В ноябре 2013 г. Общество информационного менеджмента (Society for Information Managemement, SIM — некоммерческая организация экспертов в области ИТ) обнародовала результаты своего 34-го ежегодного исследования, посвященного тенденциям развития ИТ. В опросе приняло участие около 600 высших ИТ-руководителей из организаций, чей доход в среднем составляет чуть свыше 4 млрд. долл. и в которых работает примерно 8,5 тыс. сотрудников. Около половины (49%) респондентов представляют финансовую сферу (14% — крупнейшие финансовые учреждения), здравоохранение, производство, образование и государственные структуры.

Исследование показало, что бóльшая часть организаций увеличивает свои ИТ-бюджеты, число сотрудников и зарплаты (см. диаграммы). Оно также выявило, что средний срок пребывания в должности CIO продолжает расти, и сегодня он достиг в среднем 5,2 года. Главным же итогом, как считают в SIM, стала констатация факта, что высшие ИТ-руководители и топ-менеджеры организаций проявляют полное согласие, когда дело касается первостепенной задачи управления — выравнивания развития ИТ с бизнесом.

Для понимания того, как складывается ситуация в России, редакция PC Week/RE решила обратиться к опыту наших экспертов — руководителей ИТ-служб ряда отечественных компаний, попросив их прокомментировать последнее исследование SIM.

Начальник отдела информационной безопасности КБ “Еврокапитал-Альянс” Олег Белов отметил, что обзоры, проводимые SIM, всегда интересны благодаря тому, что охватывают широкий круг вопросов и рассматривают их в динамике, предсказывая перспективы развития. Вместе с тем, по мнению г-на Белова, полученные выводы хорошо отражают ситуацию в малой европейской стране или стране со стабильной экономикой, но применять их к реалиям России весьма сложно, поскольку здесь уже играют роль не столько “трудности перевода”, сколько национальные особенности: “Так, с простой линейкой можно измерить габариты шкафа и комнаты и на основании этих данных произвести некоторые прогнозы. Однако с той же линейкой никак не удастся измерить засеянное поле — и размеры его велики, и очертания не прямолинейны. Как в поле требуются иные подходы, так и анализ развития ИТ-индустрии в нашей стране имеет существенно большее число векторов воздействия, среди которых общая нестабильность экономики, высокая рискованность долгосрочных проектов, серьезная разница в доходах разных уровней работников предприятий, сильное расслоение по бюджетной обеспеченности проектов коммерческих и проектов государственного заказа”.

В дополнение к данной точке зрения бывший ИТ-директор компании Naumen Дмитрий Филатов подчеркнул, что в России в последние три года серьезно меняется отношение бизнеса к сути происходящей революции в сфере ИТ. Сегодня человек пользуется ИТ в любое время и в любом месте, и, как правило, по большей части окружающей мир более дружелюбен в плане ИТ, чем собственная корпоративная система или структура. Следовательно, бизнесу требуется новый уровень решений, не операционный контроль и активность в конкурентных войнах, а формирование целой “корпоративной религии”. Тем не менее, по словам г-на Филатова, ИТ-руководитель по-прежнему остается специалистом той поры, когда его главные задачи состояли в том, чтобы проложить километр витой пары и объединить компьютеры для внедрения системы электронного документооборота или очередной ERP-системы. “Ситуация в наши дни меняется в сторону эко-систем, — убежден он. — Поэтому современный ИТ-руководитель должен уже не просто понимать задачи бизнеса “на сейчас” и являться адептом абстрактных технологий, а быть человеком команды стратегий “на завтра”. Выравнивание развития ИТ с бизнесом заключается в том, что генерация нового должна представлять собой постоянный процесс. И желательно, чтобы ИТ-руководитель имел опыт реализации нескольких проектов в разных компаниях, а не вырастил сам себя в рамках одной организации”.

А вот ИТ-директор группы компаний “Видео Интернешнл” Алексей Свирский особо обратил внимание на тот факт, что доходы ИТ-специалистов в России действительно не уменьшаются. Несмотря на кризисные явления в экономике, спрос на айтишников (особенно талантливых) продолжает превышать предложение, что подстегивает рост заработных плат. “Гонка технических вооружений” в исполнении вендоров приводит к тому, что становится всё сложнее работать с ИТ-платформами и добиваться от них адекватной отдачи, считает г-н Свирский. Десять-пятнадцать лет назад выпускник вуза был по своим навыкам практически готов работать сразу после студенческой скамьи. Приложения были однозвенными или двухзвенными, инструменты разработки — средне- и низкоуровневыми, серверы были просто серверами, а интеграция систем была незначительной и осуществлялась в первую очередь внутри организаций. Сейчас же приложения стали многослойными, причем надо не только разложить бизнес-логику по слоям, но и правильно организовать взаимодействие сервисов. “Специалист по серверам и хранилищам данных от компании HP окажется бессильным перед стойками с аналогичным оборудованием от IBM, причем среднего уровня, не говоря уже о высшем, — утверждает Алексей Свирский. — Более того, интеграция систем внутри организаций завершена, и этот процесс вышел за пределы тесных корпоративных рамок, все больше охватывая и системы партнеров. Плюс новые угрозы безопасности, облака, проблемы больших данных. Одна “мобилизация” чего стоит — новый перспективный рынок приложений и услуг для конечных пользователей, требующий соответствующих специалистов. Так что можно сказать большое спасибо вендорам и самому феномену ИТ: жить становится всё увлекательнее и интереснее, а доходы при этом продолжают расти”.

Три главных сюрприза

1. Приоритеты

По мнению экспертов SIM, самым неожиданным результатом проведенного исследования стала несогласованность главных приоритетов. Так, только пять из числа наиболее важных задач, которые отметили высшие ИТ-руководители, вошли в соответствующий список из десяти вопросов, наиболее значимых для топ-менеджеров организаций. Задача выравнивания развития ИТ с бизнесом стала единственной, которая заняла первое место в обоих списках. Однако за этим многообещающим выводом оценки высших ИТ-руководителей и топ-менеджеров организаций начинают расходиться. Обеспечение безопасности — вторая по важности задача для CIO — находится на седьмом месте для менеджеров высшего звена, а третья проблема, вызывающая наибольшее беспокойство у ИТ-руководителей, — нехватка талантливых и высококвалифицированных специалистов выходит лишь на 16-е место в списке топ-менеджеров. Аналогичным образом, четвертая и пятая позиции в перечне задач CIO (обеспечение непрерывности бизнеса и приоритезация процессов для ИТ-проектов) занимают соответственно 14-ю и 11-ю строки в списке управленцев высокого уровня.

Главный вывод о несогласованности приоритетов не вызвал удивления у опрошенных нами экспертов. Напротив, ИТ-директору компании Efes Rus Василию Власюку показалось странным, что данный результат стал неожиданностью для представителей SIM: “Я наблюдаю несогласованность приоритетов уже несколько лет, и мне кажется, что зерно проблемы заключается в разном понимании роли ИТ, которое есть у руководителей бизнеса и ИТ-руководителей”.

Трансформация роли ИТ происходит постоянно, в мире идет противоборство двух идей. Одна из них состоит в том, что ИТ представляют собой просто технический реализатор направлений, выбранных лидерами бизнеса. В соответствии со второй идеей ИТ-службы являются полноправным участником процесса принятия решений, предлагая собственные процессные способы достижения цели или даже формируя новые бизнес-направления компании. “Когда взгляды на роль ИТ расходятся, это выливается в различное понимание приоритетов, — пояснил г-н Власюк. — ИТ-лидеры часто забывают, что ИТ — это не вещь в себе, в их развитии должен быть заинтересован не ИТ-руководитель, а руководитель бизнеса. Руководители же бизнеса могут не понимать, что ИТ-отдел аккумулирует в себе со временем глубокое знание процессов компании и может быть способен выдвигать инновационные идеи, не связанные собственно с техникой”.

Его поддерживает Дмитрий Филатов, отмечая, что в условиях текущей экономической ситуации в России необходимость выравнивания приоритетов встает наиболее остро: “Бизнесу не нужны терабайты, гигабайты и серверы, облака и пр. — технологический дракон, пожирающий ресурсы и испепеляющий бюджет компании. Бизнесу нужна информированность и польза для конкретного своего клиента, причем удержание клиента — это задача, успешность решения которой определяется не тем, достаточно ли вежлив оператор call-центра и хорошо ли организована обратная связь, а скоростью принятия решений и способностью обеспечить отсутствие проблем у клиента. К сожалению, нужно признать, что ИТ должны раствориться в общей реке бизнес-идей компании, а это значит — потерять часть корпоративной власти и бюджета”.

Что же касается безопасности бизнеса, сохранности персональных данных и прочих элементов безопасности, то, по мнению г-на Филатова, сегодня в юридической доктрине любой компании это означает килограммы бумаги без конкретики и, главное, без ответа на основной вопрос — зачем это нужно клиенту, который своими заказами и обеспечивает бизнес. Бизнес должен четко понимать, что обеспечение безопасности — это сквозная и важная часть операционной деятельности, убежден г-н Филатов. ИТ-руководители обеспокоены данным вопросом, так как взаимодействие со службой безопасности в компании выстраивается очень сложно или даже трагично из-за культурного различия сотрудников соответствующих подразделений. Именно по этой причине 2014-й должен стать годом понимания и перехода на эко-системы бизнеса, где безопасность — часть общей системы.

В продолжение темы несогласованности приоритетов Олег Белов предложил представить себе радугу, у которой две или три полосы будут шире остальных. И если начать сжимать такую радугу, то более “тонкие” цвета просто сольются в один, причем в новый цвет. Именно это, по его мнению, и происходит с ИТ-сектором, когда полоски с названиями “персональные данные”, “безопасность” перестают быть видимыми. Отсюда и возникают курьезы приоритетов задач бизнеса и CIO. Бизнес воспринимает мир в черно-белом свете: всё то, что формирует доходную часть бюджета — белое, всё остальное — черное. Вследствие этого в кредитном секторе преобладает уверенный тренд на сокращение ИТ-персонала, на его универсализацию. Именно с этим можно связать вывод о росте заработных плат, но по сути такой рост лишь компенсирует повышение нагрузки на персонал.

По словам г-на Белова, эти тенденции могли бы стать разрушающими для основ бизнеса, но направление данного вектора корректируется законодательными требованиями регуляторов кредитного сектора. Характерный пример — введение закона о национальной платежной системе. Из общих положений закона вытекают совершенно конкретные требования, обязательные к исполнению для кредитных организаций не только по информационной безопасности, но и по организации бизнес-процессов в целом. Помимо требований закон четко регламентирует порядок проведения инспекций и самооценок, не оставляя лазеек для его невыполнения.

Со своей стороны директор по ИТ компании Volvo Car Russia Андрей Сёмин считает, что сегодня и бизнес-, и ИТ-руководители одинаково понимают значимость одновременного развития информационных технологий и бизнеса, и это очень важно. Достаточно распространенное отношение к ИТ как к обслуживающей структуре, поддержке для основного бизнеса сейчас постепенно уходит в прошлое. Кроме того, г-н Сёмин находит справедливым вывод о том, что “кадровый голод” в сфере ИТ — по крайней мере в отдельных ИТ-секторах — с каждым годом только усугубляется.

В отношении же нехватки ИТ-специалистов Олег Белов добавляет, что в ИТ-секторе кредитных организаций на первое место выходит именно квалификация, но не талант. По большей части работа айтишника может быть охарактеризована как монотонная, разноплановая рутина. А вот для CIO на первом месте должен быть именно талант, причем талант трансляции проблем ИТ в бюджет предприятия. “К чему удивляться, что на рынке труда недостаточно работников, — задается вопросом г-н Белов. — Они есть, но на фоне требования универсализации и притока мигрантов рынок труда в ИТ-секторе начинает приобретать новые качества. Не проходят бесследно и отзывы лицензий у банков третьей и даже второй сотен. Высвобождающийся трудовой потенциал является радикальным, а если рассматривать миграционные составляющие, то еще и весьма амбициозным и нередко завышающим свою квалификацию. Поэтому нередко такие сотрудники вытесняют кадры со “старым” академическим подходом, внося новую кровь, но повышая интеллектуальную волатильность”.

И наконец, Алексей Свирский особо обратил внимание на вопросы, которые, согласно исследованию SIM, занимают в опросе менеджеров высшего звена места со второго по шестое. Это гибкость/подвижность (2) и продуктивность (3) бизнеса, сокращение бизнес-затрат (4) и затрат на ИТ (5), время вывода продукта на рынок (6). За всеми этими вопросами стоит примерно одинаковый сценарий, считает г-н Свирский. Цель является благой — автоматизировать рутину, наладить отчетность, сократить издержки на персонал и время на доставку продукта до рынка. Да и сам продукт улучшить. Так компания “садится на ИТ-иглу”, с которой впоследствии слезть уже невозможно. При этом людей меньше не становится (а если становится, то незначительно), но зато увеличивается число айтишников. В результате сложность систем, помноженная на организационную сложность работы с растущим ИТ-коллективом, снижает ту самую гибкость и производительность бизнеса. И затраты при этом не падают.

В качестве рецепта Алексей Свирский предлагает: “Каждая компания должна найти свой баланс между сложностью ИТ-систем, которые она эксплуатирует, и гибкостью/скоростью процессов, не охваченных автоматизацией. То есть баланс между жестким (пусть и настраиваемым) порядком и степенью свободы и творчества в процессах и продуктах. Тем самым она решит задачу номер один — выравнивание потребностей бизнеса и возможностей ИТ”.

2. ИТ-затраты

Вторым результатом, который удивил экспертов SIM, явилась возникшая в недавнее время тенденция, что бóльшая часть ИТ-бюджетов расходуется на технические средства, а не на людей. Это означает полную перемену господствующего в последние годы курса, когда затраты на персонал превышали расходы на “железо”.

Опрошенные нами эксперты также сочли данный результат удивительным. Так, по словам Василия Власюка, это действительно странно, поскольку “железная” часть затрат, как и лицензионная часть затрат на софт должна дешеветь. По его мнению, это может быть связано с общепринятой тенденцией перехода на аутсорсинг: ведь в случае аутсорсинга затраты на привлечение персонала могут включаться в затраты на сервис, учитываемые в статье технических операционных затрат.

Его поддерживает Алексей Свирский, который отмечает, что цена вычислений и хранения информации снижается с повышением серверных мощностей. “Облака, виртуализация — все они призваны дополнительно удешевлять стоимость владения железом, — подчеркнул г-н Свирский. — Но при этом доход специалистов в ИТ-службе растет из года в год, как и их численность. И что получается, согласно исследованию SIM? Экспоненциальный рост потребностей в “железе”? Действительно, непонятно”.

Примечательно, что в компании “Видео Интернешнл”, по словам Алексея Свирского, подобные тренды не наблюдаются, а доля “железного” бюджета планомерно снижается относительно доли расходов на сотрудников: “Мы предпочитаем инвестировать в собственных сотрудников, а не в вендоров”.

С точки же зрения Андрея Сёмина, данный вывод экспертов SIM, по-видимому, связан с отложенным спросом, т. е. после кризиса 2008 г. многие компании сократили расходы на новое оборудование, но теперь, по прошествии нескольких лет, вернулись к этому вопросу.

В продолжение темы Дмитрий Филатов указал на то, что бюджеты на технологическое обучение или командные курсы (столь популярные в “тучные” годы), к сожалению, пока также пожирают бюджет. По его словам, в представлении компании любого уровня ИТ-подразделение — это “склад” малоэффективного железа и компьютерщиков, в отношении которых часто можно услышать, что они постоянно мешают работать. Бизнес совершенно правильно для себя поставил равенство между обучением компьютерщика и покупкой сервера, хотя второе даже более предпочтительно — в случае необходимости сервер можно даже выставить как залоговое имущество.

3. Конфиденциальность

И наконец, третий сюрприз, который преподнесло исследование, — это невысокий приоритет задачи защиты персональных данных для ИТ-руководителей. По словам экспертов SIM, 2013-й стал годом, когда произошло разделение задач обеспечения безопасности и охранения персональных данных и в результате вопросы конфиденциальности оказались в конце списка высших приоритетов для CIO.

Комментируя данный вывод, Дмитрий Филатов прежде всего отметил, что конфиденциальность — важнейший показатель информационных систем текущего века и требования к достоверности и приватности данных будут только повышаться — это общемировая тенденция. В отношении же России он находит данное утверждение абсолютно верным. К настоящему времени в большинстве компаний основные мероприятия по защите персональных данных уже завершены и бизнес пока не получает мотивационных сигналов от исполнительной власти или каких-либо иных побудительных стимулов для дальнейшего совершенствования защиты.

Прогнозы на 2014 год

Если говорить в целом, то в нынешнем году ИТ-руководителей должны волновать все вопросы, связанные с развитием технологий и бизнеса, считают эксперты SIM. Однако самое важное место среди них должны занять показатели эффективности использования ИТ и факторы, стимулирующие управление ИТ.

В исследовании говорится, что сегодня самым распространенным критерием эффективности ИТ являются операционные показатели, лишь немногие организации применяют бизнес-показатели и совсем редко — стратегические. Однако сегодня они пока еще не в полной мере обеспечивают решение такой важной задачи, как выравнивание развития ИТ с бизнесом.

По мнению Олега Белова, в 2014 г. придется много работать. Появляется всё больше новых законодательных требований, совершенствуются методы контроля их выполнения. Всё бóльшая доля учета бизнеса в электронных форматах так или иначе заставляет бизнес видеть ИТ-задачи и учитывать их в собственных бюджетах, причем не только в графе “расходы”, но и в графе “развитие”.

А вот с точки зрения Василия Власюка, ИТ-руководителей всегда должен волновать в первую очередь вопрос, как принести ценность бизнесу. Для этого следует привязываться к бизнес-целям — как долгосрочным, так и краткосрочным, поскольку в один конкретный момент компания может быть заинтересована, например, в снижении затрат, а в другой — в развитии бизнес-направлений.

“Важно, чтобы руководители бизнеса понимали, что ценность для бизнеса определяется интересами не отдельно взятого человека, а компании в целом, — сказал г-н Власюк. — Поэтому нужно выстраивать прозрачную модель принятия решений, в которой будут устранены противоречия индивидуальных целей и выработан общий вектор. Это может быть сложно политически, но необходимо, чтобы все верили в то, что вектор правильный”.

Прогноз Дмитрия Филатова состоит в том, что в текущем году будет наблюдаться резкое деление ИТ-решений на две категории и трансформация ИТ-целей в зависимости от тактики выживания компаний в сложных экономических условиях России, причем это никак не будет зависеть от размеров и статуса компаний. Первая часть ИТ-решений (скорее всего бóльшая часть) будет поддерживать сокращение операционных расходов и прекращение “прожектов” в ИТ-сфере. Вторая же часть позволит перейти от оптимизации ИТ-бюджетов к новой форме определения пользы и инвестиционного типа финансирования. “Формирование систем самообслуживания сотрудников и эко-систем бизнеса, нацеленных на извлечение пользы для клиента, а не из него, станет основной задачей второго лагеря, и я осмелюсь утверждать, что именно здесь начнется трансформация роли ИТ в бизнесе”, — подчеркнул г-н Филатов.

По его словам, 2014 г. обязательно предоставит возможность увидеть два вида такой трансформации. Первый из них — переход ИТ исключительно в хозяйственный тип для обслуживания операционной деятельности, с жесткой оптимизацией издержек. Второй вид — это растворение ИТ внутри бизнеса, где будет формироваться новая точка для роста осознания, что цель бизнеса состоит в том, чтобы нести пользу, понятную для клиента. Именно последний путь будет наиболее сложен, но он будет генерировать новые подходы в бизнесе и, возможно, в маркетинге, и именно здесь фактор конфиденциальности данных будет выходить на определяющий уровень, убежден Дмитрий Филатов.

Версия для печати (без изображений)