Статья только в электронной версии журнала

Статья только в электронной версии журнала

У вас нет ощущения, что с Интернетом нас в очередной раз надули? Ну ладно, согласен, это я, пожалуй, загнул, однако некоторые признаки, свидетельствующие, что Всемирная сеть вовсе не является тем универсальным реформирующим средством, каким мы ее считали, определенно есть.

Джон Додж

С точки зрения бизнеса это в действительности просто очень мощный канал распространения информации и дистрибуции продуктов и услуг. К большому удивлению всех и каждого Старая экономика, основу которой составляют компании, работающие с реальными франчайзингами и активами, снова оказалась в фаворе у инвесторов, потерявших, похоже, всякий интерес к экономике Новой.

Я сам в марте 1999 г. восторженно писал о Chemdex - одной из наиболее заметных тогда электронных бирж B2B. Заголовок той моей статьи кричал: “Закупочные узлы революционизируют отрасли!”.

Один аналитик, имя которого я милосердно опущу, предсказывал рост числа узлов автоматизации корпоративных закупок по электронным каналам с тогдашних 400 до 100 тыс. в течение трех лет. А некая исследовательская фирма прогнозировала, что в 2003 г. объем транзакций, проходящих через биржи B2B, составит 1,3 млрд. долл. Так что же случилось? Может быть, все дело в том, что Уолл-стрит и венчурные капиталисты внезапно охладели к былому предмету безумной страсти? Или это с самого начало было для них просто бесовским наваждением?

Биржа Chemdex упростила для покупателей подбор нужного товара, а для поставщиков - задачи сбыта, дистрибуции и поддержки клиентов на оцениваемом в 7 млрд. долл. рынке продуктов для социобиомедицинских исследований. Благодаря ей покупатели смогли больше не тратить в среднем по 5-7 часов в неделю на просмотр каталогов. Товар любого поставщика можно было приобрести через простой в использовании Web-узел.

Как утверждается, через Chemdex предлагалось 1,7 млн. наименований товаров 2200 поставщиков. Строка “Chemdex offers researchers a one-stop shop for laboratory supplies” (“Chemdex - все для исследовательской лаборатории”) оставалась на почетном месте в центре главной страницы узла до самого его закрытия 31 декабря. А идея выглядела такой замечательной!

К марту 1999 г. эта компания успела спустить 15 млн. долл. и занималась поисками еще 25 млн. для третьего этапа финансирования. Но даже в те дни эйфорических прогнозов предполагаемый годовой оборот Chemdex равнялся лишь 10 млн. долл. Дальнейшие расчеты под силу и человеку семи лет от роду.

Без опоры на собственные финансовые возможности и без активного участия крупных игроков на рынке соответствующей отрасли шансов на выживание у электронной биржи оказывается совсем немного. Словесной поддержки потенциальных интересов, получаемой большинством из них, совершенно недостаточно. Те немногие узлы B2B, которым удастся выжить, смогут сделать это, только заполучив в свои клиенты крупных поставщиков. Кто будет контролировать биржи комплектующих в автомобилестроительной отрасли? Большие автомобилестроительные фирмы. А две крупнейшие биржи стали уже находятся под контролем крупнейших сталелитейных компаний.

Еще год назад представление о независимости бирж B2B от крупных поставщиков было, можно сказать, общепринятым. Теперь же это кажется абсурдом. Преуспевают всего несколько независимых бирж, например Ariba.com, которая в октябре завершила свой первый безубыточный квартал. Курс ее акций колеблется вокруг весьма приличного уровня в $75. Однако таких, как Ariba, немного. Акции ее главного конкурента фирмы Vertical Net, объявившей в последний раз об убытках в сумме 17,7 млн. долл., оцениваются в единицы долларов. Впрочем, у этой компании все не так плохо: по состоянию на 30 сентября у нее оставалось в запасе еще 145 млн. долл.

Однако сколько ни пытайся разглядеть свет в конце туннеля, похоже, концепция B2B катится по той же унылой колее, из которой биржи для потребителей не могут выбраться уже целый год.

На чем споткнулась Chemdex? Пишите мне по адресу: john_dodge@ziffdavis.com.

Версия для печати