукт. И всем менеджерам по продажам надо быстро ознакомиться с деталями этого продукта, дабы грамотно его продавать. Делать ради этого полноценный учебный курс нет никакого смысла. Но можно сделать дистанционный курс, который грамотный и легкообучаемый менеджер может пройти буквально за полчаса. Разумеется, такого рода дистанционный курс не должен быть простой “однонаправленной” лекцией-презентацией. Он должен содержать различные тесты и уметь собирать разного рода статистику. Чтобы руководитель подразделения имел ясную картину о том, кто и как обучился новому продукту. И имел возможность депремировать тех, кто не прошел обучение или показал плохое знание предмета. В этом случае действительно получается очень красивая и удобная форма передачи новых знаний. Но так можно учиться, вернее — информироваться, полчаса-час. Эффективно освоить такого рода курс, рассчитанный на 40 часов, не получится”.

Однако не все так просто и однозначно. Дмитрий Изместьев отмечает: “Эффективность того или иного курса зависит не только от его формы и содержания. Очень важна мотивация обучаемого. Предположим, некий менеджер изъявляет желание за счет работодателя пройти дорогостоящие очные курсы по сложному продукту известной транснациональной фирмы. Однако начальника одолевают сомнения: действительно ли его подчиненный хочет досконально разобраться в данном продукте? А может, он хочет просто отдохнуть (съездить за рубеж) или заиметь “корочки”, дабы повысить свою рыночную стоимость и “слинять” при первом удобном случае? Тогда начальник может устроить ему испытание: предложить пройти относительно дешевые, но достаточно долгоиграющие предварительные дистанционные курсы, дающие базовые знания по данному продукту (на английском языке такого рода курсов имеется достаточно много). Если подчиненный сможет успешно пройти эти курсы и выполнить соответствующие тестовые задания, то можно считать, что намерения у него действительно серьезные. Одним словом, длинные дистанционные курсы хороши тогда, когда они предлагаются не сами по себе, а являются определенным этапом комплексной многоэтапной системы обучения. Если говорить о нашей “Сетевой академии”, то в ней интерес к чисто дистанционным курсам ныне в среднем проявляют не более 5% обучаемых. В отдельных корпоративных программах эта доля бывает выше, но и там она не превышает 20%. Поэтому разработку новых оригинальных дистанционных курсов мы прекратили”.

Может, очередной всплеск интереса к ДО вызовут столь модные сейчас вебинары? “Это интересная форма освоения новых знаний, — считает Дмитрий Изместьев. — Но не думаю, что она радикально изменит соотношение между спросом на очные и заочные курсы. Мы тщательно анализировали отечественный и зарубежный опыт в этой области и пришли к выводу, что в вебинарах на пять плюсов приходится примерно тридцать минусов. Если вам нужно быстро донести какие-либо сведения до многих людей, которых трудно собрать вместе, то вебинары — отличная штука. Но в качестве инструмента организации длинных серьезных курсов они совершенно непригодны. Возможно даже, что слушателям полезнее в удобное для них время просмотреть длинный презентационный видеофильм, записанный в хорошем качестве, чем в строго определенное кем-то время участвовать в коллективном просмотре “видеочатов”, где качество изображения и звука зачастую никуда не годится”.

Тем не менее методы дистанционного обучения все чаще проникают в нашу жизнь. Причем порой весьма неожиданными путями. К примеру, как сообщило 28 марта ИА “Новости-Сибирь”, томские специалисты планируют ввести в регионе дистанционное обучение шахматам детей-инвалидов из отдаленных населенных пунктов в рамках эксперимента по внедрению обязательного шахматного образования в школах”.

А вот сообщение сайта Lenta.ruот 28.03.2011: “Брокерская компания ANG Capital, предоставляющая прямой доступ на американский фондовый рынок, проводит серию уникальных бесплатных Web-семинаров, направленных на повышение квалификации и обучение начинающих и уже практикующих трейдеров фондового рынка”.

Днем позже в “Российской газете” можно было прочитать о том, что “Архангельская область обеспечила дистанционное обучение для специалистов малого и среднего бизнеса по работе на электронных торговых площадках”. Примеры такого рода можно перечислять очень долго.

Версия для печати