В начале июня корпорация IBM представила результаты первого исследования среди ИТ-директоров в регионе RCIS (Россия и страны СНГ), проведенного в рамках глобального исследования IBM 2011 CIO Study. Эти исследования проводятся с 2009 г. и являются частью серии исследовательских инициатив IBM C-Suite Study Series, представляющих собой опросы руководителей высшего звена, включая исполнительных директоров (CEO), финансовых директоров (CFO), директоров по управлению персоналом (CHRO) и в последнее время директоров по ИТ (CIO).

Цель исследований IBM CIO Study — отслеживание тенденций в изменении роли ИТ-директора на предприятии, однако, как отметил генеральный директор IBM в России и странах СНГ Кирилл Корнильев, для каждого исследования используются разные методики проведения опросов, что не дает возможности проследить динамику изменения ряда получаемых результатов во времени. Так, предметом исследования в 2009 г. было выяснение роли ИТ-руководителя на предприятии — считает ли тот себя членом управленческой команды компании, и принимает ли участие в решении стратегических задач бизнеса. В 2010-м в опросе участвовали только исполнительные директора, они поделились своим мнением относительно тех целей, которыми должны руководствоваться ИТ-руководители в своей работе. Последнее же глобальное исследование IBM должно было выяснить, как возможности ИТ согласуются с устремлениями и задачами руководителей бизнеса. IBM 2011 CIO Study основано на более чем 3000 персональных интервью с ИТ-директорами, представляющими самые разные по масштабу организации из 18 отраслей 71 страны. В отчете, полученном по результатам анализа этих интервью, отмечается возрастающая стратегическая значимость миссии ИТ-директора как лидера инноваций и роста бизнеса.

В исследовании в регионе RCIS приняли участие 62 ИТ-руководителя: 73% из России, 19% — с Украины и 8% — из Казахстана. Сфера деятельности организаций — производство (11%), телекоммуникации (18%), финансовые услуги (23%), государственный сектор (23%) и дистрибуция (25%). По количественному составу эти организации были представлены крупным бизнесом (57%, от 1000 до 10 тыс. сотрудников), средним (24%, более 10 тыс. сотрудников) и мелким (19%, менее 1000 сотрудников).

Говоря о репрезентативности полученных результатов, Кирилл Корнильев подчеркнул, что такая небольшая выборка, конечно, не позволяет получить реальную картину того, какую роль играют CIO на предприятиях в регионе RCIS — погрешность будет слишком велика. Отраслевая структура опрошенных ИТ-руководителей смещена в сторону компаний, оказывающих разного рода услуги, тогда как сектор реальной экономики представлен всего 11% исследованных компаний. А фокус на крупный бизнес стал отражением структуры нашей экономики, для которой характерно, что подавляющая часть валового национального продукта создается небольшим количеством крупных предприятий. Тогда как в развитых странах структуру экономики можно схематично изобразить в виде пирамиды, в основании которой находятся мелкие компании, а наверху — крупный бизнес, у нас в силу неразвитости среднего бизнеса эта схема, скорее, напоминает песочные часы.

Главным и наиболее интересным результатом исследования IBM стало существенное различие в количестве ИТ-директоров, решающих инновационные задачи на предприятии, в регионе RCIS и за рубежом (5 и 13% соответственно) (рис.1). Оно указывает на то, что в бизнесе в этом регионе до сих пор существует большой потенциал увеличения эффективности за счет модернизации. “Сегодня можно повысить финансовые и другие показатели работы предприятия путем элементарного наведения порядка, а не внедрения новых бизнес-моделей, — подчеркнул Кирилл Корнильев. — И пока этот резерв не исчерпан, борьбы за эффективное использование технологий будет достаточно для решения задач рационализации”. В отличие от нас в развитых экономиках этот путь уже пройден, и поэтому им приходится внедрять инновации с целью создания дополнительной стоимости.

Здесь следует отметить, что под инновациями IBM подразумевает изменения, связанные в основном с внедрением новых бизнес-моделей, которые позволяют радикально изменить способы ведения бизнеса. С этой точки зрения развертывание новой, скажем, ERP- или финансовой системы, нельзя отнести к новаторству — это задача трансформации, направленная на оптимизацию использования ИТ в компании. А вот переход предприятия на ведение бизнеса в Интернете или создание портала для осуществления закупочной деятельности как раз могут служить примерами инновационных подходов.

Также обращает внимание и тот факт, что количество ИТ-директоров, решающих задачи трансформации и расширения в регионе RCIS и за рубежом, практически совпадает. И это неудивительно, так как, по словам Кирилла Корнильева, у нас каждое пятое предприятие что-то серьезно трансформирует — внедряет ERP-, банковскую или иную крупную систему.

Еще один интересный результат исследования IBM — это различие в структуре подчинения в зависимости от приоритетной бизнес-задачи ИТ-директора (рис. 2). Процент ИТ-директоров на постсоветском пространстве, подчиняющихся напрямую генеральному директору компании, составляет 63%, что почти на 20% больше среднемирового показателя. Это, по мнению г-на Корнильева, говорит о том, что CIO в России и странах СНГ вовлечены в процесс формирования стратегии бизнеса и играют существенную роль в ее реализации. Еще одна причина такой ситуации может быть связана с качеством менеджмента в целом на предприятии. “Профессионально грамотных управленцев в наших странах катастрофически не хватает, и у генерального директора есть мало сотрудников, на кого он мог бы опереться. ИТ-специалисты отличаются структурированным мышлением, обладают бОльшими навыками и знаниями, а также больше информированы о бизнесе. В то время как на западных предприятиях есть много грамотных управленцев, среди которых и директор по производству, и финансовый директор”, — сказал он. Кроме того, тот факт, что ИТ-директора мало рапортуют финансовым директорам, может иметь и исторические корни. Ведь в советские времена такой должности на предприятиях просто не было, а финансовый блок возглавляли главные бухгалтеры.

К числу других результатов исследования IBM относится наблюдение о том, что представление ИТ-директоров о наиболее важных внешних силах, влияющих на их организации, в значительной степени совпадает с мнением генеральных директоров (рис. 3). Так, технологические факторы признаются вторыми по важности после рыночных и руководством предприятий в целом, и ИТ-руководителями. Кроме того, как и в других регионах мира, ИТ-директора в России и странах СНГ придают особое значение навыкам работы с людьми и развитию технологий.

В исследовании IBM также подчеркивается, что помимо совпадения приоритетных направлений развития бизнеса в представлении высшего руководства и ИТ-директоров, наиболее приоритетными считаются углубление знаний, сближение с клиентом и повышение квалификации специалистов (рис. 4). Исследование также продемонстрировало, что ИТ-руководители в регионе RCIS проявляют значительный интерес к использованию инструментов внутреннего сотрудничества и коммуникаций.

И наконец, среди результатов IBM 2011 CIO Study RCIS следует упомянуть, что в качестве наиболее важных элементов повышения конкурентоспособности компании ИТ-директора признают бизнес-аналитику и мобильные решения, а также высоко оценивают перспективность широкого применения технологий виртуализации (рис. 5). Именно развертывание систем виртуализации обеспечивает сегодня необходимый для массового внедрения облачных решений уровень сложности инфраструктур. Вместе с тем надо отметить, что особенности развития информационных систем на предприятиях региона определили повышенный, по сравнению с данными глобального исследования, интерес к управлению бизнес-процессами, развитию порталов самообслуживания и виртуализации.

В заключение Кирилл Корнильев высказал предположение, что в будущем результаты исследований, проводимых в России и странах СНГ, будут постепенно двигаться в сторону глобальных соотношений, хотя сейчас трудно сказать, когда это действительно произойдет.

Версия для печати (без изображений)