Сейчас трудно найти организацию, в которой не использовались бы информационные технологии. Но это не значит, что каждая организация извлекает из ИТ максимальную пользу. Зачастую это бывает вызвано тем, что ИТ-отдел и руководство не могут найти друг с другом общий язык. Поэтому в последнее время вырос спрос на специалистов, которые, с одной стороны, хорошо разбираются в ИТ, а с другой — понимают цели и методы бизнеса. Подготовкой таких кадров занимается Школа ИT-менеджмента РАНХиГС при Президенте РФ. О том, что сейчас происходит в области подготовки ИТ-управленцев, рассказывает директор школы Александр Соколов.

Как кризис отразился на услугах по подготовке ИТ-специалистов управленческого уровня? Какие тенденции вы отмечаете и с чем они связаны?

После кризиса 2008 г. рынок бизнес-образования, по разным оценкам, упал на 20—30%. По нашим данным, в России количество обучающихся по всем программам MBA с ИТ-специализацией сократилось на четверть. На мой взгляд, это положительный момент. В докризисный период на волне роста ИТ-рынка открывалось множество программ по подготовке ИТ-управленцев, но далеко не все они были хорошего качества. Кризис привел к закрытию слабых программ. Мы же, напротив, продолжали усиливать преподавательский состав и улучшать качество обучения. И сейчас по нашей программе MBA-CIO учится примерно 60% всех слушателей программ MBA для ИТ.

Как сейчас меняется роль ИТ-руководителя в организациях? С чем связаны перемены?

Кризис заставил более рачительно относиться к расходам, в том числе и на информационные технологии. Теперь ИТ-директору в большей степени, чем раньше, приходится обосновывать эти затраты. Но в области ИТ не хватает управленцев. Грамотный ИТ-управленец — это человек, хорошо разбирающийся и в ИТ, и в бизнесе. А таких менеджеров мало. Большинство ИТ-директоров в наших компаниях являются людьми с хорошим техническим образованием, которые начинали свою карьеру сисадмином или программистом. Они хорошие айтишники, но им не хватает делового подхода.

А сейчас умение разговаривать на понятном бизнесу языке ценится вдвойне. По опросам наших выпускников программы MBA-CIO, в последние два года их зарплаты значительно росли. Думаю, что получение необходимых знаний сыграло здесь не последнюю роль.

Какие программы у вас более востребованы — бизнес-обучение (MBA) или ИТ-специальности?

Школа ИТ-менеджента создавалась в 2001 г. по инициативе академика РАН Аганбегяна А. Г. именно для подготовки управленческих ИТ-кадров, а не для подготовки ИТ-специалистов. У нас есть две программы: MBA для ИТ-директоров и профпереподготовки для ИТ-менеджеров. Программа MBA востребована чуть больше. Если в цифрах, то программу профпереподготовки закончили более пятисот человек, а программу MBA-CIO — уже свыше шестисот специалистов.

Как развивается спрос на образование в вашей школе в последнее время? Какие слушатели превалируют — индивидуальные или корпоративные?

После бума, наблюдавшегося до 2008-го, в нашей школе количество учащихся по программе MBA снизилось на 10% и вот уже три года остается неизменным. Примерно такая же ситуация и на программе профпереподготовки менеджеров среднего звена. Какие-либо тенденции выделить здесь не берусь. Многие ожидают восстановления докризисной ситуации, но неопределенность пока высока на всех рынках, и сфера бизнес-образования не исключение.

Традиционно больше двух третей наших слушателей оплачивают обучение самостоятельно. Но даже из оставшейся трети я выделил бы только единичные случаи, когда компания осознанно посылает на обучение ИТ-директора или претендующего на этот пост работника. Думаю, что такая ситуация сохранится еще долго и будет меняться с развитием конкуренции между компаниями.

Какие формы обучения, предлагаемые вашей школой, наиболее популярны? Какие из них вы считаете наиболее перспективными?

Как и во многих других местах, у нас обучение ведется по очно-заочной форме и подразделяется на вечернее и модульное. Что это означает? Вечерние занятия проходят два раза в неделю вечером и две субботы в месяц. Модульная форма создавалась для слушателей из регионов, поэтому обучение ведётся сессиями по две недели три раза в год.

Но могу сказать, что модульное обучение выбирают и некоторые слушатели из Москвы. Все зависит от того, кому как удобней, а учебные планы и количество часов при обеих формах одинаковы. Иногда у слушателя меняется график работы или он переезжает, тогда меняет и форму обучения. Но все-таки вечерняя — более популярна. Если говорить о других форматах, например о дистанционном обучении, то пока оно по качеству существенно уступает очно-заочному. Но это не значит, что у этой формы нет будущего. В перспективе с развитием технологий она будет все более востребованной, но произойдет это, я думаю, еще не скоро.

Какие методы вы применяете для стимулирования спроса на ИТ-образование?

Спрос определяется рынком. Даже занимая на нем две трети, мы не в состоянии стимулировать спрос для всего нашего рынка. Но если говорить о стимулировании спроса на программы нашей школы, то он зависит в первую очередь от качества обучения. Имидж учебного заведения нарабатывается годами. К нам приходят учиться с высокой степенью мотивации, поэтому удовлетворить ожидания слушателей не просто. Мы стараемся, и судя по всему, нам это удается, так как по рекомендации наших выпускников приходят учиться от 30 до 50% новых слушателей. Это говорит о высокой степени лояльности и удовлетворенности обучением.

СПЕЦПРОЕКТ

Другие спецпроекты

Версия для печати (без изображений)