Сегодня компании всё в большей степени рассматривают ИТ как средство повышения эффективности и производительности бизнеса, снижения затрат. А какое место при этом отводится ИТ-руководителю? Является ли он членом той же команды, что и другие топ-менеджеры? Эти вопросы стали предметом исследования аудиторской фирмы Ernst & Young, результаты которого приводит издание CIO Insight. В ходе исследования, получившего название DNA of the CIO (“ДНК ИТ-директора”), было опрошено свыше 300 представителей компаний, начиная от сектора СМБ и заканчивая крупными мультинациональными корпорациями. Редакция PC Week/RE, со своей стороны, также задалась вопросом, что думают по данному поводу наши эксперты — руководители ИТ-подразделений российских компаний.

Кто принимает решения

Исследование Ernst & Young показало, что во многих организациях профессиональные возможности и знания ИТ-директоров используются в недостаточной степени, а сами ИТ-директора не занимают посты топ-менеджеров. Так, только 17% CIO входят в состав руководителей высшего звена и лишь 43% из этого числа вовлекаются в процесс принятия управленческих решений.

Портрет типичного ИТ-руководителя, принявшего участие в опросе Ernst & Young

Это 43-летний мужчина, занимающий данную должность в течение пяти лет, причем обычно он работает в такой должности около семи лет. Его шансы попасть в группу топ-менеджеров компании — один к пяти, но он имеет еще возможности для усовершенствования своих коммуникационных навыков и качеств лидера.

Вместе с тем в исследовании указывается на такой факт — большинство первых лиц компании не оказывают содействия своим ИТ-руководителям. Около 38% CIO, опрошенных в ходе исследования, сказали, что не ощущают поддержки со стороны других руководителей, особенно в компаниях, чей годовой доход превышает 1 млрд. долл.

Эти выводы в принципе совпадают с видением проблемы директором ИТ-департамента группы компаний “АльфаСтрахование” Андреем Педоренко. По его словам, информационные технологии, к сожалению, в очень большой степени воспринимаются не как инструмент стратегии, а как необходимая платформа развития бизнеса, т. е. как “неизбежные” затраты. И, соответственно ИТ-директор в глазах большинства топ-руководителей представляется не соратником по достижению стратегических целей, а менеджером, осуществляющим управление большим, сложным и очень ресурсоёмким хозяйством. Но не более того.

Однако, отметил г-н Педоренко, ситуация всё-таки постепенно меняется, и “застрельщиками” тут являются представители финансового сектора и телекоммуникационных компаний — тех областей, где ИТ уже стали (или становятся) сутью бизнеса. И здесь роль ИТ-директора достаточно быстро растет.

Что же касается вопроса поддержки со стороны топ-менеджеров, Андрей Педоренко признается, что чувствует себя иначе, чем опрошенные в рамках исследования Ernst & Young ИТ-директора: “В нашей компании понимание роли ИТ высшим руководством несколько отличается от общего тренда. И поэтому, наверное, мы — одна из самых быстрорастущих в технологическом смысле компаний отрасли в России”.

А вот ИТ-директору группы компаний “Видео Интернешнл” Алексею Свирскому было бы очень интересно посмотреть на конкретные вопросы, задаваемые Ernst&Young, чтобы понять, что именно имелось в виду под словами “вовлекаются в процесс принятия решений”. “Все руководители, начиная с самой нижней управленческой ступени, принимают те или иные решения, — сказал он. — И с их “колокольни” эти решения кажутся весьма значимыми для всей компании в целом”.

Еще одна проблема оценки значимости решений, по мнению г-на Свирского, — это размер компании. Чем она крупнее, тем больше решений принимается за периметром вовлеченности того или иного менеджера, и, как следствие, он не может увидеть список “топ 100 управленческих решений 2012 г.” и объективно ранжировать среди них свои решения.

Кроме того, пояснил Алексей Свирский, ИТ обычно отводятся две функции — развивающая и поддерживающая. Чем более значимой является роль ИТ в цепочке добавленной стоимости, тем больше роль ИТ-директора при определении стратегии и пути развития компании. И наоборот, чем более вспомогательной является роль ИТ, тем больше круг задач ориентирован на оптимизацию затрат и автоматизацию существующих процессов. “Но не надо комплексовать на тему “нас не берут в совет директоров”. ИТ являются одной из многочисленных функций компании, причем у одних организаций наиболее значимы ИТ, у других — производство, у третьих — логистика и т. д. Поэтому сначала надо оценить роль, которую играет та или иная функция, и только убедившись в важности ИТ, ИТ-директору следует задуматься, что если его не привлекают к принятию решений, а лишь спускают задачи сверху, то что-то не в порядке. Если есть идеи, надо их нести — точно так же, как это сделает любой топ-менеджер, появись у него какие-то светлые мысли”, — убежден г-н Свирский.

К нему присоединяется заместитель генерального директора по ИТ компании “Альбатрос Карго” Михаил Рыстенко: “Для меня лично утверждение, что ИТ-директор не в состоянии влиять на управленческие решения компании, сродни убежденности об умственных способностях блондинок. В России, по крайней мере, это лишь миф. Всё очень сильно зависит от личности самого ИТ-директора, и на примере своего круга общения могу с уверенностью заявить, что количество “исключений” намного превышает цифры, указанные в исследовании Ernst & Young”.

Размышляя же на тему отсутствия поддержки со стороны высшего руководства, г-н Рыстенко вспомнил слова Льва Толстого, что “все счастливые семьи счастливы одинаково, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему”. В сфере ИТ причина, с его точки зрения, состоит в том, что поддержка первыми лицами ИТ-менеджеров прямо пропорциональна тому вкладу от ИТ в бизнес, который виден этим первым лицам. Соответственно от “имени и по поручению” 62% CIO Михаил Рыстенко рекомендует своим коллегам почаще задумываться о том, чем именно они сами поддерживают других руководителей и бизнес в целом. И это — самое главное, считает он.

Дополняет это мнение руководитель проекта Oracle в компании “ТВОЕ” Ольга Щепунова, которая полагает, что сегодня происходит сближение позиций CIO и первых лиц. С развитием технологий и появлением больших возможностей со стороны ИТ возрастает и вовлеченность первых лиц в использование новой функциональности (самый яркий пример — это планшетные компьютеры). Соответственно возникает интерес к другим сферам применения ИТ на предприятии. И вот тут очень важно вовремя и в нужном направлении подключиться ИТ-директору, не отпугнуть сложными и заумными терминами, а на языке бизнеса изложить те или иные возможности, предложить новые пути развития бизнеса, новые улучшения т. д..

ИТ и развитие бизнеса

В исследовании Ernst & Young говорится, что, по мнению 60% ИТ-руководителей, они помогают своим компаниям увеличивать получаемую прибыль. Однако такой же точки зрения придерживаются лишь 35% высших должностных лиц. Сегодня многие топ-менеджеры, как и ранее, не рассматривают ИТ в качестве средства, способствующего развитию бизнеса, причем некоторые из них взаимодействуют с ИТ-руководителями только в рамках обсуждения ИТ-бюджета, поскольку убеждены, что те не имеют достаточной квалификации и опыта в сфере бизнеса, чтобы рассматривать вопросы использования ИТ для увеличения прибыли.

По наблюдениям Андрея Педоренко, это действительно общая проблема. Как правило, руководство компаний не очень “подпускает” ИТ-директора к поиску решения стратегических задач. Но как только ИТ-активы начинают генерировать прибыль (благодаря, например, широкому распространению интернет-банкинга или онлайновой продаже товаров и услуг), ситуация меняется. Правда, отметил г-н Педоренко, нередки случаи, когда такие каналы генерации прибыли просто “вынимают” из-под ИТ-руководителя.

Аналогичного взгляда придерживается Михаил Рыстенко, по словам которого ИТ на данный момент используются так же повсеместно, как и электричество, т. е. являются силой (в физическом понимании этого слова). И точно так же, как электричество, ИТ сами по себе не способны приносить прибыль или сокращать расходы. Успех зависит от знаний и умения эффективно применять эти силы на благо основного бизнес-процесса. “А область приложения сил и возможности грамотного ИТ-директора настолько же отличаются от чисто ИТ-составляющей “рядового компьютерщика”, насколько задачи главного энергетика от нужд и задач электромонтера”, — пояснил г-н Рыстенко.

И продолжил: “Хотя это прозвучит нескромно, но мне представляется, что для того, чтобы вести диалог и быть полезным первым лицам компании, ИТ-директор должен быть немного сразу всеми топ-менеджерами. Компетенции в области собственно ИТ — это самое малое и самое начальное, в чем должен разбираться ИТ-директор. Это, выражаясь математическим языком, необходимое, но недостаточное условие. А необходимым и достаточным является хорошее знание бизнес-процессов всей компании плюс понимание, как они могут быть улучшены с помощью ИТ. И наконец, умение убедить в этом самих “хозяев” этих процессов. А кто сказал, что это просто?”.

Ольга Щепунова обратила внимание на то, что рассматривая вопросы взаимодействия с первыми лицами компании, надо учитывать не только готовность и способность CIO разбираться в бизнесе, но и готовность топ-менеджера воспринимать идеи, которые привносятся со стороны ИТ в бизнес. По ее словам, на данный момент среди топ-менеджеров компаний бытует мнение о том, что ИТ — это специфическая, в основном поддерживающая часть деятельности предприятия; очень сложная для понимания первыми лицами компании и не могущая быть источником дополнительного дохода или прибыли. “Причины этого по бóльшей части, исторические, а не реальные, — считает г-жа Щепунова. — Да еще и основанные на специфике руководителей ИТ-подразделений первых поколений, которые хорошо умели говорить на языке информационных систем, серверов и прочего оборудования, но почти не владели бизнес-языком”.

В продолжение Алексей Свирский напомнил, что еще лет десять назад в каждой второй компании генеральный директор относился к ИТ как к диковинке, которую нельзя не иметь, ибо все уже говорят о ней, а у кого-то она даже дает ощутимые результаты. “Но сейчас, хочется верить, ИТ уже являются обычной, а не “космической” функцией. Так что давайте будем относиться к CIO так же, как CFO, COO и прочим руководителям. Это в той же мере касается и уровня образования, и языка, на котором следует общаться с коллегами”, — подчеркнул он.

Необходимые компетенции

В своем исследовании эксперты Ernst & Young отмечают, что сегодня для ИТ-руководителей жизненно важно быть компетентными специалистами как в сфере ИТ, так и в области управления бизнесом. Способность быть “многоязычным”, т. е. разбираться в вопросах ИТ и бизнеса, является ключевым фактором, чтобы положение ИТ-руководителя было успешным и устойчивым. Однако жизнь свидетельствует об обратном. По данным Ernst & Young, 49% из них имеют ученую степень в области ИТ и только 10% — степень MBA. При этом бóльшая часть ИТ-руководителей связывает свою карьеру исключительно с ИТ.

И наконец, эксперты Ernst & Young предлагают знакомить топ-менеджеров с последними тенденциями развития ИТ, при этом новые ИТ-возможности должны быть интегрированы в бизнес-планы компаний.

Комментируя выводы исследования, Михаил Рыстенко высказал убеждение, что именно эти 10% ИТ-руководителей, имеющие бизнес-образование, и формируют 17% тех CIO, что сумели войти в состав топ-менеджеров. И со временем этот процент будет только расти.

А вот рекомендация знакомить топ-менеджеров с новейшими тенденциями в области ИТ ему представляется довольно странной: “И польза от нее сродни проведению популярных лекций по ядерной физике или астрономии. Бизнес интересуют не тенденции, а возможности усиления их стратегии с помощью применения технологий (в том числе ИТ). С этой точки зрения ИТ-возможности естественным образом интегрируются в бизнес-план. Кстати, наиболее эффективны далеко не всегда “новейшие” и “по последним тенденциям” технологии. ИТ — это тоже бизнес, в котором маркетологи не дремлют”.

Ольга Щепунова поддерживает эти суждения, отмечая, что дискуссия о том, кем же должен быть настоящий CIO — специалистом в области ИТ или специалистом в бизнесе и управленцем, длится уже многие годы и, скорее всего, будет вестись еще долго, но всё равно останется на уровне “что было раньше: курица или яйцо”. “То, что CIO должен хорошо разбираться в бизнесе компании, быть ориентированным на увеличение прибыли, а не чисто техническим директором, сегодня никто оспаривать не будет. И таких CIO в последнее время становится всё больше и больше”, — сказала она.

Необходимость обучения признает и Андрей Педоренко, по словам которого, образование, причем обоюдное, несомненно является одним из факторов успешного внедрения ИТ (да и других технологий) в бизнес. “Это очевидный и, на мой взгляд, не требующий доказательства тезис, — считает он. — Только значимость этого обучения несколько преувеличена”.

В заключение дискуссии Алексей Свирский предложил идти в ногу как с ИТ-индустрией, так и с рынком, на котором работает компания, где трудится ИТ-директор: “Предлагайте свои идеи, будьте хорошим менеджером. И тогда, лет через пять-десять, тема значимости CIO в бизнесе исчезнет сама по себе. Ведь уже много лет никто не сомневается в значимости роли бухгалтера — то же будет и с айтишниками”.

Версия для печати