НовостиОбзорыСобытияIT@WorkРеклама
ИТ-бизнес:

Блог

Так ли всё хорошо в ИТ-королевстве как на слайде Минкомсвязи?

10 августа на сайте Kremlin.ru появилось сообщение о том, что Владимир Путин провёл в Кремле совещание с членами Правительства РФ. Среди прочего, на данном совещании обсуждались итоги сдачи в школах Единого государственного экзамена (ЕГЭ) и некоторые другие вопросы, связанные с образованием.

В своей речи на этом совещании Дмитрий Ливанов сообщил: “Восьмого августа завершилась приёмная кампания в наши вузы на очное отделение. В этом году при определении структуры и количества бюджетных мест мы делали акцент на инженерные, медицинские и педагогические направления подготовки. Почему? Потому что мониторинг трудоустройства выпускников показал, что именно эти направления пользуются наибольшим спросом у работодателей, процент трудоустройства выше и уровень заработной платы в течение первого года после окончания вуза выше, чем по другим направлениям… Мы в этом году существенно увеличили объём подготовки на инженерные, естественнонаучные направления, например, по химии, биологии, информационной безопасности, ядерной энергетике, самолётостроению, судостроению – на 20 процентов, нанотехнологий – на 18 процентов, на медицину. И в целом в структуре приёма этого года почти 50 процентов принятых – это будущие инженеры, 9 процентов – это будущие педагоги, и 8,5 процента – это будущие медики…”.

В отчетном докладе главы Минобрнауки информационные технологии (за исключением информационной безопасности) отдельной строкой выделены не были. Однако логично предположить, что ИТ-специальности входят в круг инженерных направлений подготовки и спрос на выпускников, прошедших обучение по данным специальностям достаточно высок.

Доказательство тому – недавний бодрый слайд Минкомсвязи (см. ниже RАЕК30May-44-1920.jpg) о ситуации в ИТ-компаниях, аккредитованных при этом ведомстве.



Но так ли всё хорошо в ИТ-королевстве?

Смотрите: в последней декаде июля Росстат опубликовал сообщение  “О финансовых результатах деятельности организаций в январе-мае 2016 года”. Из него следует, что почти треть российских предприятий (точнее говоря, 30,2%) ныне работают себе в убыток.

При этом для отрасли связь данный показатель составляет 28,2%; а для отрасли, связанной с оптовой и розничной торговлей 23,2%.

Логично предположить, что по закону больших чисел среди ИТ-компаний также немало предприятий (от одной пятой до одной трети), работающих себе в убыток. Кто они (по области деятельности) и много ли их? В Минкомсвязи ответить на данный вопрос затруднились. Более того, в этом ведомстве даже не смогли ответить на вопрос о том, сколько всего в нашей стране ИТ-компаний? Хотя ещё в феврале этого года данное ведомство дало определение (www.pcweek.ru/gover/news-company/detail.php?ID=182390) тому, что следует понимать под термином «Сектор ИКТ». При этом декларировалось, что сделано это ради “совершенствования и гармонизации отраслевой статистики с международными стандартами”.

Ну и где эта отраслевая статистика? Сколько времени её ждать? Ну да это так, к слову.

Поэтому вернемся к вопросу, обозначенному в заголовке поста. Некоторые участники ИТ-рынка считают, что основной вклад в процент убыточных ИТ-компаний вносят ИТ-стартапы, проекты которых не оправдали ожидания. Возможно, это и так.

Также распространено мнение, что разоряется (равно как и создается) огромное количество небольших интернет-магазинов. Это предположение также имеет право на жизнь.

Однако есть и другие мнения. Вот что рассказал нам директор по продажам SVEN в России Валерий Трусов: “Думаю , среди компаний , работающих в убыток, большая доля импортёров, пострадавших при скачке курса в конце 2014 года, особенно среди крупных дистрибуторов. Обязательства по поставкам у них были в рублях, а товар закупали в валюте, соответсвенно, образовался убыток, причём огромный. А такие компании закрыть никто не позволит и не сможет. Сейчас этот убыток они постепенно "гасят" … Закрыть компанию нетрудно и не очень дорого, если у неё "нулевой" баланс. А вот есть есть долги (перед сотрудниками, поставщиками, перед государством (налоговой), то можно только банкротить. А здесь уже другие правила, репутация владельцев страдает и т. п… Вот и "тянут лямку" , сокращая издержки, и дожидаясь экономического подъёма или "озарения"...

А вот мнение представителя одной дистрибьюторской компании: “Многие надеются “выплыть”. Когда все, и даже кредиты, вложены в бизнес, простое отсутствие прибыли не так страшно, как закрыть предприятие. После закрытия дорога только “в петлю”. Обычно долги такие, что рассчитаться сложно. А поработать несколько кварталов в убыток все равно оставляет надежду”.

“Примерно пятая часть нашей партнерской сети ежегодно обновляется, – рассказали нам в другой дистрибьюторской компании. --  С кем-то мы перестаем работать (по разным причинам), с кем-то начинаем. Но за последний год соотношение новых компаний и бывших партнеров сложилось в пользу вторых”. Рискну предположить, что аналогичная ситуация характерна для многих дистрибьюторских компаний.

Впрочем, есть случаи (у SVEN, к примеру), когда по итогам минувшего года “рождаемость” партнеров превысила их “смертность”.  Ведь нет правил без исключений.. Но если говорить о ситуации в целом, то не следует думать, что придя в готовый ИТ-бизнес или основав свою ИТ-компанию, вам гарантировано светлое будущее, обрисованное в словах главы Минобрнауки и изображенное на некоторых слайдах Минкомсвязи.
Фото:
Митин Владимир
А еще лучше, если бы министр образования рассказал бы, где и кем работают выпускники.

Здесь интересны  не “среднебольничные” показатели, а характеристики конкретных высших учебных заведений.

См., например,  опубликованный в июне прошлого года “Рейтинг технических вузов России по уровню зарплат выпускников, занятых в ИТ-отрасли”.
Абитуриентам, выбравшим ИТ-специальности, есть смысл с этим рейтингом ознакомиться. Едва ли он претерпел существенные изменения…

Колесов Андрей
Вообще-то, это два совершенно разных вопроса - рейтинг зарплат и ГДЕ работают выпускники.

И интересна как раз статистика, а не какие-то отдельные вузы
Митин Владимир
ГДЕ работают выпускники?
Отсутствие единой (для вузов и работодателей) классификации ИТ-специалистов лишает этот вопрос всякого смысла…  :(
Как известно, штатные расписания предприятий и организаций обычно не имеют ничего общего с названиями специальностей из ФГОС ВПО...

Поэтому более корректно задавать вопрос, не где именно (или кем именно) трудоустроился выпускник, а трудоустроился ли он вообще там, где его знания оказались хотя бы в некоторой степени востребованными?