Директор — подчиненным:

— Вот вы все жалуетесь на кризис, на ухудшение жизни из-за экономического положения...

А между прочим у вас зарплата в этом году выше на 75%!

— Простите, выше, чем в каком году?

— Чем в следующем....

Примерно за полгода доллар подорожал почти на 57% — c минимума в 23,2 руб. (23.07.2008) до 36,38 руб. (07.02.2009), а евро вырос в цене на 37% — c минимума в 34,02 руб. (28.10.2008) до 46,60 руб. (10.02.2009). Как это повлияло на участников российского ИТ-рынка — потребителей и поставщиков ИТ-продуктов, решений и услуг — и какие меры они предпринимают для сглаживания последствий так называемой мягкой девальвации национальной валюты?

Результаты проведенного в конце января — начале февраля опроса читателей PC Week/RE, представлявших предприятия самых разных отраслей и масштабов, оказались не столь мрачными, как можно было предполагать. Так, влияние девальвации на состояние бизнеса своей компании 73% респондентов охарактеризовали как “негативное, но не смертельное”. Еще 17% ответивших практически не ощущают эффекта девальвации, и лишь 8% сообщили, что удешевление национальной валюты поставило их компанию на грань банкротства. А вот 2% респондентов увидели в девальвации плюсы — она положительно сказалась на прибыльности их бизнеса.

Несмотря на негативное в целом влияние девальвации, почти половина респондентов отметили, что если ослабление рубля продолжится, то их предприятия не собираются ничего предпринимать. Примерно треть опрошенных полагают, что при таком развитии событий им придется обратиться к практике расчетов в у. е. (диаграмма 1).

Среди иных ответов доминируют вполне традиционные идеи: одни будут еще больше сокращать издержки, другие собираются оптимизировать бизнес-процессы, третьи планируют отказываться от убыточных операций. Некоторые наши респонденты указывают более конкретные шаги, направленные на ликвидацию последствий мягкой девальвации рубля: “займемся ремонтом машин и механизмов, которые планировали списать”, “перейдем на выпуск более дешевой продукции”, “будем продвигать взаимные услуги”. На этом фоне оригинально прозвучал такой призыв: “Нужно срочно и радикально менять программы подготовки менеджеров!”.

Реакция на девальвацию с точки зрения ИТ-политики предприятий оказалась вполне прогнозируемой — почти две трети сократили закупки оборудования, ПО и расходных материалов. В меньшей степени, но все-таки пострадали и другие направления — некоторые компании заморозили отдельные ИТ-проекты, сократили численность своего ИТ-отдела и отказались от внешних ИТ-услуг (диаграмма 2).

Небезынтересно, что думают о последствиях мягкой девальвации рубля отечественные ИТ-поставщики. “Девальвация крайне негативно повлияла как на наш бизнес в частности, так и на весь ИТ-рынок в целом, — отмечает президент екатеринбургской группы компаний АСП Руслан Сагидуллин. — Особенно неприятно то, что пик процесса пришелся на IV квартал, в течение которого по традиции многие заказчики закрывают оплатами контракты. Учитывая тот факт, что 99% контрактов с заказчиками в последнее время заключаются в рублях, потери интеграторов и реселлеров вылились в курсовые 40%. Для некоторых компаний потери такого объема оборотных средств на фоне стремящегося к нулю объема продаж в I квартале 2009 г. могут стать фатальными. По моим прогнозам, если не случится чуда, к сентябрю 2009 г. с рынка уйдут до 75% интеграторов и реселлеров и до 60% дистрибьюторов. В 2010-м возобновятся сделки по консолидации ИТ-отрасли и к концу будущего года количество компаний сократится еще раз примерно вдвое по сравнению с уровнем конца 2009-го. Оставшиеся компании, судя по всему, войдут в состав вертикально интегрированных федеральных ИТ-холдингов”.

Нерадостную картину рисует и директор тюменской компании “Арсенал+” Анатолий Тюменцев: “У нас розница еще шевелится (подсела пока лишь примерно на 20%), а корпоратив весь поджал хвост и ушел в подполье. Но мы не сокращаемся, а выжидаем”.

Однако есть и более оптимистичные настроения. Так, например, директор по сбыту московской компании Merlion Сергей Расколов говорит: “Безусловно, в нашей компании, как и во всех крупных торговых организациях, влияние данного обстоятельства было ощутимо, но не так сильно, как может показаться с первого взгляда. Ведь не секрет, что существует масса инструментов, направленных на решение данной проблемы. Например, фьючерсы на валюту”. Среди других инструментов г-н Расколов выделяет торговые кредиты в рублях (при работе с вендорами), кредиты в рублях и факторинг (при работе с банками) и дополнительные соглашения о совместном несении рисков по изменению курса национальной валюты (при работе с партнерами).

“Наиболее быстрый рост курса доллара начался в конце прошлого года, — отмечает директор департамента “Комплектующие, периферийное и цифровое оборудование” компании “Марвел-Дистрибуция” Сергей Пацкевич. — Поэтому именно в декабре мы начали процесс перевода наших партнеров на “долларовые” балансы в наших товарных взаимоотношениях. Процесс этот простым не назовешь, так как партнеров у нас много и ряду из них удобнее иметь дело с рублевыми балансами”. По его словам, к концу января на “долларовые” балансы перешли около 70% партнеров “Марвела”. При этом дистрибьютору приходится отказываться от рублевых сделок с некоторыми партнерами, которые не хотят разделить курсовые риски.

“К сожалению, в результате нынешнего кризиса отношение почти всех банков к участникам ИТ-рынка изменилось не в лучшую сторону. Ведь в нашей стране ИТ-бизнес не считается системообразующей отраслью и поэтому не может рассчитывать на солидную помощь со стороны государства, — сказал г-н Пацкевич. — Поэтому многие финансовые инструменты (например, кредиты или различные схемы факторинга), которые были легко доступны ИТ-компаниям еще в первой половине минувшего года, ныне для них существенно урезаны или стали финансово невыгодными”.

По словам исполнительного директора Landata Василия Селюминова, для смягчения курсовых колебаний эта компания перешла на выставление счетов и заключение договоров с партнерами в долларах. “Сегодня в 90% случаев банки просто отказывают в кредитах, а в оставшихся 10% предоставляют кредиты не под залог товара на складе или на условиях поручительства, как это было ранее, а под законтрактованную выручку, — сообщил он. — Кроме того, существенно изменились ставки: средний процент кредитования по рынку вырос с 12 до 20—25% годовых”.

Как отмечает заместитель генерального директора “Микротеста” Константин Анисимов, все российские компании, реализующие долгосрочные проекты, значительную часть оборудования и ПО закупают у производителей по ценам, номинированным в долларах или евро. “В нынешней ситуации мы хеджируем курсовые риски, стараясь переводить контракты в валюту производителя с оплатой в рублях, благо наше законодательство позволяет составлять контракты таким образом, — сказал он. — Как эффект от девальвации рубля мы отмечаем резкое увеличение спроса на отечественное оборудование и ПО. В качестве примеров такого “импортозамещения” я бы отметил продукцию фирмы “1С”, оборудование и ПО в области информационной безопасности, различного рода разработки Open Source”.

Версия для печати (без изображений)