Мы продолжаем знакомить читателей с ведущими российскими фирмами-интеграторами. Сегодня мой собеседник Юрий Сергеевич Игошин, генеральный директор компании “Микротест”. О ряде ее проектов наш еженедельник уже писал (см. PC Week/RE, № 9/2001, с. 30, № /2001, с 32).

Юрий Игошин

PC Week: В компании “Микротест” работает двести человек - это большой коллектив. Как компания структурирована?

Юрий Игошин: Несмотря на то что компания территориально разнесена - половина наших сотрудников в Москве, половина в Екатеринбурге, - она работает как единое целое. У нас даже есть департаменты, часть которых расположена в Екатеринбурге, часть в Москве. Это не потому, что присутствие в Екатеринбурге необходимо, а так исторически сложилось, люди там работают. Все общение происходит через электронную систему. Жесткого разделения - Екатеринбург отвечает за то, Москва за это - нет. Имеется внутренняя компьютерная сеть, объединяющая передачу данных, телефонию. Есть собственные каналы от офиса в Москве до Екатеринбурга, есть вертикальное подчинение и есть такие отделы, руководство которых находится в Екатеринбурге, а у других - в Москве, они как бы сквозные, работают через электронную систему. Есть директор екатеринбургского офиса, есть - московского. Сейчас у нас создана новая группа управления проектами, куда входят руководители проектов, и есть два крупных департамента. Один из них - отдел системной интеграции, выполняющий все решения по интеграции компьютерных сетей и информационных систем. Он сейчас тоже делится на две части, одна из которых - это проектирование информационных систем и их внедрение. Основные усилия мы потратили и тратим на развитие проектирования. Если система правильно спроектирована, то она даст клиенту точно запрограммированный эффект. Можно определить и отсеять то, что не дает эффекта. Это очень упрощает и ускоряет внедрение даже таких сложных продуктов, как R/3. После проектирования они внедряются гораздо быстрее и легче. Есть у нас сервисный и учебный центры. Естественно, финансы, бухгалтерия, маркетинг и т. д., испытательная лаборатория.

PC Week: Зачем она вам нужна, испытательная лаборатория?

Ю. И.: Объявленные вендорами технологии мы сначала испытываем у себя - проверяем, работает или не работает; если работает, то как. Когда же создаются крупные системы, необходим полигон. Он используется и для обучения наших же специалистов.

PC Week: Вы, наверное, одна из немногих компаний, использующих проектный подход к организации фирмы? Что это вам дает?

Ю. И.: Когда нам пришлось делать крупный проект - фактически на первом его этапе нужно было на всей территории России запустить сеть передачи данных, - нам пришлось работать с большим количеством субподрядчиков, клиентов и субклиентов. Для этого мы построили систему управления корпоративными проектами, работающую через Интернет. Главное даже не в том, что она оказалась удобным средством связи и в ней в квазиреальном времени виден ход выполнения проекта, а в том, что мы после этого вообще перестроили компанию и стали любую деятельность рассматривать как проект. Любой контракт, заказ разбивается на проекты или на один проект и субпроекты и исполняется как проект.

PC Week: Многие интеграторы говорят, что в прошлом году было столько заказов, что не хватало сил на их выполнение. Как вы оцениваете прошедший год с точки зрения бизнеса?

Ю. И.: У нас прошлый год на 80% - это проект с МПС. Там было много новых и сложных задач. Все усилия были в основном направлены на него, а также на разработку новых технологий, отвечающих этим запросам. Может быть, с этой осени мы начнем работать с другими отраслями. У нас возникло такое ощущение, что в России есть огромный спрос на информационные системы, которые бы решали конкретные проблемы. Главное, клиенты стали понимать, что им не нужны сети или какие-то программы, им надо получить тот или иной конкретный результат. Наши планы в основном связаны с российским рынком и направлены на то, чтобы разработать технологии эффективного внедрения информационных систем в России.

PC Week: Всех интересует вопрос успешного внедрения системы. У каждого интегратора своя точка зрения. Какой подход к проектированию и внедрению использует “Микротест”?

Ю. И.: Мы пытаемся отстаивать принцип разумной достаточности. Даже если программный продукт имеет огромное количество возможностей, практика показывает, что их реализация зачастую обходится дороже получаемого эффекта. Можно привести тому много примеров.

PC Week: Сейчас всем приходится много работать по поиску кадров. Как вы эту проблему решаете?

Ю. И.: Конкуренция в значительной мере ведется в зависимости от того, у кого какие кадры. Подбор кадров - одна из главнейших стратегических задач, масса ресурсов на это тратится. Хороших специалистов и руководителей дефицит. Для них проблема денег не главная. Они не сомневаются, что получат те деньги, которые хотят. Главная проблема - они хотят работать в успешных фирмах, где есть интересные проекты, интересная работа, круг общения. Поэтому мы много занимаемся тем, чтобы сохранить творческую атмосферу, чтобы было приятно работать. Ценность денег падает, есть некоторые вещи, которые нельзя купить за деньги. Можно купить технологии, но нельзя купить среду, традиции. От той же Cisco я слышал: “Мы покупаем не технологии, а людей, создавших эти технологии”.

PC Week: Текучесть кадров на Запад существует у вас?

Ю. И.: Один человек уехал. Но к нам же обращаются из Америки с вопросом, нельзя ли переехать в Россию. Это наши, которые хотели бы вернуться назад. Хотя пока у нас принять их не получилось.

PC Week: Нужны ли системному интегратору инвестиции, и если нужны, то зачем и какие?

Ю. И.: За все время существования компания не испытывала в них необходимости. Крупные инвестиции делаются в новые технологии, в обучение людей, но интегратор в состоянии сам заработать деньги на эти цели.

PC Week: Тогда интересно, почему вы стремитесь стать открытой компанией? Обычно декларируется, что компания при этом стремится получить инвестиции.

Ю. И.: Высокие котировки акций - это возможность эффективно и без особых затрат стимулировать сотрудников, предлагая им stock options. К тому же акционеры зарабатывают дополнительные деньги на акциях. Сейчас, конечно, ситуация не та, которая была до падения акций на NASDAQ. Но мы тем не менее эту работу не останавливаем, потому что, во-первых, котировка акций, на наш взгляд, это лучшее доказательство состояния компании. Клиент может увидеть, насколько компания успешна, надежна, в каком состоянии она находится по отношению к конкурентам, можно ли ей поручать крупные заказы, может ли она ответить за ошибки. Я думаю, через какое-то время будет сложно получать заказы компаниям непрозрачным. На Западе это уже так. Надо тогда вносить какие-то гарантийные залоги и т. д. Во-вторых, если рынок будет расти, то выход в листинг даст дополнительную прибыль акционерам, и это лучшая реклама компании, усиление ее привлекательности для сотрудников. Люди устраиваются в те компании, у которых акции чувствуют себя хорошо.

PC Week: Но существует ведь и риск неудачного выхода в листинг, когда фирма сильно недооценивается?

Ю. И.: В любом деле есть какой-то риск. Например, тот же stock options в случае сложностей с акциями приводит к большим проблемам внутри компании. Понятно, что его нужно очень взвешенно использовать. Поэтому надо правильно выбрать момент и место котировки акций. Сейчас для нас это дальняя перспектива. Но “Микротест” развивается и строится таким образом, чтобы минимизировать такой риск. Сегодня, даже если бы компания была полностью готова к выходу в листинг, мы бы не стали этого делать, потому что не видим такой потребности у наших клиентов, да и время не очень подходящее. Но если одна фирма станет открытой, другая станет открытой, то на тех же тендерах это будет уже существенным преимуществом и, хочешь не хочешь, всем нужно будет выходить.

В нашей стране все меняется очень быстро. Конечно, такое случится не в этом году, должно пройти еще года три.

PC Week: Насколько сложен процесс подготовки компании к выходу в листинг?

Ю. И.: Формально, может быть, он и не так сложен. Важно, что действительно компания сможет предъявить будущим инвесторам. Например, какая у нее динамика роста оборота, насколько она диверсифицирована. Ясно, что компании, работающие в нескольких странах, гораздо дороже тех, что работают только на местном рынке, так как это говорит о том, что их бизнес не случаен. В этом плане процесс достаточно сложен. Иногда имеет смысл выставлять не всю компанию, а только ту ее часть, которая будет привлекательной для инвесторов. До падения NASDAQ был один образ привлекательной для инвесторов компании, сейчас он изменился. Падения NASDAQ я все время ожидал, потому и не купил ни одной акции, хотя сам момент падения был неожиданным. Сейчас мы вырабатываем образ компании, как она должна быть подана, хотя в этом году, может быть, такой образ на рынке окончательно еще не сложится.

PC Week: Нет ощущения, что падение NASDAQ было как спусковой крючок, вызвавший процесс свертывания рынка по всему миру? Сейчас этот процесс докатился до Европы. Так как система инерционна, то еще через полгода-год докатится и до России?

Ю. И.: Я думаю, что это, конечно, процесс, отражающий существенные и не так легко устранимые последствия структурного дисбаланса в западной экономике. Можно говорить о многих его аспектах: и о финансовых, и о том, что новая экономика была сильно перегрета - туда многие годы вся инфляция закачивалась. Сейчас нужно либо уничтожить громадное количество долларов, либо как-то этот дисбаланс скомпенсировать. Последние годы во всем этом бизнесе было слишком много виртуального. Когда-то реальность начнет проявляться. Многое зависит от того, насколько у Америки хватит искусства выправить ситуацию. Путем каких катастроф, сильных или сглаженных? Если говорить о России, то здесь ситуация зависит от политики страны, от политики Китая. Россия может использовать ситуацию и во благо, например для развития собственного производства. Наверное, изменения в мировой экономике будут существенны.

Сейчас мы смотрим на портфель наших заказов - он растет. Значит, все развивается, потому что за год до кризиса 1998 г. все заказы остановились, а те, что были, перестали оплачивать, начали появляться долги. Пока наблюдается большой интерес не у государственных, а у коммерческих структур. Это говорит о том, что они пытаются бизнес структурировать, сделать прибыльным, эффективным, стараются управлять бизнесом. И что туда идут реальные инвестиции. Мы связываем рост с тем, что собственник в реальном секторе научился владеть своим предприятием. Для этого ему нужны информационные системы. Это связано с тем, что собственник в реальном секторе видит для себя какие-то перспективы - отдаленные ли, ближайшие, но видит. Торможение продаж нашим клиентам происходит тогда, когда они очень хорошо оснащены и уже не понимают, куда двигаться дальше. Сами по себе сети без конкретных отраслевых решений, таких, как управление нефтедобычей, мало кому нужны. У нас производителей таких решений мало, а многие западные решения не локализованы. Оплачивать же разработку не все готовы, так как не всегда гарантирован результат.

У каждой компании есть свой путь - по восходящей, по нисходящей, но есть. На этом пути им нужно из данной точки перейти в следующую - не сразу стать лучшей компанией, а достигнуть вполне конкретной цели, некоторого конкретного состояния, решить конкретные проблемы, например сократить расходы, увеличить прибыль и т. д. И они готовы тратить деньги на достижение таких целей. Для этой части рынка мы все свои технологии перестраиваем именно так и разрабатываем решение, которое будет готово к осени, чтобы предложить его клиентам. По нашим оценкам, это очень большой рынок - на нем просто нет предложений. Хотя, конечно, если цены на нефть упадут, то всем не поздоровится.

PC Week: Как вы свое свободное время проводите? Или его у вас не остается?

Ю. И.: Нет, суббота, воскресенье - выходные. С детьми занимаюсь. В семье все время что-то возникает. С сыном ходим в теннис играть, в театр. Так что суббота, воскресенье проходят очень быстро.

PC Week: Как вы относитесь к тому, что ребенок проводит время за компьютером?

Ю. И.: Ребенок - в первую очередь человек, поэтому нужно развивать его человеческие качества. Есть американское исследование, в котором четко сформулировано, что у детей есть выраженные периоды развития, за которые они должны научится определенным вещам: фантазировать, входить в конфликты и выходить из них и т. д. Таким образом они адаптируются к реальному миру. Пребывание ребенка в рафинированном компьютерном или телевизионном мире уводит его от реальных проблем и не дает возможности развивать в себе способности решать их. Компьютер сейчас такой же простой прибор, как телефон, нет же необходимости специально учить ребенка звонить по телефону. Потом эти годы могут оказаться упущенными для развития. Когда ребенок подрастает и начинает заниматься каким-то делом, тогда и можно говорить, что есть такие вещи, как компьютер и др. Конечно, был мощный PR Интернета, но сейчас пора бы и успокоиться. Российским школам, безусловно, нужны миллиарды рублей, но уж никак не на компьютеры.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати