PC WEEK/RE — 20 ЛЕТ ИННОВАЦИЙ!

Уважаемые читатели!

Данная статья публикуется в рамках юбилейного проекта «PC Week/RE — 20 лет инноваций!». Нашему изданию в 2015-м исполняется 20 лет, и мы решили отметить юбилей серией интересных материалов (обзоров, экспертных статей, интервью), в которых представим различные направления ИТ-отрасли и ИТ-рынка через призму их исторического развития, особенно в плане прохождения ими кризисных периодов, с акцентом на анализе их нынешнего состоянии и перспектив дальнейшего развития.

Предлагаемый вашему вниманию обзор нашего обозревателя Сергея Голубева позволит вам узнать много интересного и полезного об историческом пути, роли и перспективах развития Linux и СПО в нашей стране.

Редакция

Система Linux появилась на свет в 1991 г. — именно тогда финский студент Линус Торвальдс обратился к энтузиастам с предложением начать работу над новой операционной системой. Несмотря на то что в нашей стране от железного занавеса остались только воспоминания, отечественные разработчики этот призыв дружно проигнорировали. Таким образом, Linux пришёл в Россию в уже более-менее готовом виде.

Разумеется, это наложило определённый отпечаток на историю проникновения Linux в нашу страну и его развитие. Тем более что на тот момент ни разработчики, ни пользователи отечественные не испытывали особой потребности в свободных и бесплатных решениях — актуальными для них были совершенно другие проблемы.

Но Linux в Россию всё-таки пришёл. И, судя по всему, обосновался у нас всерьёз и надолго.

Как это начиналось

В случае с Linux историкам повезло. Благодаря нашему документообороту известна точная дата начала пути свободного ПО в России.

29 июня 1992 г. председатель комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин подписал свидетельство о регистрации акционерного общества закрытого типа «УрбанСофт» — компании, специализирующейся на продвижении свободных решений. Участие этого ведомства было обусловлено тем, что одним из учредителей фирмы стал гражданин США Джон Росмэн.

А вот по поводу самого первого отечественного дистрибутива споры не утихают до сих пор. Большинство русскоязычных источников считают, что он был выпущен компанией «УрбанСофт» в 1996 г. и распространялся на компакт-дисках. Однако, строго говоря, это не так.

Свой первый дистрибутив «УрбанСофт» выпустила ещё в 1993-м. Он был назван «Открытым ядром». Дистрибутив был издан на пятидюймовых дискетах и уже тогда в его состав входили некоторые пакеты локализации и файлы с документацией на русском языке. По понятным причинам широкой известности он не получил, но тем не менее именно он открыл историю отечественного СПО.

Разумеется, полноценным дистрибутивом в современном значении этого слова он не был. Как не был им и продукт, изданный в 1996 г. и представлявший собой подборку из текущих версий Slackware, Red Hat, FreeBSD и HURD. Также в него входили базовые средства для русификации, переведённые на русский язык инструкции и даже оригинальные руководства по работе с системой.

Впрочем, при переходе с дискет на компакт-диски «Открытое ядро» стал немного менее отечественным. Дело в том, что в те времена в нашей стране было сложно тиражировать компакт-диски, поэтому они заказывались в США, откуда их доставлял Джон Росмэн. Таким образом, Linux приезжал в Россию не только в переносном, но и в прямом смысле слова.

Самая главная особенность выпусков «Открытого ядра» в том, что в отличие от «дискетных» версией они были по сути периодическим изданием свободного ПО. Ценность их заключалась не только в наборе программ, но и в обычных текстах, предназначенных для желающих больше узнать про Linux.

Конечно, дистрибутив «Открытое ядро» ориентировался исключительно на энтузиастов, которые могли получить возможность работать с русскими текстами, затратив относительно небольшие усилия. Linux в то время не мог конкурировать с Windows, поэтому прагматичный пользователь зачастую устанавливал на свой компьютер две системы. Одну — для работы, вторую — для изучения.

Несмотря на некоторые самостоятельно созданные компанией «УрбанСофт» дополнения, проект «Открытое ядро» вряд ли можно считать началом отечественной Linux-разработки. Скорее всего, истинная цель проекта заключалась в просвещении и популяризации.

Также в 1997-м издательством «Международный центр фантастики» был выпущен дистрибутив с несерьёзным названием «Красная Шапочка», основанный, как нетрудно догадаться, на Red Hat. Пользователю предлагалась программа инсталляции на русском языке и набор русифицированных программ.

Помимо непосредственно программного продукта издательство выпустило книгу «Как установить Linux и работать с ним», которая комплектовалась компакт-диском с системой «Красная шапочка». Таким образом было проиллюстрировано одно существенное достоинство СПО — свобода распространения.

«Красная шапочка», как и «Открытое ядро», вряд ли была готова для использования в качестве единственной платформы. Вероятнее всего, этот дистрибутив тоже готовился в просветительских целях.

Тем не менее даже в те далёкие времена Linux в России привлекал не только романтиков — свободное ПО уже использовалось для решения практических задач. В 1995 г. научный сотрудник ГАИШ МГУ Олег Бартунов, занимавшийся каталогом сверхновых звёзд, выбрал в качестве базы данных свободное приложение PostgreSQL.

А буквально через год в России состоялось внедрение PostgreSQL в бизнес-сфере. На его основе был построен рекрутинговый сайт компании «Комус». В-основном это было использование уже готового продукта, хотя некоторые доработки потребовались.

Дело в том, что тогда PostgreSQL не мог корректно работать с русским языком, поэтому нашим программистам пришлось создать патч с локалью. Именно это и стало первым вкладом Олега в международный проект.

Самым значимым и масштабным внедрением, в котором использовалась база данных PostgreSQL, стал сайт «Учительской газеты». На этом решении функционировал архив издания. В проекте принимали участие квалифицированные программисты, и именно тогда началось формирование отечественной команды разработчиков PostgreSQL.

Впрочем, до 1999 г. Linux в России интересовал исключительно программистов и энтузиастов. Для обычных пользователей эта система оставалась неким непонятным инструментом для любителей командной строки.

Основной итог 1990-х заключается в том, что в России начато формирование Linux-сообщества, состоящего в основном из разработчиков и энтузиастов. В России успешны реализованы первые практические проекты, в которых применяли свободные решения. Конечно, отставание от стран Запада было очень большим, но носило оно не столько качественный, сколько количественный характер.

Linux для пользователей

Летом 1999 г. компания IPLabs выпустила дистрибутив Linux Mandrake 6.0 RE. Он поставлялся на двух компакт-дисках и комплектовался печатным руководством по установке системы, подготовленным Алексеем Новодворским.

Отличительной особенностью этого дистрибутива стала русифицированная программа установки. Если пользователь выбирал русский язык на этапе инсталляции, то в результате получал полностью локализованную систему, корректно работающую с кириллицей.

Пожалуй, именно этот дистрибутив открыл историю отечественного Linux-десктопа как инструмента для решения повседневных задач. Раньше деятельность энтузиастов сводилась большей частью к знакомству с различными решениями — установке, настройке, локализации и т. д. До обычной работы, как правило, руки уже не доходили. Иными словами, изучение Linux рассматривалось как некое хобби, не имеющее практической ценности.

Разумеется, не последнюю роль в успехе продукта сыграл выбор дистрибутива Mandrake. Его автор Жиль Дюваль создавал тот самый «Linux с человеческим лицом», которого так не хватало пользователям. В сочетании с практически полной и корректной локализацией система получилась вполне пригодной для ежедневного применения.

В начале 2000-го вышла следующая версия этого дистрибутива — Linux Mandrake 7.0 RE. Это был уже практически самостоятельный продукт отечественной компании. Распространялся он в двух вариантах — однодисковом и в красивой упаковке с четырьмя компакт-дисками и руководством по установке и эксплуатации.

Таким образом, Linux Mandrake 7.0 RE стал первым российским дистрибутивом, отвечающим современным требованиям к отечественному происхождению программного продукта. Впрочем, в те времена на это никто не обращал никакого внимания.

Помимо продукта, ориентированного на обычного пользователя, компания IPLabs не забывала и про энтузиастов. Примерно в то же время она представила их вниманию издание дистрибутива Debian GNU/Linux с полноценным руководством по установке и настройке системы, включая её русификацию.

Предпринимались и попытки продаж компьютеров с предустановленным Linux. Но из-за невысокого спроса этот проект не получил продолжения.

Таким образом, в начале XXI века в России появился собственный дистрибутив Linux. Но в единственном экземпляре, что явно не соответствовало концепции конкуренции. Поэтому продолжалось такое положение вещей совсем недолго.

В апреле 2001-го пользователям был представлен новый отечественный дистрибутив системы Linux — ASPLinux, выпущенный одноимённой компанией. Процесс его появления был настолько необычен для России, что продукт сразу привлёк к себе внимание отечественного Linux-сообщества.

Перед выпуском первого официального релиза всем желающим было предложено протестировать предварительную версию. Откликнувшиеся на призыв получили внушительную коробку, в которую были вложены компакт-диски и несколько книг с документацией.

Очевидно, что столь необычная для нашего бизнеса щедрость положительно сказалась на репутации компании, поэтому желающих помочь с тестированием хватало. Да и сам продукт оказался вполне хорош, особенно для корпоративного сектора, поскольку основывался на решениях Red Hat.

Никуда не исчезло и «Открытое ядро». Компания «УрбанСофт» со временем трансформировалась в «Линукс ИНК» и приступила к выпуску компакт-дисков серии Linux Cyrillic Edition, постепенно заменённый на «НауЛинукс».

Дистрибутивы «Линукс ИНК» основывались на базе Scientific Linux, обеспечивающем полную бинарную совместимость с Red Hat Enterprise Linux. Они не претендовали на роль универсальных, а использовались для создания узкопрофильных решений (например, для системы образования), поэтому не получили у пользователей популярности, сравнимой с уже упомянутыми тут продуктами.

В том же 2001 г. Linux-разработчики из IPLabs создали компанию ALT Linux, которая практически сразу выпустила дистрибутив Linux Mandrake RE Spring 2001. Он стал последним в российском ряду Mandrake — следующие дистрибутивы фирма выпускала уже под своим именем.

Серьёзные изменения произошли и в компании ASPLinux. В состав разработчиков вошли Александр Каневский и Леонид Кантер — авторы дистрибутива Black Cat. Этот созданный в Донецке продукт отличался хорошей локализацией и был весьма популярен у российских пользователей.

Таким образом, в начале «нулевых» в России сложилась несколько парадоксальная ситуация. Несмотря на невысокую активность разработчиков прикладного и системного ПО для Linux, выпускаемые отечественными производителями дистрибутивы конкурировали с зарубежными практически на равных. По крайней мере на десктопах, где особенно важны качество локализации и удобство настройки.

Несмотря на это, о сколько-нибудь масштабных внедрениях говорить было рано, хотя определённая часть сообщества пребывала в уверенности, что проприетарное ПО доживает последние дни, а в невысокой популярности Linux обвиняла то косность чиновников, то неграмотность пользователей. Однако настоящая причина была в том, что на тот момент экономические преимущества свободных решений не имели для российского заказчика никакого значения — практически всё ПО тогда было «бесплатным».

Контрафактные копии как системы Windows, так и прикладных программ применялись в то время повсеместно. Причём не только частными компаниями, но и государственными организациями. Использование Linux в корпоративном и государственном секторах были большей частью инициативой отдельных сотрудников, на которую руководство попросту «закрывало глаза».

Ситуация в системе образования мало чем отличалась от общей. Известны единичные случаи использования Linux в учебном процессе, не носящие системного характера. Держалось это опять же на энтузиастах и заканчивалось, когда они по каким-либо причинам уходили из школы.

Тем не менее уже появился сегмент рынка, который обратил на Linux самое серьёзное внимание — провайдеры городских и районных сетей. Именно на свободном ПО работали их серверы и шлюзы. Во-первых, это позволяло использовать более дешёвые аппаратные устройства, поскольку Linux менее требователен к системным ресурсам. Во-вторых, уже тогда начинались точечные проверки лицензионной чистоты ПО, так как провайдеры и интернет-кафе — это те самые предприятия, которые «лежат на поверхности».

Как бы то ни было, но десктопной платформой к тому времени Linux так и не стал (впрочем, сегодня ситуация примерно такая же), зато на серверах он показал себя с самой лучшей стороны. Не исключено, что именно по этой причине самое известное приложение предназначено для использовании на сервере.

В 2002 г. системный администратор российской компании Rambler Игорь Сысоев приступил к разработке веб-сервера nginx. А через два года вышел первый публичный релиз этой программы. На сегодняшний день это третье по популярности приложение такого типа.

Кстати, именно Rambler вложил свою лепту и в дальнейшее развитие PostgreSQL. В 2008-м отечественная команда разработчиков этой базы данных принялf участие в модернизации этой поисковой системы. Любопытно, что в качестве альтернативы свободному решению рассматривался продукт Oracle, но по ряду соображений выбор был сделан в пользу PostgreSQL.

Столь масштабный проект позволил нашим программистам всерьёз заняться не только мелкими доработками приложения, но и основными функциональными модулями. По мнению Олега Бартунова, именно в этом время и началось формирование отечественной группы разработчиков PostgreSQL.

Несмотря на широкие возможности для программистов, Linux не устраивал пользователей из-за отсутствия необходимых им бизнес-приложений. По сути получался заколдованный круг. Разработчики не могли приступить к написанию Linux-версий, поскольку пользователей системы было мало. А пользователей было мало, поскольу разработчики не выпускали Linux-версии прикладных программ.

Поэтому, Linux-компании занялись подготовкой инструментария, при помощи которого в системе Linux могли работать приложения, написанные для Windows. В России такой компанией стала Etersoft, основанная в 2003 г.

В 2006-м она выпустила приложение WINE@Etersoft, позволяющее работать с Windows-программами на платформе Linux. Текущей версией приложения поддерживаются такие необходимые бизнесу решения, как «1С:Предприятие» 7.7/8.x, «КонсультантПлюс», «Гарант», «СБиС++», «Компас-3D» и др.

До середины «нулевых» отечественное Linux-сообщество по сути было предоставлено само себе. Крупные западные компании не испытывали особого интереса к этому сегменту российского ИТ-рынка, что вполне объяснимо — он был слишком мал.

Ситуация радикально изменилась в феврале 2004-го. Именно тогда IBM совместно с Министерством РФ по связи и информатизации открыла Центр компетенции Linux в России. Одна из задач этого центра — вовлечение наших программистов в глобальные международные проекты, в том числе и по разработке ядра системы.

В том же году Red Hat объявила о планах продвижения своих решений в России. Её партнёрами стали R-Style, VDEL и Московский физико-технический институт.

Благодаря этому отечественным заказчикам стала доступна полноценная техническая поддержка самой популярной свободной системы, предназначенной для корпоративных пользователей. Показательно то, что стратегия продвижения Red Hat в нашей стране практически ничем не отличалась от подходов, уже доказавших свою эффективность в европейских странах: поставкой решений занимаются уже известные компании, способные обеспечить высокий уровень сопровождения.

Кстати, именно Red Hat Enterprise Linux AS, WS Version 4 Update 1 стала первой основанной на свободном коде системой, которая получила в России сертификат ФСТЭК при использовании на всех серверных платформах IBM System. Таким образом Linux был открыт путь для внедрения не только в частные компании, но и государственные учреждения, имеющие повышенные требования к уровню защиты информации.

Не были забыты и независимые разработчики. В 2008-м на очередной конференции ROSS было объявлено, что Red Hat, VDEL и ВНИИНС им. В. В. Соломатина приступили к реализации совместного проекта Russian Fedora. Цель программы — объединение российских программистов и пользователей свободного программного обеспечения, чтобы они могли активно влиять на глобальную разработку СПО.

Наши разработчики также активно двигались в сторону интеграции с мировым сообществом. Причём в ряде случаев явно не на вторых ролях.

В 2005 г. на базе Института системного программирования Российской Академии наук при поддержке Федерального агентства по науке и инновациям был создан Центр верификации ОС Linux. Эта инициатива получила поддержку международного консорциума The Linux Foundation. В первом производственном проекте Центра верификации была использована созданная сотрудниками ИСП РАН технология автоматизации тестирования UniTESK.

Самым главным событием «нулевых» стало пилотное внедрение свободного ПО в учебных заведениях Пермского края, Республики Татарстан и Томской области, проходивший в 2008 г. Однако, несмотря на его успешное завершение и положительные отзывы учителей, дальше «пилота» дело не пошло — в связи с экономическим кризисом финансирование проекта прекратилось.

И это было не единственной потерей «нулевых». В 2008-м вышел дистрибутив ASPLinux 14 (Cobalt), который стал последним продуктом этого разработчика — следующая версия ASPLinux так и не увидела свет. А в апреле 2011 г. сайт проекта оказался недоступен, поскольку истёк срок регистрации домена.

Таким образом, к началу второго десятилетия ситуация с отечественными дистрибутивами системы Linux была примерно такой же, как и в его начале. На рынке явно доминировал один разработчик — ALT Linux. Если говорить о СПО-рынке в целом, то в актив Linux можно было записать приход в Россию крупных западных корпораций и ряд успешных внедрений.

Основными итогами «нулевых» можно считать следующее:

• Linux-сообщество в России показало свою зрелость и готовность к реализации сложных масштабных проектов;

• в России появились обычные пользователи Linux, применяющие свободные программы не для ознакомления или изучения, а для решения повседневных задач;

• несмотря на неизбежные потери, Linux-компании успешно преодолели финансовый кризис, чем показали свою жизнеспособность в условиях реального рынка;

• в Россию пришли крупные международные корпорации, занимающиеся разработкой решений на основе Linux;

• российские организации начали принимать участие в значимых международных проектах.

Настоящее время

В первое десятилетие XXI века компания ALT Linux вступила в гордом одиночестве — на отечественном рынке универсальных дистрибутивов у неё не было достойных конкурентов. Но это продолжалось совсем недолго.

В декабре 2010 г. вышла первая версия дистрибутива ROSA Linux производства одноимённой компании. Отличалась она прежде всего подчёркнутым вниманием к реальным потребностям обычного пользователя десктопа: оригинальная тема оформления с набором красивых значков, прекрасно сглаженные шрифты, интуитивно понятные средства конфигурирования.

Также пользователю предлагались некоторые улучшения интерфейса KDE, разработанные компанией ROSA: панель быстрого запуска RocketBar, пространство запуска приложений SimpleWelcome, инструмент для визуализации контента TimeFrame, апплет быстрого доступа к каталогам StackFolder и утилита быстрого просмотра Klook. Также программистами фирмы был создан универсальный проигрыватель ROSA Media Player.

Десктопная версия дистрибутива ROSA основывалась на системе Mandriva. Если вспомнить, что ALT Linux вырос из предшественника Mandriva, то можно отметить высокую роль созданного Жилем Дювалем продукта для отечественных Linux-систем.

Серверная версия системы ROSA более консервативна и опирается на решения Red Hat Enterprise Linux, что вполне прагматично, поскольку именно этот дистрибутив чаще всего используется для построения корпоративной ИТ-инфраструктуры. Как и ALT Linux, компания ROSA применяет собственную сборочную среду, поэтому не зависит от западных поставщиков.

Появилась в России и собственная защищённая система. В конце 2009 г. НПО РусБИТех выпустило первую версию дистрибутива Astra Linux, встроенные средства защиты которой спроектированы и разработаны совместно с Академией ФСБ России.

На сегодняшний день специализированная операционная система Astra Linux Special Edition имеет сертификаты Минобороны, ФСТЭК и ФСБ России. Таким образом, она подходит для построения автоматизированных систем, обрабатывающих информацию со степенью секретности «совершенно секретно».

В техническом смысле решение интересно тем, что в отличие от дистрибутивов ALT Linux и ROSA оно основано на Debian и соответственно использует deb-пакеты. К тому же десктопный вариант системы использует оригинальный интерфейс, созданный разработчиками НПО РусБИТех.

В феврале 2015 г. разработчики PostgreSQL основали компанию «Постгрес профессиональный» (Postgres Professional). На тот момент уже три российских программиста имели статус ведущих разработчиков в мировом сообществе PostgreSQL (всего такой статус имеют около 20 человек).

Статус ведущего разработчика означает по сути контроль над серьёзным направлением проекта. Иными словами, без участия отечественных программистов PostgreSQL уже не сможет полноценно развиваться.

Крупнейший российский проект, в котором использовалось СПО, — это, безусловно, реализация глобальной системы видеонаблюдения на президентских выборах 2012 г. Видеомониторингом было охвачено более 90 тыс. избирательных комиссий, причём на каждом участке устанавливалось по две камеры. Общая производительно системы позволяла подключить 25 млн. пользователей и обеспечить 60 тыс. одновременных просмотров с одной камеры.

Таким образом, на сегодняшний день ситуация в Linux-сегменте отечественного ИТ характеризуется следующим:

• в разработке свободного ПО принимают участие и «ветераны», и относительно молодые компании;

• растёт значимость отечественных разработчиков в международных проектах;

• на СПО реализуются крупные проекты, имеющие большую социальную значимость.

Версия для печати (без изображений)