СП “Диалог”: они были первыми

Бизнес

10 лет на российском компьютерном рынке  -  это немало!

Сообщение о том, что 29 декабря 1997 г. исполняется десять лет деятельности СП “Диалог”, вызывает практически однозначную реакцию у всех, кто хотя бы немного знаком с историей зарождения отечественного компьютерного бизнеса: “Тот самый "Диалог"? Он еще жив?!”.

Президент СП “Диалог” Петр Зрелов считает, что модель холдинга вполне оправдала себя

Да, жив и неплохо себя чувствует. Более того, располагается все в том же симпатичном уютном особнячке около Елоховского собора и туда можно позвонить по тем же телефонам, что и десять лет назад. Президентом компании по-прежнему является Петр Зрелов, а его жена Татьяна, которая в свое время придумала название фирмы,  -  вице-президентом. Легендарный искатель приключений американский миллионер Джо Ритчи, как и прежде,  -  один из основных учредителей-акционеров...

Летом 1988 г. в СП “Диалог” в Москве состоялась встреча ведущих сотрудников

фирмы с представителями IBM, Microsoft, HP, Borland, Ashton-Tate и Lotus

(некоторые из них специально приехали в нашу страну). На фотографии

запечатлены участники этой встречи. Сейчас даже трудно вспомнить,

кто есть кто. Однако некоторые советские граждане вполне узнаваемы:

Петр и Татьяна Зреловы, Степан Пачиков, Антон Чижов, Борис Антонюк.

Кто из российских фирм (не только компьютерных) может похвастаться таким постоянством? Практически никто, причем по той простой причине, что большинство из них было создано уже после августа 1991 г., когда стало ясно: теперь можно заниматься бизнесом в открытую.

Конечно, сегодня имя СП “Диалог” не гремит на всю страну, как это было в конце 80-х годов, но его положение на российском рынке весьма стабильно. Семь лет назад оно было преобразовано в акционерное общество закрытого типа, немного позднее стало холдингом, который в настоящее время объединяет около 50 дочерних предприятий, имеющих отделения более чем в 40 городах России, а также дальнего и ближнего зарубежья.

Сегодня сфера деятельности компании весьма широка  -  банки, финансы, коммерция, широкий набор услуг: правовых, строительных, медицинских, транспортно-складских, типографских, рекламных и пр. Однако все же большинство организаций трудятся на ниве компьютерных технологий и многие из них занимают прочные позиции на этом поприще: “Диалог-Наука”, “Диалог.СФТ”, “Диалог-Сибирь”, “Диалог-МИФИ”.

Эпоха романтического бизнеса

Оглядываясь назад, отчетливо понимаешь, какой огромный путь преобразований проделала наша страна. Изменилось многое: политическая система, экономика, а главное  -  мы сами.

Сегодня вычислительная индустрия занимает вроде бы не очень сильные позиции в отечественной экономике. Новости о компьютерном бизнесе не могут соперничать по приоритету со сводками из мира банков, нефтегазовых компаний, транспорта и т. п. И тем не менее его роль в развитии страны (не только в экономическом, но и в политическом плане) за последние десять лет представляется весьма значительной. Ведь по сути дела именно с компьютерного бизнеса началось современное российское предпринимательство.

Самым поразительным в становлении компьютерного бизнеса было то, что в СССР вычислительная техника вообще никогда не была товаром (в отличие от мебели, машин, обуви и даже квартир). ЭВМ в нашей стране не продавались, а распределялись по запланированным фондам. Это касалось не только мэйнфреймов, но и микроЭВМ (хорошо помню эпопею 85-го года, когда я занимался пробиванием в главке двух “Электроник-60” для нашего НИИ). Сегодня вряд ли кто-нибудь сможет хотя бы вспомнить стоимость советских компьютеров, потому что просто мало кто этим интересовался и тем более знал. Что же касается программ, то до начала 90-х годов понятия “программа = продукт” вообще не существовало. В бухгалтерии даже не было такой статьи расхода. “Приобретение программ? Не знаем, что это такое. Покупка дискет с программами  -  другое дело!”

Не менее любопытно то, что зачинателями компьютерного бизнеса стали отнюдь не передовые представители советского корпуса руководителей вычислительной индустрии (выпуском ЭВМ тогда занимались предприятия трех министерств), а научно-технические сотрудники многочисленных НИИ и КБ. И вполне закономерно.

На самом деле в начальный момент ни о каком серьезном бизнесе никто и не думал. Скорее, это была романтическая вера в неограниченные возможности вычислительной техники, которой не давал развернуться социалистический уклад экономики страны, и не меньшая вера в собственный интеллектуальный потенциал. Одна из иллюзий советской научно-технической интеллигенции тех времен: “Наука у нас отличная, вот только технология и производство отстают”. А раз так, то “если нам дадут их технику, мы завалим своими программами не только страну, но и весь мир. А там, глядишь, и наше производство подтянется”. Короче говоря, впереди маячили блестящие перспективы.

Старт “Диалога”

Именно в такой атмосфере ожидания перемен в сентябре 1987 г. на книжной ярмарке на ВДНХ встретились американский бизнесмен Джозеф Ритчи и заместитель директора КамАЗа по экономике Петр Зрелов. Как утверждает легенда, это произошло совершенно случайно, но с тем же правом случайным можно назвать открытие геологом месторождения, которое он искал всю жизнь.

Джозеф Ритчи, миллионер из Чикаго, который “сам себя сделал”, прилетел в СССР посмотреть на ход перестройки и вложить 5 млн. долл. “в какое-нибудь дело в плане эксперимента”. Кандидат технических наук, специалист по АСУ Петр Зрелов, в свою очередь, давно думал о необходимости широкого использования ЭВМ в стране и реализации нашего научно-вычислительного потенциала. К тому же у него были налажены контакты с вычислительными центрами Академии наук, руководителями многих НИИ.

После кратких переговоров, спустя три месяца после первой встречи 27 декабря 1987 г. в Москве было зарегистрировано новое совместное предприятие “Диалог” под номером 21. Его учредителями с советской стороны стали Институт космических исследований, Центральный экономико-математический институт, КамАЗ, МГУ, ИКИ, ЦЭМИ, ВЦ ВДНХ и ряд других организаций, которые внесли 8 млн. руб. (официальный курс доллара  -  60 коп.), с американской  -  фирма MPI, созданная Джозефом Ритчи специально для этого проекта (5 млн. долл.). Задача проекта формулировалась просто: создание некоего эквивалента IBM в России. При этом предприятие строилось на принципах доверительных отношений между партнерами, дружеской атмосферы в коллективе, подбора интеллектуальных кадров. Первоначальный настрой удалось в значительной степени сохранить и сегодня.

Как вспоминает Петр Зрелов, основной идеей проекта была реализация интеллектуального потенциала страны в виде разработки программного обеспечения и его распространение, в основном на Западе. Однако несмотря на определенные успехи (в одной из публикаций тех времен называется цифра в 600 тыс. долл., полученных от продаж программ на Западе за два года) оказалось, что для материальной поддержки предприятия нужно заняться и “железом”. Правда, хотя тогда говорилось при этом о сборке ПК, но на самом деле в основном это были поставки техники из-за рубежа под маркой “Диалога”.

Это был настоящий Клондайк. За первые два года было продано 8 тыс. ПК  -  совсем немного по нынешним временам, но прибыль “Диалога” за один только год составила 120 млн. руб. (Для сравнения: прибыль всего КамАЗа составляла тогда 400 млн. руб.) Действительно, доходность компьютерного бизнеса тех времен была просто фантастической: ПК стандартной конфигурации  -  AT/286, EGA, матричный принтер  -  в 1989 г. стоил 90 - 100 тыс. руб. Курсом доллара тогда мало кто интересовался (все равно свободного обмена валюты не было), но новые “Жигули” стоили в то время около 15 тыс. руб.

Сейчас в это трудно поверить, но основной проблемой в конце 80-х было то, что эту кучу денег некуда девать: плановая экономика не нуждалась в инвестициях, о приобретении недвижимости не могло быть и речи. Фактически единственным способом реализации прибыли была выдача зарплаты сотрудникам.

Контакты с Западом

Финансовые резервы позволили “Диалогу” продолжать деятельность по поддержке разработок ПО. Именно тогда стали появляться его филиалы на базе ведущих научных центров в Москве и регионах. Одновременно развивались связи с западными партнерами, среди которых на первые роли довольно быстро вышла Microsoft: были контакты с мюнхенским отделением корпорации, а в 1988 г. удалось договориться о сотрудничестве с самим Биллом Гейтсом. (Кстати, оборот Microsoft в те времена составлял около 60 млн. долл. в год.)

Результатом этих соглашений стало развитие отдела дистрибуции, а также начало работ по локализации продуктов Microsoft. Именно “Диалог” организовал первый визит Билла Гейтса в Москву на презентацию русскоязычной MS-DOS в 1990 г. (В “Белом доме” у кольцевой автодороги, где с 1989 г. размещается отдел дистрибуции, до сих пор стоит диванчик, на котором будущий самый богатый человек планеты прилег отдохнуть после приезда из аэропорта.)

Конечно, в развитии дистрибуции ПО в те времена было немало объективных препятствий (она и сегодня не является простым делом). Однако дополнительным тормозом, по-видимому, стало то, что до 1993 г. дистрибуция развивалась фактически не на коммерческой основе, а на принципах дотаций  -  за счет как “Диалога”, так и самой Microsoft. Поэтому переход большой группы сотрудников отдела дистрибуции в Роспрограммимпорт (сейчас  -  RPI) в 1991 г. и передача в эту фирму функций представительства Microsoft были восприняты без особого сожаления. Но центр локализации в “Диалог.СФТ” не только сохранился, но значительно усилил свои позиции в этом сегменте рынка.

Собственно, в 1991 - 1992 гг. и заканчивается романтический период деятельности “Диалога” (как, впрочем, и всего отечественного предпринимательства). Именно в это время на первые роли в компьютерном бизнесе выходят компании “второй волны”, начавшие работать с учетом всех жестких правил рыночной экономики, с планами “всерьез и надолго”. Однако их успех во многом был обеспечен “Диалогом”, который помимо всего прочего выступал и мощной кузницей кадров: через его школу прошли многие персоны из списка Top’100.

Этап профессиональной деятельности

К началу 90-х годов “Диалог” уже превратился в огромное предприятие с несколькими тысячами сотрудников и десятками филиалов по всей стране. В одном только его центральном штабе работало 700 человек. Сфера деятельности компании также вышла за пределы компьютерной тематики  -  эта диверсификация во многом определялась необходимостью вложения прибыли в условиях плановой экономики страны.

Ужесточение экономической ситуации в 1992 - 1993 гг. потребовало изменения структуры компании, которая была преобразована в холдинг во главе с СП “Диалог”. Из лидера российского бизнеса фирма превратилась в крепкого середняка, при том что многие первые СП просто не выжили в новых условиях.

Исчезновение “Диалога” из центра внимания общественности можно объяснить тем, что его деятельность как бы растеклась по дочерним фирмам. Чем занимается само СП “Диалог”? Да в общем-то ничем конкретным: оно управляет холдингом, в котором применяются пока не совсем обычные для нашей страны экономические методы взаимоотношений  -  через советы директоров, собрания акционеров, инвестиции и пр. Причем, по словам Петра Зрелова, для разных компаний эти отношения могут довольно сильно различаться: где-то головной фирме принадлежит 100% акций, где-то 80%, а где-то  -  1%. Некоторые фирмы вышли из состава группы, но большинство старается сохранить отношения даже при фактически полной независимости.

В этой ситуации задачей центра является сбор “налогов” с дочерних фирм, перспективных проектов и поиск оптимальных каналов их инвестирования. Не менее важна также поддержка “дочек” при участии в тендерах: имя “Диалог” достаточно весомо.

Пора возвращаться в компьютерный бизнес

Если говорить о перспективах, то этап широкой диверсификации деятельности холдинга, похоже, подходит к завершению. “Пора  уходить с горизонтальных рынков на вертикальные”,  -  считает Петр Зрелов. По его мнению, одним из наиболее перспективных направлений сегодня является компьютерный бизнес. Конкретнее  -  разработка и дистрибуция ПО. Такой прогноз основывается на том, что ожидается оживление общей экономической ситуации в стране, которое неминуемо должно сопровождаться ростом спроса на программные продукты, причем именно российские. Реально это возможно через год-два, но готовиться нужно уже сегодня, иначе как бы не опоздать.

Так что есть все основания предполагать, что к следующему юбилею СП “Диалог” мы сможем рассказать о нем как об одном из действующих лидеров отечественного компьютерного бизнеса.

Андрей Колесов