В апреле в здании МИСиС проходил Break Point (буквальный перевод этого словосочетания “Точка прорыва”) — двухдневный форум для студентов технических вузов, организованный российским отделением международной молодежной организации AIESEC и собравшей сотни участников со всей страны. Во время этого форума обозревателю PC Week/RE Владимиру Митину довелось побеседовать с президентом AIESEC в России Ольгой Цыганковой.

PC Week: Если не секрет, на какие средства ваша некоммерческая организация (НКО) существует и проводит столь крупномасштабные мероприятия?

Ольга Цыганкова: Не секрет. Журналисты такого рода вопрос одним из первых почти всегда задают руководителям некоммерческих организаций. Что касается нашей НКО, то её затраты на текущую деятельность (аренда помещений, приобретение офисного оборудования, телекоммуникационные затраты, зарплата персонала и т. д.) очень невелики. Штат российской штаб-квартиры AIESEC — всего 15 человек. На локальном же уровне — а у нас по России насчитывается 29 отделений — все инициативы НКО реализуются силами волонтеров. Они работают в организации ради получения опыта и личного развития. Общее число волонтеров AIESEC в России — примерно 1500. Что же касается данного форума, то часть расходов на его проведение взяли на себя наши партнеры, которым интересно вместе с нами развивать молодежь, а также получить доступ к лучшим талантам в рамках Форума.

В основном нас поддерживают поступления от организации стажировок (социальных или профессиональных) для студентов и молодых специалистов. Лицо, желающее принять участие в этих стажировках (число таких желающих с каждым годом увеличивается очень сильно. К примеру, в минувшем году мы получили примерно 12 тыс. заявок), сначала проходит конкурс в ближайшем региональном отделении (необходимое, но не достаточное условие конкурса — хорошее знание английского языка). Если претендент конкурс выдерживает, то он становится участником программы (при этом взимается небольшой организационный взнос в 10—20 тыс. руб в зависимости от региона), и мы начинаем подбирать ему подходящую стажировку. Если условия стажировки его устраивают, он подтверждает свое согласие и отправляется в путь, оплачивая лишь билеты туда и обратно. Расходы на проживание берет на себя принимающая сторона. Кроме того, в рамках профессиональной стажировки ее участники получают заработную плату, которая покрывает основные расходы во время прохождения стажировки. Разумеется, студенты принимают участие в этих стажировках не столько ради заработка, сколько ради расширения кругозора и приобретения бесценного опыта. В последние два года мы замечаем особенно высокий рост спроса на зарубежные стажировки со стороны айтишников. Чем это можно объяснить, я не знаю.

PC Week: А зачем “стажировщикам” опыт, на который в родном отечестве нет спроса? Ведь не секрет, что в нашей стране около половины выпускников трудоустраиваются не по специальности. Даже в таком благополучном вузе, как МИСиС, который благодаря активной обратной связи со своими выпускниками постоянно отслеживает спрос на те или иные специальности, процент выпускников, трудоустроившихся по специальности в течение трех лет после окончания вуза, составляет лишь около 80%. Как вы думаете, в чем основная причина столь низкой “трудоустраиваемости” по стране в целом?

О. Ц.: На мой взгляд, основная причина этого печального явления — плохо поставленная система профориентации. Я сама не так давно была студенткой и скажу честно, что в момент поступления в вуз о своей будущей специальности имела весьма смутное представление. Лишь через несколько лет поняла, что моя специальность, которую я получу, действительно означает… Вторая возможная причина низкой трудоустраиваемости — сложившаяся ныне система образования не дотягивает до требований рынка. Также не исключено, что в ряде случаев запросы работоискателей совершенно не адекватны реалиям рынка труда. Но это также можно отнести к последствиям плохо поставленной системы профориентации.

PC Week: После окончания вуза у студента практически два пути: либо деньги сейчас (“синица в руках”), либо карьерный рост в интересной ему области в будущем (“журавль в небе)…

О. Ц.: Ну почему всего два. Есть и третий путь — стать стартапом и основателем собственной компании. Для этого, конечно, нужно иметь в голове свежие идеи и обладать не только профессиональными знаниями, но и организаторскими способностями. А для начала нужно научиться работать в команде и находить язык с самыми разными людьми. В этом плане стажировки очень полезны.

PC Week: На ваш взгляд, в нашей стране какая часть выпускников вузов гонится за “журавлями в небе” (т. е. стремится найти перспективную работу), а какая — согласна на “синицу в руках” (т. е. на устраивающий их оклад)?

О. Ц.: Мы не проводили специальных исследований на этот счет, но я думаю, что в России данное соотношение выглядит примерно как 60:40 в пользу ‘синиц”.

PC Week: А в мире?

О. Ц.: В мире — как 80:20 в пользу “журавлей”. Но это мои личные ощущения. Я много ездила по миру, беседовала со множеством студентов и вижу, что в развитых странах молодые специалисты зачастую ищут не столько работу по специальности, сколько компанию, близкую им по духу. Проще говоря — внимательно смотрят на корпоративную культуру, которую потенциальный работодатель исповедует. А также смотрят на то, какие возможности для роста компания предлагает своим молодым сотрудникам.

PC Week: Не секрет, что московские зарплаты раза в два выше региональных, во всяком случае у ИТ-специалистов. Это характерно только для нашей страны?

О. Ц.: Это повсеместная ситуация. Даже в США, где мне доводилось бывать, зарплаты в Нью-Йорке сильно выше зарплат в регионах на сравнимых позициях. Но ведь и жизнь в Нью-Йорке заметно дороже, чем в каком-либо провинциальном городе Америки.

PC Week: Считается, что в России высшее образование имеет практически все взрослое население страны, а общее количество выпускников средней школы даже меньше, чем мест для первокурсников. Может, есть смысл в разы сократить как количество вузов, особенно “новоделов”, так и число студентов в них?

О. Ц.: Я слышала, что в России сейчас насчитывается около 7 млн. студентов и аспирантов (т. е. примерно 5% от общего населения страны). Во многих странах этот процент ниже, но не намного. Что можно объяснить тем, что в большинстве стран высшее образование менее доступно, чем в России. Поэтому там абитуриенты к выбору вуза подходят более продуманно и тщательнее соотносят свои таланты и склонности с рынком труда.

PC Week: На ваш взгляд и с учетом вашего опыта работы в международной организации, c какого возраста следует вести профориентацию будущих работоискателей?

О. Ц.: Я думаю, класса с пятого-шестого. А то ведь сейчас что получается: многие юноши хотят быть финансистами и бизнесменами, а девушки — женами финансистов и бизнесменов. Понятно, что это неправильно. Уже сейчас в нашей стране наблюдается перепроизводство юристов и экономистов. Разумеется, иметь познания в области экономики и юриспруденции очень полезно, но выпускникам-юристам и выпускникам-экономистам в нашей стране сейчас найти работу по специальности значительно труднее, чем выпускникам технических вузов, обладающих прикладными специальностями. Заметьте: наиболее дальновидные работодатели, в том числе из сферы ИТ, все чаще обращают внимание не только на высшие, но и на средние учебные заведения. Мы, кстати говоря, силами наших волонтеров, тоже работаем со школьниками старших классов. В основном — в области популяризации технических специальностей, включая ИТ-специальности. Ведь в нашей стране именно технические специалисты сейчас в наибольшем дефиците. Этим, среди прочего, и объясняется выбор МИСиС в качестве места проведения форума Break Point. В то же время данный форум был ориентирован не только на студентов этого вуза. К примеру, в числе его участников “бауманцев” было больше, чем “мисистов”.

PC Week: Вы призываете людей выбирать специальности, соответствующие их склонностям и талантам. А велико ли разнообразие талантов и склонностей? На ум приходят только художественные таланты и склонности — к музыке, рисованию, пению и т. д…

О. Ц.: Специалисты выделяют около сотни талантов и склонностей. Я, например, люблю общаться с людьми и только в случае крайней необходимости буду пытаться устраиваться на работу, где такое общение практически полностью отсутствует. Но есть люди совсем другого склада. И трудно сказать, какой категории людей найти работу по душе проще, а какой — сложнее. В реальности человеку приходится перепробовать себя в разных ролях. Если посмотреть на жизнеописания очень успешных людей (хотя само понятие “успешности” весьма условно), то вы увидите, что мало у кого путь наверх был исключительно прямым.

PC Week: Деятельность AIESEC достаточно двойственна: с одной стороны, она способствует раскрытию талантов и способностей вполне конкретных людей, а с другой —“утечке мозгов”. Согласны с этим?

О. Ц.: Увы, такого рода заблуждение распространено достаточно сильно. Даже не знаю, как с этим заблуждением бороться. Вы не поверите, но все 800 юношей и девушек, которые в прошлом году по нашей линии проходили стажировки за рубежом, вернулись обратно. Вернулись на родину и около 1000 иностранцев, которые, благодаря помощи со стороны AIESEC в России, стажировались в нашей стране. Парадоксально, но факт: многие, впитав зарубежный опыт, стали даже более патриотичны, чем были раньше.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)