Близятся времена, когда проблема со сдачей водителями экзаменов в ГИБДД полностью отпадёт, как и необходимость в самой этой службе. Наступает эпоха полностью роботизированных автомобилей, или робокаров. Официально они называются автоматически управляемыми наземными транспортными средствами (unmanned ground vehicle, UGV). Некоторые элементы будущего уже появились в серийных автомобилях — начиная с автоматической коробки передач, затем средств круиз-контроля, полностью автоматической парковки и навигационных систем. На очереди, как мне представляется, должны быть сонары, автоматически предотвращающие столкновения машин. Поскольку время реакции большинства водителей составляет около трёх секунд, в течение которых транспортное средство может пройти до 100 метров, то понятно, что в сложной ситуации он часто просто не успевает принять верное решение.

Современный автомобиль уже имеет на борту в среднем до 50 микропроцессоров и бортовую компьютерную сеть (а иногда и несколько), объединяющую разные подсистемы (для сравнения: в конструкции самолёта сейчас устанавливается до 500 микропроцессоров, не считая процессоров в креслах пассажиров). В связи с развитием автотранспорта в направлении к робокарам появилась новая технологическая область, именуемая автомобильной электроникой, или по аналогии с авионикой — ветроникой (vetronics, от vehicle electronics).

Конечно, до массового внедрения робокаров в гражданском секторе ещё, по моим расчётам, около десятка лет, но в сухопутных армиях это произойдет на несколько лет раньше, поскольку необходимость их применения для патрулирования границ, обезвреживания мин, для работы по расчистке завалов и в зараженной местности сейчас очевидна, и в мире уже есть соответствующие технические решения. Робокары — громадный перспективный рынок, поэтому, наверное, настолько высок интерес к проводимым уже третий год подряд американским агентством передовых военных исследований (DARPA) гонок робокаров.

Если результаты первых гонок в 2004 г. скорее разочаровали, поскольку ни одна из машин не доехала до финиша, то уже в 2005-м в гонке на 132 мили по пустыне Мохаве финишировали пять машин из 23. Первый приз тогда получила команда из Стэнфордского университета.

Нынешние соревнования, закончившиеся 3 ноября, были весьма впечатляющими, учитывая, что управление транспортным средством является трудной задачей реального времени, требующей значительного объёма вычислений, а также наличия хороших датчиков и соответствующего ПО. Если предыдущие гонки проводились в пустыне на довольно ровной местности, где редкие высокие кактусы отстоят друг от друга на сотню метров, то на этот раз условия заметно усложнили — гонки проходили в условиях модельного города. Оговоримся, правда, американского города — это весьма существенно.

Замечу, что примерно на одном уровне с американцами идёт Япония, сконцентрировавшая усилия на создании домашних роботов. Как обычно, с существенным опозданием в мировую гонку включилась и Европа, которая с прошлого года начала проводить собственные соревнования роботов и приняла десятилетнюю программу создания роботизированной армии. Что касается России, то, скорее всего, наше правительство решило сразу готовиться к соревнованиям нанороботов, благо, что их и в хороший микроскоп не видно.

Итак, недельные состязания робокаров состояли из серии заездов на полигоне, организованном на бывшей авиабазе George. Из 35 команд-участниц в финале осталось 11, и 3 ноября роботокар по имени Босс быстро и аккуратно проехал 60 миль (около 100 км) по трассе, имитировавшей пригородные и городские дороги, вместе с другими роботокарами и 50-ю машинами, управляемыми людьми. Босс —машина команды Tartan Racing из Университета Карнеги — Меллона, она по очкам выиграла первый приз гонок DARPA Urban Challenge — 2 млн. долл. При оценке, кроме общего времени, представители DARPA учитывали, насколько хорошо машины ориентировались на трассе, а также любые задержки в пути. Время прохождения трассы не должно было превышать 6 часов, т. е. средняя скорость должна была быть не менее 17 км/ч.

Босс — роботизированный внедорожник Chevrolet Tahoe 2007 года -- следовал правилам дорожного движения штата Калифорния и в среднем опережал остальных на дистанции около 55 миль, продвигаясь со средней скоростью около 22,5 км/ч. (Замечу, что 18 км до редакции в будни я проезжаю по Москве в лучшем случае с такой же скоростью.) Он выиграл около 20 минут у второго финалиста — робота Стэнфордского университета. Команда этого университета получила приз 1 млн. долл. за второе место. Третья премия в 500 тыс. долл. присуждена команде Victor Tango, состоящей из студентов и преподавателей Технологического института штата Виржиния. Интересны технические подробности этой гонки. Сообщается, что в команде Tartan Racing — 45 человек. Босс (вместе со своим робокаром-двойником) во время “тренировок” наездил в автономном режиме более 2000 миль.

Как видно на фотографии (она сделана на IDF-форуме Intel незадолго до соревнований), в этом году у команд, как в настоящих гонках, появились спонсоры: автопроизводители предоставляли свои машины бесплатно или со скидкой, за это на бортах машин красуются их логотипы.

У DARPA свои резоны в организации подобных соревнований — МО США планирует к 2015 г. перевести треть своего автопарка на компьютерное управление. Отсюда ряд требований к разработчикам – например, следование стандартам JAUS (Joint Architecture for Unmanned Systems) МО США.

Ну а для России движение к робокарам просто жизненно необходимо, поскольку цена вопроса — 35 тыс. погибающих в автоавариях ежегодно.

Версия для печати (без изображений)