В России многие ИТ-руководители до сих пор не готовы всерьез использовать стремительное развитие облачных сервисов, увеличивать их присутствие в коммерческой и корпоративной среде с вытеснением классического ПО. В то же время бизнес открыто выражает недовольство текущей ситуацией с ИТ.

Причина бурного роста облачного ПО — наивысшая эффективность от вложений связана с эффектом масштаба. Облачные решения создаются для глобального использования миллионами пользователей, они позволяют обеспечить наименьшие издержки и, следовательно, оказываются выгодными для заказчика.

Используемые же сейчас узкоспециализированные системы приводят к крайне низким уровням эффективности вычислительных мощностей и систем хранения данных. Для их обслуживания требуется большое количество высококвалифицированного персонала. На практике это приводит к тому, что такие системы крайне дороги в создании и обслуживании, и при этом постоянно отстают в развитии от мирового уровня, принося бизнесу прямые убытки и неполученную выгоду.

Проникновение облаков в отечественные организации тормозится лишь нашей ментальностью. В силу крайне незначительного возраста российского бизнеса характерным камнем преткновения для автоматизации все еще остается так называемая «уникальность конкретных предприятий и их производственных процессов». Считается правильным быть «особенными», не подходящими под стандартные продукты отрасли. Изучение лучшего мирового опыта и оптимизация процессов заменяются попыткой идти своим путем, сделать все «не как у всех». В результате получается производительность труда в разы меньше мировых уровней.

Но «уникальность бизнеса», строящееся на нестандартных схемах — наследие 1990-х — перестает работать: изменения правового поля РФ, развитие институтов рынка, включение нашей страны в ВТО и выход российских товаров и услуг на глобальный рынок стремительно меняют отечественный бизнес-ландшафт.

Учет МСФО и отчетность IAS, стандарт UNIDO по бизнес-планированию, стандарты по управлению проектами PMI и IPMA, стандарты в области качества ISO 9000 — транснациональные документы, содержание которых в значительной мере определяет общую структуру и внутреннюю логику построения систем управления на предприятиях.

А это значит, что появляется возможность стандартизировать и автоматизировать большинство процессов, оставив для управления человеком лишь субстанцию, которую гуру менеджмента, Том Питерс, назвал «душой бизнеса».

С другой стороны, конкурентные преимущества бизнеса от ИТ уменьшаются по мере того, как эти технологии приобретают популярность, дешевеют и стандартизируются. Строительство «особенных» систем теряет смысл.

Николас Карр в своей книге «Великий переход. Что готовит революция облачных технологий» еще в 2009 г. увидел развитие облачных услуг, которые, передаваясь клиентам в виде как «коммунальные», подобно электричеству через розетку, вытеснят большую часть внутренних ИТ-подразделений. Все технологические инновации ИТ-систем моментально копируются конкурентами и не несут преимуществ, превращаясь во все увеличивающиеся операционные затраты. Его фраза «ИТ не имеет значения!» поражает, но спорить с этим трудно.

Ведь даже инновации самого высокого уровня, например? у Google и Tesla — это беспилотные автомобили, а у Amazon — доставка товара покупателям дронами, немедленно будут скопированы ближайшими конкурентами.

Руководители отделов ИТ, стремящиеся сделать карьеру, видят примеры успешных представителей ИТ-менеджеров, сделавших себе имя и бренд. Этих людей перекупают друг у друга корпорации, повышая их полномочия и зарплаты. Назовем их «звезды» (в самом хорошем смысле!).

Но если ИТ не имеет значения, то зачем тогда нужны очень дорогие ИТ-директора — «звезды»? Что ждут от CIO?

Создания конкурентных преимуществ? Как видим — их, в итоге, нет.

Создания изощренного ИТ-ландшафта? Это, возможно, поможет сделать самого ИТ-директора незаменимым в глазах руководства, но облака, развиваясь, просто в силу эффекта масштаба предлагают куда больше, чем частные ИТ-системы.

Считаю, что в новых условиях ИТ-руководители будут востребованы в советах директоров для управления информационными потоками и технологиями, участия в создании стратегии предприятия через ИТ-стратегию и управления людьми, как и прочие топ-менеджеры, а не системами.

Но при этом они лишаются большей части своих департаментов, получив взамен управление цепочками поставщиков облачных услуг. Традиционная роль директора по ИТ уходит в прошлое, мышление при этом должно фокусироваться на бизнес-результатах! К сожалению, до сих пор слишком мало ИТ-специалистов понимают это требование.

«Работа ИТ должна оцениваться по результатам, которые получает бизнес, а не по затраченным усилиям. Только в этом случае высшие руководители бизнеса будут обращаться с вами как с равным», — утверждает Джозеф Спагнолетти, ИТ-директор Campbell Soup Company.

В таких условиях бизнес-образование становится для CIO обязательным. Вышедший в 2014 г. профессиональный стандарт, разработанный Российским союзом ИТ-директоров, предполагает умение менеджера по ИТ управлять информацией и реформировать деятельность организации с использованием новых технологий, рекомендует ему иметь высшее образование в области экономики и/или стратегического менеджмента.

Резюмируя: в новой экономической реальности низкие издержки и повышение производительности труда станут решающими. Это определит изменение как структуры бизнеса в целом, так и ИТ-подразделений в частности.

Автор статьи — ИТ-директор компании «Свитлэнд».

Версия для печати