ПРОЕКТЫ

Геоинформационные технологии помогают “Гринпис” бороться с нефтяными разливами

Российское отделение “Гринпис” (www.greenpeace.ru) активно использует геоинформационные технологии в одном из своих самых крупных проектов по мониторингу нефтеразливов на основных территориях нефтедобычи в республике Коми, Западной Сибири, на Сахалинском шельфе и Прикаспии. В рамках проекта были разработаны методики исследования и составления карт нефтезагрязненных территорий. К сегодняшнему дню осуществлено картирование разливов Самотлорского месторождения (Западная Сибирь) и северо-востока Коми.

Космический снимок, ставший основой для дешифрирования нефтяных разливов

Для определения нефтезагрязненных территорий и нанесения их на карту использовались спектрозональные космические снимки. По словам руководителя информационно-аналитического отдела “Гринпис” Сергея Михайлова, в основном изучались разливы на суше. Определение разливов на поверхности воды технически более сложная, хотя и вполне выполнимая задача, над решением которой еще предстоит работать. Организовать же мониторинг иными средствами, не используя снимки со спутника, не представлялось возможным, потому что истинные масштабы разливов видны только сверху. Аэрофотосъемка, хотя и дает более подробную картину, стоит существенно дороже. Кроме того, космосъемка высокого разрешения позволяет достаточно точно определять границы загрязненных территорий.

Разлив нефти в Западной Сибири

Спектрозональные снимки со спутников Landsat 7 предоставили фирмы “СканЭкс” (www.scanex.ru) и “Дата+” (www.dataplus.ru). На этих снимках изображена земная поверхность в разных частях спектра от 0,45 до 2,35 нм, а также в инфракрасном диапазоне. Для обработки снимков была подобрана комбинация каналов, обеспечивающая наилучшую видимость разливов на поверхности земли. Это делалось как визуально, так и при помощи инструментов программного пакета ERDAS Imagine, позволяющих анализировать спектральные характеристики наземных объектов. После нахождения искомой комбинации снимки классифицировали, для чего опять-таки использовался пакет ERDAS Imagine.

В итоге была получена предварительная карта с некоторым количеством сомнительных контуров. Для их уточнения, а также для того, чтобы убедиться в правильности полученных результатов, потребовалось полевое дешифрирование с выездом на местность. Всего обследовали около 50 точек. Результаты обследования подтвердили правильность дешифрирования снимков: из 50 точек только две потребовали корректировки карты, что доказывает высокую эффективность использования дистанционных методов для таких работ. Все свежие нефтяные разливы были определены верно. А вот разливы старые, уже начавшие зарастать, определить оказалось труднее, так как они имеют сложную внутреннюю структуру и размытые границы.

По результатам полевого дешифрирования карты уточнялись. На окончательном варианте карты выделены три класса объектов - незагрязненные территории, территории, которые загрязнены уже в течение 10, 20 лет (на них частично начала восстанавливаться растительность, к этому же классу отнесены рекультивированные территории, но их очень мало), а также свежие разливы, зачастую имеющие поверхность либо из чистой нефти, либо из нефти, смешанной с водой. Растительность на этих участках полностью погибла, поэтому они очень четко выделялись на космических снимках.

Карты показали, что площадь разливов и нефтезагрязненных территорий значительно больше, чем об этом сообщали нефтяные компании. Только в окрестностях Самотлорского месторождения свежие разливы нефти составили более 1100 га; общая же площадь нефтезагрязненных территорий превышала 10 500 га. После того как эта информация была опубликована в прессе, российское отделение “Гринпис” организовало ряд акций с целью привлечения внимания к данной проблеме. По мнению г-на Михайлова, благодаря мониторингу нефтяные компании начали более активно использовать методы дистанционного зондирования для реальной оценки ущерба, который они наносят природе. “Мы хотим, чтобы нефтяные компании рекультивировали загрязненные ими территории. На почве, политой нефтью, растительность восстанавливается через десятки, а то и сотни лет в зависимости от климатических особенностей региона”.

В Западной Сибири поверхность земли плоская и болотистая, поэтому нефть, разлившаяся из промысловых трубопроводов, остается на месте. Легкие составляющие нефти за несколько лет испаряются, в результате образуется битумная корка, на которой ничего не растет много лет. В Коми, где рельеф холмистый, нефть переносится дождевыми и талыми водами по оврагам и руслам рек, в результате площадь загрязнения существенно возрастает. При добыче нефти на шельфе в основном страдают прибрежные районы.

Кроме мониторинга нефтеразливов, “Гринпис” России использует геоинформационные технологии для создания карт старовозрастных лесов России, подготовки номинаций в список Всемирного наследия UNESCO и для других целей. Эта работа также выполняется на основе анализа космических снимков с использованием геоинформационных систем ERDAS Imagine, Arc/Info и ArcView.

Версия для печати