Учебные центры (УЦ) играют важную роль в распространении профессиональных знаний в области информационных технологий. А поскольку ИТ развиваются быстрыми темпами (в отдельные периоды — революционными), это играет на руку учебным центрам. С другой стороны, их бизнес сильно зависит от текущего состояния ИТ-рынка, который подвержен влиянию самых разнообразных факторов. О том, как сейчас обстоят дела в этой сфере, рассказывают представители ряда действующих в России УЦ.

Последствия кризиса

Рынок услуг, в том числе образовательных, всегда медленнее реагирует на кризисы, чем рынки оборудования и ПО. Так, в начале последнего кризиса спрос на обучение практически не снижался, и лишь через полгода-год многие УЦ отметили существенное его падение. Сейчас российский ИТ-рынок уверенно растет, а следом с небольшим опозданием оживляется интерес и к обучению. Тем не менее в последнее время этот рост несколько замедлился. “В среднем, по данным вендоров, рынок ИТ-обучения балансирует на грани стагнации”, — сообщила Юлия Шикова, директор “Сетевой академии ЛАНИТ”.

Правда, некоторый оптимизм на будущее вселяет прогноз компании “Малакут”, согласно которому в 2013 г. бюджет предприятий на обучение и развитие персонала вырастет в среднем на 19%, а стоимость одного дня тренинга — на 12%.

У некоторых УЦ бизнес уже на подъеме. Так, в центре компьютерного обучения “Специалист” при МГТУ им. Н. Э. Баумана спрос на ИТ-обучение растет. “На данный момент речь идет о приросте более чем на 18% по сравнению с прошлым учебным годом”, — сказал директор УЦ Дмитрий Гудзенко.

Увеличение интереса к курсам по ИТ наблюдается и в “Сетевой академии ЛАНИТ”. Юлия Шикова связывает это с тем, что ИТ-рынок стремительно развивается, появляются новые, зачастую более сложные продукты, с которыми нужно учиться работать. Поэтому одновременно с внедрением технологий требуется обучение пользователей. Но наряду с этим остаются востребованными и курсы по базовым программам, потому что компании и сами сотрудники готовы инвестировать деньги, чтобы за короткий срок освоить необходимый функционал.

Она отметила еще одну тенденцию: “В последнее время ИТ-обучение выходит за рамки подготовки специалистов узкого профиля для ИТ-подразделений компаний и приобретает социально значимые масштабы. На рынке дополнительного образования за последние годы сформировался дефицит компаний, профессионально занимающихся обучением взрослых людей. Образовательными учреждениями, которые смогли удовлетворить возникший спрос, стали в том числе и центры, специализирующиеся на обучении в сфере ИТ. И теперь те компетенции, которые были отработаны на ИТ-рынке, эффективно применяются в других областях”.

В кризис наиболее сильно пострадал сегмент бизнес-обучения. “Стагнация деловой активности в 2009—2012 гг. снизила спрос на специализированные программы, но с осени 2011-го рынок начал выходить из этой ситуации. Все больше людей приходит на дни открытых дверей, и все больше из них после этого остаются, — отмечает Михаил Агеев, руководитель программы “МВА-IT-менеджмент” Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС.

Однако кризис не прошел бесследно. Поведение заказчиков изменилось. “Они стали более осторожными: стремятся попридержать средства, считают деньги, тщательнее выбирают учебный центр, курс, пытаются понять выгоды”, — поделился своими наблюдениями Андрей Чумаков, директор УЦ РДТЕХ.

Зачем учиться?

По мнению экспертов, сильнее всего спрос на ИТ-обучение подстегивает ситуация на кадровом и ИТ-рынке, появление новых технологий и новых продуктов. Так, среди наиболее важных технологических тенденций последнего времени Дмитрий Гудзенко выделил интерес к облакам, повышенное внимание компаний к информационной безопасности и феноменальную популярность мобильных технологий: “Спрос на специалистов по этим направлениям увеличивается, что естественным образом стимулирует интерес к обучению”.

Одновременно, как отмечает Михаил Агеев, возросшая роль менеджерских навыков в ИТ определяет спрос со стороны ИТ-руководителей на специальные МВА-программы в области ИТ. Есть также и противоположная тенденция. “Появился интерес к обучению и со стороны руководителей, которые, не являясь по первому образованию специалистами в ИТ, курируют крупные проекты в своих компаниях, — констатирует он. — Это интересная аудитория, под которую нам, возможно, придется развивать отдельную программу”.

Андрей Чумаков считает, что востребованность ИТ-обучения в первую очередь зависит от реализации новых ИТ-проектов и только во вторую — от появления новых технологий. В этом с ним согласна и Юлия Шикова: “Прежде всего спрос стимулируют масштабные ИТ-проекты как в рамках государственных программ, так и на предприятиях. А поскольку сейчас многие организации активно внедряют новые продукты и технологии, в прошлом году нам удалось реализовать ряд серьезных проектов по обучению”.

Кто они — слушатели ИТ-курсов?

Учебные центры работают с тремя категориями слушателей: государственными, индивидуальными и коммерческими. Распределение спроса между этими категориями меняется в зависимости от внешних условий.

“Чем лучше общая экономическая ситуация в стране, чем увереннее чувствуют себя компании, тем выше спрос с их стороны на ИТ-обучение своих сотрудников. Напротив, в неблагоприятные для экономики периоды опережающими темпами растет количество индивидуальных слушателей, которые стремятся повысить квалификацию или сменить профессию, чтобы улучшить свое положение на рынке труда, — пояснил Дмитрий Гудзенко. — В настоящее время увеличивается доля корпоративных заказчиков, на них приходится 55% слушателей, остальные — частные лица. К тому же по сравнению с прошлым годом выросло и число компаний, направивших своих сотрудников к нам на обучение”.

В УЦ РДТЕХ основными заказчиками были и остаются государственные и коммерческие организации. “Спрос со стороны индивидуальных заказчиков немного вырос, но всё же пока он остается несущественным: рост по сравнению с прошлым годом составил порядка 5—7%”, — констатировал Андрей Чумаков. “Сетевая академия ЛАНИТ” тоже ориентирована в первую очередь на корпоративных и государственных клиентов. “В 2012 году объемы обучения по этим двум сегментам примерно сравнялись”, — поделилась своими данными Юлия Шикова. В УЦ МИРБИС уже несколько лет около 30% приходится на коммерческих заказчиков, 50% — на индивидуальных и 20% — на государственных.

Но распределение между корпоративными и индивидуальными клиентами зависит еще и от курсов, на которых они обучаются. Например, в УЦ “Специалист” опережающими темпами растут объемы обучения по направлениям “Управление проектами”, “Информационная безопасность”, “Курсы для руководителей”, а это практически полностью корпоративные клиенты.

Гибкие формы обучения — залог успеха

Одновременно с развитием технологий меняются и формы обучения. Ведь УЦ не только учат работе с ИТ, но и сами используют информационные технологии в учебном процессе. А в связи с совершенствованием ИТ улучшаются и подходы к обучению. К тому же меняются запросы пользователей. “Здесь идет взаимное влияние: спрос приводит к появлению новых форм обучения, а совершенствование этих форм способствует не только удовлетворению спроса, но и его дальнейшему росту”, — отметил Дмитрий Гудзенко.

Сейчас люди стали больше ценить свое время, сами регулируют свой рабочий график и хотят учиться в индивидуальном темпе и получать от преподавателя консультации по всем возникающим в ходе обучения вопросам. В качестве ответа на эти требования “Сетевая академия ЛАНИТ” в 2010 г. разработала новый формат очных авторизованных курсов — “Персональное обучение”. “Мы создали технологию внедрения таких курсов и в других учебных центрах, в государственных образовательных учреждениях, в коммерческих организациях. И это пользуется спросом”, — сообщила Юлия Шикова.

Хотя в УЦ “Специалист” основной формой остается классическое очное обучение в группах, по словам Дмитрия Гудзенко, растет количество слушателей, выбравших режим вебинаров и открытого обучения. “Благодаря вебинарам удается удовлетворить спрос на высококачественное ИТ-образование в регионах, — утверждает он. — В таком режиме можно получать знания у лучших московских преподавателей в любой точке, где есть подключение к Интернету. Кроме того, вебинары облегчают ИТ-подготовку и жителям Москвы, поскольку при такой форме обучения не приходится тратить время на дорогу. Что касается открытого обучения, то такая форма особенно подходит для повышения квалификации ИТ-профессионалов, потому что позволяет сосредоточиться на изучении наиболее важных для слушателя тем и практически в индивидуальном режиме получать консультации у преподавателя”.

УЦ РДТЕХ тоже активно развивает дистанционные формы обучения и формы, которые позволяют учебным центрам гибко подстраиваться к графикам слушателей. “Это делает обучение более удобным, и спрос на него соответственно растёт”, — констатировал Андрей Чумаков. А в УЦ МИРБИС упор делается на деловые игры, условия которых максимально приближены к реалиям бизнеса слушателей. “Это повышает спрос на программу, но предъявляет более высокие требования к преподавателям, — заметил Михаил Агеев. — К тому же резко возросли требования слушателей к дистанционному взаимодействию преподавателя с аудиторией. У нас такая форма называется “Виртуальный класс” и активно развивается”.

Авторизованное обучение: последние тенденции

Есть несколько способов приобретения знаний в области ИТ. Один из них — пройти подготовку по авторизованному курсу вендора и, сдав экзамен, получить сертификат. Такие программы продвигают все крупные ИТ-производители. Но есть ли на них спрос?

Оказывается, здесь многое зависит от вендора, и в первую очередь от его продуктовой политики. “С начала учебного года интерес к авторизованному обучению был подстегнут выходом целого ряда новых продуктов Microsoft. Спрос на специалистов по этим продуктам уже появился и будет расти в течение всего года. Мы быстро отреагировали на данную тенденцию, потому что еще до выхода новых продуктов подготовили преподавателей”, — пояснил Дмитрий Гудзенко.

Но обрести и сохранить за собой статус авторизованного учебного центра теперь очень непросто, так как в последнее время крупные западные вендоры стали ужесточать требования к УЦ, претендующим на получение или продление авторизации. По словам Дмитрий Гудзенко, такое ужесточение требований приводит к тому, что небольшим учебным центрам довольно сложно их удовлетворить — для этого необходимо составлять более удобное для слушателей расписание занятий, создавать и укреплять сильную команду преподавателей, удерживать на высоком уровне качество обучения.

Еще одну тенденцию отметил Андрей Чумаков: “Появляются новые технологии, и вендоры стараются расширить сеть реселлеров, но при этом сохранить на прежнем уровне количество авторизованных учебных центров. Вендоры всё больше начинают пользоваться дистанционными способами обучения и расширяют цепочку курсов, передавая знания именно через этот канал”.

Но взаимоотношения УЦ с вендорами носят не односторонний характер. Дмитрий Гудзенко, например, считает, что УЦ тоже могут влиять на политику вендоров: “Мы — независимый учебный центр, работаем с самыми разными производителями и можем дать им объективную картину спроса на обучение по их продукции. А они, в свою очередь, могут в какой-то мере изменить свою маркетинговую политику”.

Перспективные специальности

Как отмечалось выше, спрос на ИТ-обучение сильно зависит от ситуации на кадровом рынке, которая постоянно меняется. Какие же специалисты сейчас особенно востребованы?

Традиционно спросом пользуются профессионалы в области ИТ-безопасности. Александр Соколов, директор школы ИT-менеджмента РАНХиГС, связывает это с тем, что в геометрической прогрессии растёт киберпреступность: “Вопросы ИБ становятся жизненно важными для компаний, и чем крупнее бизнес, тем более остро они стоят. Чтобы идти в ногу со временем, крупные предприятия вынуждены внедрять новые ИТ, а в связи с ростом сложности информационных систем и темпов их внедрения повышаются риски уязвимости. Новые реалии требуют новых подходов к организации информационной безопасности компаний и хорошо подготовленных кадров. Мы ожидаем взрывной рост спроса на таких специалистов. Поэтому ещё в 2011-м открыли программу MBA для ИБ-директоров, а в прошлом году — и программу переподготовки для менеджеров по ИБ”.

Дмитрий Гудзенко перечислил целый набор актуальных специальностей: “Востребованы специалисты по технической поддержке, программисты, особенно по “1С” и РНР, разработчики приложений, в том числе мобильных, профессионалы по управлению проектами, тестировщики ПО, ИТ-руководители, менеджеры по продажам в ИТ-сфере. Кроме того, сохраняется тенденция роста спроса на системных администраторов с универсальными навыками, так как работодатели требуют, чтобы они умели работать с сетевым оборудованием, знали нескольких серверных ОС (как правило, Windows и UNIX/Linux) и методы защиты информации. Постепенно повышаются требования к наличию квалификационных сертификатов”.

Юлия Шикова также отметила, что компании сейчас обращают внимание не только на дипломы о высшем образовании сотрудников, но и на подтверждающие квалификацию сертификаты, а также практический опыт. Из направлений, к которым проявляется все более высокий интерес, она выделила программные продукты для разработчиков — прежде всего предназначенные для разработки мобильных приложений.

Кроме того, сейчас востребованы консультанты в различных предметных областях, бизнес-аналитики и ИТ-директора, считает Михаил Агеев, а Андрей Чумаков отметил рост спроса на специалистов по поддержке и эксплуатации информационных систем, а также на разработчиков приложений с опытом работы не менее года. По его мнению, в дальнейшем эта тенденция не потеряет актуальности.

Но в целом, считают эксперты, дефицит квалифицированных ИТ-кадров не только сохраняется, но и набирает обороты, а к 2015 году катастрофически усугубится.

Тормоза и стимулы

Почему же, несмотря на огромную востребованность ИТ-специалистов, на рынке ИТ-обучения не наблюдается бурного роста? Оказывается, целый ряд факторов тормозит развитие спроса на услуги учебных центров.

По мнению Дмитрия Гудзенко, факторы торможения остаются прежними: “Во-первых, у многих российских ИТ-специалистов отсутствует потребность в систематическом повышении квалификации. В большинстве своем это сотрудники мелких и средних компаний, индивидуальные предприниматели и т. д. Такие люди составляют огромный резерв ИТ-обучения, но, к сожалению, пока еще не активный. Во-вторых, сертификация ИТ-специалистов еще не получила в России широкого распространения. Чем чаще при приеме на работу у ИТ-специалистов будут требовать документальное подтверждение их квалификации, тем больше будет слушателей у учебных центров”.

Андрей Чумаков связывает проблемы в области ИТ-обучения с несовершенством трудового законодательства: “У нас отсутствует юридически значимая контрактная система в отношении обученного персонала компаний. Как только сотрудник чувствует себя специалистом, он стремится перепродать себя другой компании за более высокую зарплату. Получается, что в его обучение вкладывается одна компания, а результат получает другая”.

Немаловажную роль играет и мода. Она особенно сильно влияет на молодых людей, которые составляют основной контингент учебных центров. Как сказала по этому поводу Юлия Шикова: “Одна из причин замедления роста рынка ИТ-обучения — спад популярности ИТ-профессий. Еще 10—15 лет назад быть программистом или сисадмином было престижно. Сегодня мода на эти специальности прошла, но потребность в них осталась, сохранились и сравнительно высокие зарплаты, и так же легко устроиться на работу”.

Эксперты надеются, что такая ситуация на рынке труда обусловит приток слушателей в учебные центры. “Поскольку спрос на ИТ-специалистов намного превышает предложение, компании начинают переманивать работников, особенно высококвалифицированных, у конкурентов. Это ведет к тому, что в поиске более высокооплачиваемой работы ИТ-специалисты будут больше внимания уделять документальному подтверждению своей квалификации. Вырастет потребность в сертификации по продуктам ведущих вендоров, и соответственно увеличатся объемы авторизованного ИТ-обучения”, — выразил надежду Дмитрий Гудзенко.

Что касается нынешней ситуации, то сейчас наибольшим спросом ИТ-специалисты пользуются в крупных городах, которые готовы принимать сотрудников из регионов — как с переездом, так и на дистанционную работу. “Соответственно в регионах вырастет потребность в ИТ-обучении и, как следствие, увеличится аудитория вебинаров, что мы уже наблюдаем в нашем центре”, — сообщил Дмитрий Гудзенко.

Серьезным стимулом к обучению является необходимость регулярного обновления знаний ИТ-специалистов. Современные компьютерные технологии развиваются такими темпами, что, например, перед системными администраторами каждые три-пять лет встают принципиально новые задачи. Эксперты считают, что по-хорошему знания необходимо обновлять хотя бы раз в год и проходить для этого одно-двухнедельные курсы.

Немаловажное значение для привлечения слушателей имеет организация работы самих учебных центров. Как отмечалось выше, УЦ действуют в этом направлении, внедряя новые формы обучения, позволяющие учитывать индивидуальные потребности и возможности людей.

Надежду на подъем вселяет и то, что у компаний растет потребность оптимизировать свою деятельность и вкладывать средства в развитие персонала, считает Юлия Шикова: “Они начинают понимать, что затраты на обучение — это инвестиции как для компании, так и для самого человека”. Но Андрей Чумаков напоминает, что для реализации такой потребности необходимо совершенствование законодательства в области защиты вложений работодателя в знания персонала.

И наконец, важную роль играет целенаправленная пропаганда ИТ-обучения. “Нужно доводить до людей мысль о том, что успеха добиваются в первую очередь те, кто стремится своими собственными действиями изменить свою жизнь к лучшему, и самым действенным и мотивирующим способом для этого как раз и является обучение, — подчеркнул Дмитрий Гудзенко. — Когда человек учится, у него появляются новые знания, возможности, идеи, и он поднимается на новый уровень в своей жизни”.

Версия для печати (без изображений)