Основным предметом обсуждения на состоявшейся в конце февраля III всероссийской конференции “Автоматизация финансовых институтов: ИТ-инфраструктура страхового бизнеса в России”, как и на других мероприятиях подобного типа, стала проблема использования ИТ в рамках нынешнего сокращения ИТ-бюджетов организаций. Мировой финансовый кризис, вызвавший обвал фондовых рынков и резкий отток капитала из России, отразился на отечественной экономике, в том числе на деятельности страховых компаний. Сегодня снижаются не только темпы роста страховых премий, но и сами премии в абсолютном виде. Предполагается, что в самое ближайшее время страховым компаниям предстоит столкнуться с удешевлением активов и спадом платежеспособного спроса.

До кризиса, по глобальным данным Gartner, которые привел независимый эксперт Алекс Корогодски, компании с годовым оборотом до 500 млн. долл. примерно 3,4% от общего объема продаж тратили на ИТ, а компании с оборотом до 1 млрд. долл. — до 3,9%. При этом в банковском секторе на эти цели уходило порядка 2%, а в страховании — 1,8%. В России, согласно опросу, проведенному iTop-50 среди 107 российских CIO, компании с годовым оборотом до 500 млн. долл. выделяли на ИТ примерно 0,6% от общего объема продаж (201 тыс. долл. на одного сотрудника), а компании с оборотом до 1 млрд. долл. — 1% (550 тыс. долл. на одного сотрудника). При этом лидерами ИТ-затрат были финансовые и страховые сегменты, которые тратили примерно 3,87% (на втором месте — телеком с 3,5%).

Именно поэтому сегодня всех без исключения ИТ-руководителей волнует вопрос, как обеспечить поддержку деятельности бизнеса меньшими средствами. Насколько возможна оптимизация деятельности организации с помощью ИТ-решений? И в какой степени экономия средств затронет ИТ-инфраструктуру страховых компаний?

Как рассказала вице-президент по ИТ и операциям “Росгосстраха” Мария Вожегова, главная задача, которая была поставлена перед ИТ-департаментом в кризисных условиях, — повышение отдачи от информационных технологий, что решалось как за счет оптимизации деятельности бизнес-заказчика, так и путем оптимизации непосредственно использования ИТ. По первому направлению в качестве объектов оптимизации были выделены партнерский канал (работа с контрагентами, продающими полисы “Росгосстраха”), который был полностью автоматизирован; операционный департамент — для него выполнена автоматическая квитовка входящих платежей и централизация расчета вознаграждений; а также розничное страхование, где создано единое хранилище данных о клиентах, партнерах и контрагентах и разработан механизм поиска клиентов. В сфере урегулирования убытков проведена оптимизация суброгационной деятельности, предполагающая дальнейшее развитие централизованной системы урегулирования. И наконец, автоматизирован процесс возобновления договоров, что, по словам Марии Вожеговой, позволит контролировать количество возобновляемых договоров — очень важный на сегодня показатель.

Что касается второго направления, то здесь были оптимизированы процессы управления заявками и инцидентами, изменениями, разработкой, каталогом услуг и ИТ-активами. По итогам аудита информационных систем и проектов составлена общая карта всех систем, позволяющая определять приоритеты проектов, а благодаря аудиту всех ИТ-подразделений удалось подсчитать для них соответствующие KPI. Все эти действия, как сообщила Мария Вожегова, позволяют решать задачи развития исключительно собственными силами, без привлечения дополнительных ресурсов. Тем самым выполняется одно из основных требований бизнеса — обеспечить контроль загрузки персонала и его высвобождение. Среди других результатов можно выделить достижение договоренности с бизнес-заказчиками об уровне предоставления услуг и оптимизацию количества используемых систем за счет прекращения поддержки унаследованного ПО, закрытия, остановки и консервации неприоритетных и нежизнеспособных проектов и отказа от поддержки некритичных приложений.

К числу других полезных мероприятий по оптимизации ИТ-расходов представитель “Росгосстраха” отнесла применение ПО с открытым исходным кодом для ПК, серверов и прочей инфраструктуры, проведение аудита телекоммуникационных расходов, централизацию закупок в области ИТ, сокращение количества партнеров, прямой выход на вендоров и т. п.

Вообще взаимоотношениям с бизнес-заказчиками, по мнению Марии Вожеговой, нужно уделять особое внимание. Следует, например, определять стоимость внутренних ИТ-услуг и на основании этих расчётов относить соответствующие затраты на непосредственных бизнес-заказчиков. И только после этого, рассчитав экономическую эффективность автоматизации, осуществлять планирование и реализацию услуг.

Другой подход, который помогает выживать в сложившейся ситуации, минимизировать затраты страховых институтов и более производительно использовать имеющийся вычислительный потенциал, реализуется в компании “ВТБ Страхование”. По словам директора департамента информационных технологий Игоря Парафейникова, главной задачей корпоративной ИТ-инфраструктуры является поддержка основных бизнес-процессов компании, и именно поэтому от того, насколько правильно она организована и в какой мере масштабируема, во многом зависит увеличение объемов бизнеса. Основываясь на своем двенадцатилетнем опыте работы в страховой отрасли, он отметил, что большинство российский предприятий, к сожалению, пытается так или иначе экономить на собственной ИТ-инфраструктуре и в первую очередь на компьютерах. “Я знаю компании из списка TOP 20, которые до сих пор покупают технику класса SoHo (для домашнего использования. — О. П.), самостоятельно прокладывают ЛВС и телефонные сети. В результате при расширении бизнеса возникают проблемы, когда невозможно развернуть новые рабочие места. Но, к счастью, их число уменьшается, поскольку все начинают осознавать, что ИТ фактически служат основой получения прибыли”, — сказал он.

Другой проблемой использования ИТ в страховых компаниях, по мнению Игоря Парафейникова, является недозагрузка вычислительных мощностей. Так, по данным Gartner, которые он привел, серверное оборудование, как правило, используется по назначению максимум на 5—10%, а при пиковых нагрузках — на 15%. То есть порядка 75—80% мощностей простаивает, что неизбежно ставит вопрос о том, как можно задействовать эти ресурсы и соответственно увеличить эффективность имеющего у компании аппаратного комплекса.

Для решения этой задачи можно применять разные технологии, но компания “ВТБ Страхование” остановила свой выбор на популярной сегодня виртуализации. Как рассказал Игорь Парафейников, с помощью ПО VMware им удалось повысить эффективность использования аппаратного обеспечения до 80—90%, и в результате количество серверов, обслуживаемых одним администратором, увеличилось более чем вдвое — с четырёх-шести до десяти-пятнадцати. Кроме того, было обеспечено сокращение капитальных затрат на аппаратное и программное обеспечение на 40% и эксплуатационных затрат на 50—70% за счет утилизации аппаратных ресурсов и снижения требований к оборудованию. При этом, как показывает опыт компании, на одном физическом сервере можно организовать четыре-пять виртуальных и на каждом из них запустить отдельное независимое приложение. Эти приложения не мешают друг другу, а их производительность соответствует той, что была бы при их размещении на отдельно выделенном физическом сервере.

Помимо этого оптимизация управления ИТ-инфраструктурой приводит к сокращению трудовых затрат за счет упрощения управления и автоматизации таких трудоемких ИТ-операций, как резервное копирование или профилактические работы на серверах, а благодаря распределению виртуальных и аппаратных ресурсов обеспечивается максимальная производительность важнейших приложений, что позволяет гибко реагировать на бизнес-потребности.

Таким образом, по мнению Игоря Парафейникова, внедрение технологий виртуализации приводит к существенному снижению совокупной стоимости владения инфраструктурой (TCO) и повышению ее управляемости и надежности. Возврат инвестиций легко измерим и, как считают в компании “ВТБ Страхование”, может достигнуть 200—300% в течение полугода.

Как можно видеть, способов оптимизации ИТ-затрат существует множество. Так что дело каждой компании — выбрать тот, который в наилучшей степени подходит для ее конкретных условий.

Версия для печати (без изображений)