Какие бы потоки хвастливой рекламы и горы информационного мусора не генерировались вокруг и около цифровой трансформации, факт остается фактом: новые технологии при умелом их использовании дают бизнесу немалые конкурентные преимущества. Но при каких условиях использование технологий будет действительно умелым и принесет результат? Сразу же вспоминается крылатое «кадры решают все!» И пусть рынок «айтишного» труда сегодня замусорен ничуть не меньше, чем информационное пространство, — есть и на этом свете профессионалы, готовые давать бизнесу верные технологические решения и доводить их до конца. О том, где водятся кудесники цифровых технологий и какие проблемы могут возникать при их найме, рассказывает Надежда Стяжкина, менеджер Antal Digital — компании, специализирующейся на подборе таких суперпрофессионалов.

itWeek: Надежда, расскажите немного о компании и о вашем подразделении.

Надежда Стяжкина: Antal работает в России 25 лет. Это международный бизнес по подбору профессионалов среднего и высшего управленческого звена в узких специализациях. Я представляю направление, которое выросло из классического подбора айтишников — разработчиков, архитекторов, ИТ-директоров, ИТ-менеджеров. Это было всегда. Потом мы стали сужать свою экспертизу и постепенно, по мере того, как вырисовывалась наша стратегия, формировалась команда «Antal Digital». Сегодня мы занимаемся подбором самых квалифицированных, узких и редких специалистов по совсем новым технологиям. Некоторые из них — относительно новые. Big Data и Data Science все-таки существуют уже не один год. Но есть технологии совсем новые: компьютерное зрение, искусственный интеллект, дополненная реальность, виртуальная реальность.

itWeek: В чем специфика работы со специалистами по новым технологиям?

Н. С.: Наш консультант занимается не столько рекрутментом — это лишь одна десятая часть работы. Основная задача — знать рынок, знать игроков рынка — разработчиков и заказчиков технологий и всех тех специалистов, которые вокруг этих технологий варятся. Поэтому мы много внимания уделяем изучению этих ниш и постоянно ищем, что появляется нового. Многие новые технологии появляются не в России. Среди наших клиентов есть такие, что по своим направлениям идут вровень с западными стартапами. А есть технологии, по которым мы отстаем на три года, на пять лет и больше.

Скорость развития технологий растет, и скачки этого нового прогресса невероятны. Новые языки программирования, новые продукты, новые идеи продуктов появляются в разы быстрее, чем это было лет двадцать назад. Требования к специалистам постоянно меняются, и в какой-то момент мы приходим к тому, что нужен человек, который, имея большой опыт за плечами, должен очень быстро перестроиться под что-то новое. Появляется, скажем, новый язык программирования, под который на рынке нет готовых людей. Разве что те, кто его создал. Если несколько компаний сразу решают осваивать этот язык, то им нужны специалисты. А этих специалистов на рынке в достаточном количестве нет. И тогда они начинают переучивать. Сейчас очень многие специалисты по SAP переучиваются на Big Data — это довольно большой тренд.

itWeek: Что важнее: чтобы человек был способен к обучению или чтобы он в прежнем своем опыте копал где-то близко к той технологии, которую предстоит освоить?

Н. С.: Не обязательно где-то близко. Частое требование наших заказчиков — чтобы был хороший опыт программирования, например, Web-платформ. На любом языке, говорят заказчики, мы сами его на нужный язык переучим. Нужны навыки, дисциплина работы. Но первостепенно — насколько у него широк кругозор, какая заложена технологическая и образовательная база, насколько он способен обучаться. Потому что человек может быть очень силен в знакомой ему технологии, но шаг влево — шаг в право, и он проваливается в никуда.

itWeek: Ваши консультанты — тоже эксперты в области ИТ?

Н. С.: В целом да. Наша мечта, чтобы у всех консультантов был очень хороший технический опыт. У нас есть те, кто имеет профильное образование в информационных технологиях и программировании, имеет навыки программирования. Им легче подстраиваться под заказчиков и кандидатов, они быстрее узнают многие важные вещи. А если консультант такого багажа не имеет — он со временем обучается этому. Обучение идет постоянно.

itWeek: А как вы узнаете, что появилась новая технология? Ведь вам нужно узнать об этом одними из первых...

Н. С.: Кандидаты, клиенты — они все нам рассказывают. Над чем работают, что у них сейчас делается, куда хотят двигаться. Делятся тем, о чем им мечтается, о чем они где-то прочитали, что они на конференциях видели. Мы сами посещаем очень много мероприятий: конференций, хакатонов, митапов, в том числе и закрытых. Там как раз и обсуждаются самые-самые новейшие тенденции: что популярно, какие языки программирования популярны. И как сейчас — считается, что круче всего в Кремниевой долине работать или где-то еще? Все это консультант обязан отслеживать.

itWeek: Я так понимаю, айтишники одни из первых стали создавать такие всемирные неформальные тусовки. Все всех знают, знают, кто в чем силен, и все друг другу помогают. Насколько открытая эта тусовка и как вам удается быть там своими? Корпорации все-таки свои новейшие разработки в секрете держат...

Н. С.: Да ничего особенно не прячется. Кроме каких-то совсем уж суперсекретных разработок, о которых мы все равно скорее всего узнаем.. Если знают больше, чем один-два человека в компании, то опытный рекрутер всегда сможет эту информацию найти. Вопрос в том, насколько широки его связи. Если со связями порядок, то он быстро узнает все, что нужно. Не узнает технических деталей, но узнает, что где-то что-то разрабатывается. А насчет открытости-закрытости — это сообщество готово общаться. Но если ты в теме не понимаешь, не можешь перейти на их птичий язык — скорее всего, с тобой не о чем будет поговорить. Поэтому консультанты постоянно прокачивают себя в своих знаниях.

itWeek: Как распределяется время консультанта между текущими задачами и обучением? Сколько времени он должен заниматься самообразованием, чтобы оставаться в профессии?

Н. С.: Круглые сутки! 24 часа в день, семь дней в неделю и 365 дней в году! Если ты действительно хочешь быть крутым в общении с кандидатом, с клиентом, с коллегой — ты должен знать всё! Ты должен не ошибиться с советом. Ты должен не ошибиться с выбором. Ты должен правильно порекомендовать, ты должен действительно знать, где в данный момент есть тот, кто нужен твоему заказчику.

itWeek: И в результате консультанты настолько компетентны, что легко раскусят человека, побеседовав с ним? Но ведь многие кандидаты, наверное, прошли массу тренингов и знают, с какой стороны себя подать, а какую свою сторону лучше припрятать...

Н. С.: Кандидат не рискнет что-то приукрашивать, потому что понимает: мы знаем его коллег по команде, знаем его босса, его предыдущего босса. И нам легко перепроверить, действительно ли он знает предмет, или он рядом стоял, или он просто в книжке читал. Справедливости ради — в отличие, скажем, от коммерсантов в рознице или от маркетологов — технари вообще не склонны приукрашивать что-то в своем резюме. Они легко и быстро раскладывают: это знаю, это много лет знаю, это в институте изучал, это рядом стоял и немножко помогал, а это я, скорее всего, легко освою потому что аналогия такая-то и такая-то. Они, конечно, хотят попасть в какую-то компанию своей мечты, но они почти никогда не рискнут приврать что-то по своим техническим навыкам.

itWeek: Кто ваши заказчики?

Н. С.: Основная часть проектов — это международные компании. Все-таки в технологичном секторе, в айтишном секторе, в диджитал-коммерции погоду делают в основном международные компании.

У нас очень мало малого бизнеса — просто у него нет таких денег, чтобы нами попользоваться. Мы практически не работаем с госсектором. Когда в госсекторе поменяются принципы работы с провайдерами и появится прозрачность тендерных процедур — я уверена, что мы будем там работать, и что наша экспертиза будет им интересна. Они тоже все сейчас увлечены новыми технологиями, пытаются внедрить у себя и Интернет вещей, и дополненную реальность, и все-все-все. Но идти в эту бюрократию довольно непрозрачную — нет, мы в такие игры не играем. Из крупного бизнеса все, что не государственное — да, это наши клиенты. Ну, а средний бизнес — это основная ниша, у нас очень много среднего бизнеса.

itWeek: От отделений международных компаний запросов больше, чем от российского бизнеса?

Н. С.: Я бы не сказала. Просто мы охотнее сотрудничаем с зарубежными компаниями. У нас каждый консультант и менеджер сам выбирает, с кем работать. Нет такого, что спускаются запросы от компаний, и мы обязаны взять под козырек и всех обслужить. Можно отказаться от любого проекта.

itWeek: Заказчики выстраиваются к вам в очередь?

Н. С.: Скорее, мы сами ходим по рынку и сами ищем, с кем нам интересно в данный момент работать. Это больше зависит от того, где интереснее работать нашим кандидатам. Потому что если кандидатам идти куда-то не интересно, там может быть хоть тысяча вакансий. Нет смысла подписываться, если невозможно уговорить сильных и талантливых людей туда пойти.

itWeek: Это рынок соискателя, а не работодателя?

Н. С.: Конечно! Мы занимаемся самыми-самыми, и наш рынок — это рынок кандидатов. Мы с этими людьми нон-стоп на связи, мы постоянно знакомимся. Они адекватно оценивают свою экспертизу и понимают, что вправе выбирать. К сожалению, чаще они делают выбор в пользу западных международных игроков. Там больше современных проектов, современных внедрений, еще чего-то современного. В лучшую сторону отличаются сектора, связанные с сельским хозяйством, с металлургией и, может быть, со станкостроением. Там есть сильные русские школы, и там есть спрос на лучших айтишников. Туда и кандидаты хотят.

itWeek: Вы говорили, что не всегда компания готова реально встроить в бизнес купленного ею человека...

Н. С.: Да, часто бывает так: готовы взять! Но когда наши кандидаты приходят в эти компании — сталкиваются с бюрократией. Бывает, бизнес хочет заявить о себе: вот у меня есть проект с искусственным интеллектом! Но при этом никаких связанных с этим реальных изменений делать не собирается. И вот высочайшего уровня технарь, которого взяли как бы на проект, дергается, пытается на что-то повлиять, советуется с нами, пытается со своим начальником решить... Но очень часто, если система реально не готова к этим изменениям, он вынужден уходить. Либо сидеть, если так уж высока зарплата, за которую его купили. Его купили за какие-то фантастические деньги, и он ради этих денег на полгода-год остается. А потом все равно уходит. Потому что сильно заточенная технически голова не может целый год сидеть в золотой клетке.

itWeek: Чтобы пореже нарываться на такое, ваши консультанты должны хорошо знать не только кандидатов, но и работодателей?

Н. С.: Да. Мы общаемся, встречаемся, знакомимся. Постоянно. Бесконечно. Клиенты это или кандидаты — неважно: ты должен знать рынок. Ты должен понимать, где школа сильнее, где слабее. Где сильнее команда, где слабее команда. Где сильнее продукт делается, где слабее. А где только декларируется, что будет какой-то классный продукт, но вот уже полгода нанятая команда сидит и ничего не сделано. Потому что какой-нибудь вице-президент наверху до сих пор не может понять, надо это бизнесу или нет. И вот полгода сидит высокооплачиваемая команда. И не понимает, то ли им пора увольняться и на рынок уходить, то ли вот сейчас побежим семимильными шагами, потому что уже на полгода сроки оттянули... Такое бывает даже в западных компаниях, если там дело ведет российский менеджмент.

itWeek: Загадочная русская душа?

Н. С.: Ну да, загадочная... У немцев как принято? В бизнесе отстроено все по часам, и компания — это такой большой станок на немецком заводе. И если так построить бизнес, то он хорошо будет работать: любой винтик легко отремонтировать или заменить, и всегда понятно, в какой части поломка. Представить себе, чтобы российский менеджмент так работал? Случается, но очень редко. Обычно — решаемся в последний момент. Начальник сказал «вперед!» — и всё в стахановском темпе за ночь сделали. С этим сталкиваешься сплошь и рядом.

itWeek: Проблема в том, что не дается старт тому проекту, под который берут человека или команду?

Н. С.: Да. Не дается бюджет под этот проект. Откладываются сроки. А потом принимается внезапное решение — и начинается пушинг, начинается нагоняй. Что это вы опаздываете? У вас уже полгода как все должно быть готово!

itWeek: Бывают другие случаи, когда не срастается?

Н. С.: Часто бывает, что наш кандидат приходит и говорит: ребята, вам нужно сделать так, так и так. А те настаивают: нет, мы по-другому хотим сделать! Он говорит: смотрите, исходя из того, каких целей вы хотите достичь, нужно вот такие технологии использовать! По-другому вы до этой цели не дойдете. А они: нет, будем делать по-своему! Если они не приходят к компромиссу, то обычно одна из сторон от сотрудничества отказывается.

А бывает, особенно с крупным бизнесом, когда работодатель не готов подстраиваться под этих креативных нестандартных кандидатов. Если кандидат привык, что он может до финала дойти по скайпу и никуда не мотаться. Или привык к гибкому рабочему дню. Или привык, что у него на столе стоит макбук. Именно макбук, а не какой-то другой компьютер. Для кандидата это может быть критично. И вот одним нужно доказывать: выбора у нас с вами нет, нет на рынке лучшего, чем этот человек. Для вас это цена одного макбука, но зато вы сможете сделать такую технологию, которая выкинет с рынка всех конкурентов. Или других уговариваем: слушайте, ну смиритесь, придется отвыкнуть от макбука.

Крупный бизнес, особенно российский, часто не готов пойти навстречу. Их бухгалтеры ходят в строгой одежде, сидят в офисе с девяти до шести и мотивированы на то, что у них хорошие пенсионные отчисления — и им кажется, что и разработчики такие же. Нет, они не такие. Им важнее, чтобы было удобно. Важнее, чтобы были крутые технологии. Важнее, чтобы их не трогали. Важнее, чтобы разрешали работать с одиннадцати или с двенадцати, или в любое время. И если работодатель не готов это обеспечить, они часто отказываются. Не потому, что не готовы работать: они как раз готовы работать семь дней в неделю. Над тем проектом, в который они верят и про который знают, что это будет круто. И они уже замотивированы, им не надо ничего доплачивать...

itWeek: А бывают чисто человеческие причины?

Н. С.: Таких историй за эти годы, наверное, тысячи. Сажем, кандидат в последний момент передумывает, потому что ему не понравился главный бухгалтер компании. А он сообразил, что с этим человеком, как с внутренним заказчиком, он будет каждый день работать. И вот он встретился с главным бухгалтером и понял: ой, слушайте, за любые деньги — нет, не готов! Я не смогу с ним договариваться.

Были и такие случаи, когда уже сделано предложение на работу и оно принято... И в последний момент работодатель отзывает оффер. Потому что когда человека привели к какому-нибудь топ-менеджеру познакомиться: вот, это тот человек, мы его выбрали, он принял наше предложение и будет делать стратегически важный для нас проект. А тот: ну не нравится он мне... рубашка у него не так заправлена. И всё! HR сразу берет под козырек и отзывает оффер. Когда служба HR выступает не в качестве зрелого советника, а в качестве бездумного исполнителя — такие случаи, к сожалению, бывают.

itWeek: Всегда ли ваши заказчики ищут самых лучших?

Н. С.: Не всегда. Бывает, что у заказчика есть трезвая оценка, кто он в своей отрасли, на каком он месте, каков его ближайший посильный шаг. Послушайте, говорит, эту кошмарную звезду нам не надо! Через полгода он уйдет, потому что ему делать будет нечего. А вот того, который на две головы ниже, но тоже у звезды поучился, вот он — самое то! У него будет мотивация внутри бизнеса расти, довести свой проект до ума и потом хотя бы года полтора-два поработать. И он не убежит, и его не перекупят. Потому что он, пока не сделает — не уйдет. И мы говорим: да! Это не суперзвезда, но зато бизнес получит то, что хочет получить. Но таких компаний немного. Обычно сразу хотят самого лучшего, но за минимальные деньги.

itWeek: Эти айтишники-разрабочтики — они же с ума сошли. В том, что и с какой скоростью они творят на переднем крае новых технологий. А бизнес, как правило, не может с такой скоростью трансформироваться под эти технологии. И вот вы — оказываетесь в разрыве между быстрыми технологиями и медленным бизнесом...

Н. С.: Да, есть такое. Можно сравнить с тем, как происходит естественный отбор. Решающим становится способность лидеров бизнеса признать: да, вот тут я чего-то уж совсем не знаю. Но завтрашний день моего бизнеса зависит от того, рискну я сегодня или не рискну. И если он рискнет — есть шанс. Он не понимает, что делают эти айтишники. Но он проинвестирует в то, что они делают. И бац! — завтра он уже на коне.

itWeek: Или под конем...

Н. С.: Или под конем. Это бизнес. Риск есть всегда. Скорость развития технологий, скорость цифровизации всего на свете — в десятки раз быстрее, чем прежде. В какой-то момент ты понимаешь: надо меняться. Надо заканчивать с бесконечными заседаниями и совещаниями, когда потом мы все поделили на десять и выбрали что-то одно. Надо рисковать, экспериментировать и гибко подстраиваться под ситуацию. Использовать набирающий популярность подход Scrum: что-то придумали, сделали на коленке — и не доводим до безумного перфекционизма, а сразу запускаем в бизнес. Запустили, посмотрели, тут же получили обратную связь. Что получилось, что не получилось, что полезно, что не полезно. И либо допиливаем, либо отказываемся от идеи. И побежали дальше. И параллельно запускаем как можно больше таких направлений. Привыкать к такой системе управления руководителям, особенно руководителям неайтишных подразделений, — нелегко. Да и собственники не привыкли к скоростям, которые диктуют технологии. И зачастую будет выигрывать тот, кто в какой-то момент просто рискнет: да, я не эксперт и вряд ли смогу изучить вопрос, но я рискну. Или будет интуитивно чувствовать общие тренды и понимать: это действительно мощная технология, и верхом на ней мой бизнес рванет. И я смогу тысячу сотрудников уволить, сэкономить на этом, еще больше денег вложить в технологии. И в результате будет такая-такая и такая прибыль. И тогда часть денег я пущу на то, чтобы часть уволенных людей переобучить. Чтобы помочь государству. Еще что-то... Такие вещи уже — морально-этические, человеческие, надчеловеческие... Сейчас все туда идут!

itWeek: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)